Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Чеченский связной

"Этот парень опасен. Он хвастается тем, что убивал русских в Чечне", - предупредили меня американские коллеги. Коллинз охотно позировал для журнала "Максим" - одетый в камуфляжную форму и с гранатометом в руках. Он хвастался, что закончил всего девять классов школы, а написанная им книга "Мой джихад" разошлась тиражом 30 тысяч экземпляров. Я увидел немолодого солдата с грустным непроспавшимся лицом, - пишет он в своей книге - Вокруг него были остатки еды, пустые бутылки из-под водки и затушенные сигареты. Я откинул его голову, посмотрел в глаза и перерезал ему горло ножом"
0
Этот человек открыто заявляет, что убивал людей в Чечне. И не скрывается от властей
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
"Этот парень опасен. Он хвастается тем, что убивал русских в Чечне, - предупредили меня американские коллеги. - Если пойдешь к нему на встречу, возьми с собой кого-нибудь еще. И постарайся, чтобы встреча проходила в людном месте". Всеми правдами и неправдами я раздобыл номер телефона его квартиры в Балтиморе. Трубку на том конце сняли, но голоса я не услышал. Я представился по всей форме, как здесь принято: российский журналист, корреспондент "Известий". В ответ раздались гудки. Несколько повторных звонков ничего не дали - говорить со мной отказывались. Человека, до которого я пытался дозвониться, зовут Аукей Коллинз. Он - гражданин США, родившийся на Гавайях. Ему 28 лет, из них он около 8 лет провел в Афганистане, Кашмире, Косово и, наконец, в Чечне. Коллинз - профессиональный "боец ислама", воюющий против неверных. В Чечне его знали под именем Абу Муджахид. Его джихад В 15-летнем возрасте Коллинз, член уличной банды из Сан-Диего, после неудачного грабежа попадает в тюрьму для несовершеннолетних. Там один из более старших сокамерников дает ему почитать Коран. Книга завораживает Аукея, он, еще находясь за решеткой, принимает ислам, начинает молиться пять раз в день, прекращает курить и пить. А выйдя на свободу, начинает посещать мечеть, но скоро разочаровывается в "исламских пацифистах". Коллинз жаждет сражаться за идеалы ислама, высшим проявлением которого является джихад с оружием в руках. В 1993 году едет в Пакистан, где присоединяется к моджахедам. Те направляют его на обучение в лагерь боевиков в Кашмир, а оттуда в Афганистан, где он попадает под командование Халида бин Вхалида, подручного Осамы бен Ладена. Из Афганистана свежеиспеченный "воин ислама" едет сражаться с сербами в Косово, а потом - с российскими войсками в Чечню. Впрочем, я могу предоставить слово самому Аукею Коллинзу. Когда стало очевидно, что с российским журналистом он разговаривать не будет, я обратился за помощью к одному из коллег, который говорит по-английски без акцента. Разговор продолжался долго, и я привожу лишь некоторые фрагменты из него. - С кем из чеченских полевых командиров вы воевали? - Я воевал под командованием Хаттаба, который руководил иностранными добровольцами. Я был знаком с Басаевым, встречался с другими полевыми командирами. С Масхадовым не встречался ни разу. Он всегда был где-то далеко, и мне казалось, что он не контролирует ситуацию. - А кто ее контролирует? - Полевые командиры. У Басаева очень большое влияние. В ту пору там был и другой очень влиятельный командир. Его звали Алауддин, он решал, где проводить операции и как дальше вести войну. - Насколько большой была группа Хаттаба? - В 1995-1996 годах там было около 40 арабов, все они были людьми Хаттаба, которых он привел с собой. Были бойцы и из других стран -несколько китайцев из тамошних мусульманских провинций, несколько европейцев - немцы, британцы. Всего было где-то около 200 человек, не больше. Все они подчинялись Хаттабу, а сам Хаттаб подчинялся Басаеву. - Какие у вас были боевые задания? - Я входил в группу охотников-убийц, нас всегда было не больше 15. Мы все время проводили в поисках цели. Нам не нужна была особая организация, мы выбирали любую цель, чтобы причинить русским как можно больше потерь. - Вы хотели бы вновь отправиться в Чечню? - Я думал отправиться туда в конце сентября. Но ситуация там осложнилась. Кто-то из журналистов пробирается в Чечню с севера, с территории России. Но я по вполне понятным причинам этого сделать не могу. В Грузии тревожная ситуация, и этот путь тоже небезопасный. Коллинз в этом интервью тщательно выбирает выражения. В своей книге "Мой джихад", которая была опубликована уже после 11 сентября 2001 года, он значительно более откровенен. Помогли опытные американские редакторы, чей нюх подсказал (и не без оснований), что исповедь боевика будет бестселлером. В книге Коллинз вспоминает один рейд, когда его группа "охотников-убийц" на рассвете напала на одну из казарм, в которой были расквартированы российские солдаты. "Там я увидел немолодого солдата с грустным непроспавшимся лицом, - пишет автор. - Вокруг него были остатки еды, пустые бутылки из-под водки и затушенные сигареты. Он не успел даже подняться с кровати. Я откинул его голову, посмотрел в глаза и перерезал ему горло ножом". Воин ислама из ФБР А теперь - вторая часть истории. Вскоре после нападения террористов на Нью-Йорк и Вашингтон, где-то к концу прошлого года, в американской прессе появились первые сообщения о том, что некий агент ФБР из города Феникс, что в штате Аризона, за пару месяцев до трагедии предупреждал, что мусульманские экстремисты готовят нечто, связанное с захватом гражданских лайнеров. Газеты писали: спецслужбы не отнеслись серьезно к информации этого агента, что некоторые исламские активисты проходят обучение в летных школах Америки. А если бы его донесение было вовремя положено на стол ответственного чиновника, то трагедию 11 сентября можно было бы предотвратить. Долгое время имя этого агента держалось в тайне. И лишь недавно выяснилось, что это был "воин джихада" Аукей Коллинз. Да, именно так. В период между своей первой и второй чеченской войнами (он был там дважды - в 1995-1996 и 1999 годах) профессиональный боевик был платным осведомителем ЦРУ и ФБР. Это по их приказу он внедрился сразу в несколько исламских радикальных организаций в штате Аризона. Это он впервые сообщил спецслужбам США имя некоего Хани Хенжура, который 11 сентября сел за штурвал одного из четырех угнанных самолетов - того, что врезался в здание Пентагона. Для ЦРУ и ФБР "воин ислама" был действительно очень ценным агентом. Он был на короткой ноге с шейхом Ахмедом Омаром Саидом, одним из подручных Осамы бен Ладена (впоследствии этот исламский фанатик убьет репортера американской газеты "Уолл-стрит джорнэл" Дениэля Перла). Встречался Коллинз и с другим помощником бен Ладена - Абу Амином. О том, почему он начал сотрудничать со спецслужбами своей страны, Коллинз говорит скупо. Якобы он разочаровался в бен Ладене и его сторонниках. По словам Коллинза, они "трусы, которые не провели ни одной минуты на войне, а сражаются с безоружными гражданскими людьми и называют это джихадом". А может, причина была другой - вполне прозаической: ФБР пообещало своему информатору 2500 долларов в месяц наличными. Неплохая зарплата для боевика с грязной биографией, который к тому же стал на чеченской войне инвалидом - подорвавшись на мине, потерял правую ногу. Но сотрудничество со спецслужбами также разочаровало Коллинза. Мало того что там обошли вниманием его сообщение о подозрительных исламистах в Фениксе, так еще ЦРУ отказалось отправить его лазутчиком к самому бен Ладену. Коллинз называет офицеров американской разведки "клоунами" и "ленивыми идиотами". По его словам, они сочли его "террористом" и "психопатом", и сейчас он хочет подать на них в суд. Вместо послесловия Странная получается история. Каких-то исламистов в США сажают за решетку по малейшему подозрению в том, что они проходили обучение в лагерях Осамы бен Ладена, а в это время вполне конкретный боевик открыто рекламирует свои подвиги во имя джихада. Америка предлагает свое партнерство России в области борьбы с международным терроризмом (и даже собирается занести в списки террористов чеченские организации), а гражданин США открыто бахвалится тем, что, находясь под командованием террориста Басаева, убивал русских военных в Чечне. Или ему выдана индульгенция лишь за то, что он сотрудничал с ФБР и ЦРУ? Госдепартамент США не ответил на мое обращение. В приватной беседе один из американских дипломатов сказал мне, что его ведомство "никогда не комментирует информацию о лицах, которые в настоящем или прошлом были связаны со спецслужбами". Представители ФБР и ЦРУ также отказались комментировать свои контакты с Коллинзом, хотя до этого ФБР признало, что тот был их платным агентом. "Это - обычная практика ФБР, - сказал мне один из бывших высокопоставленных офицеров этой спецслужбы. - Если ей нужны агентурные данные, она может завербовать любого преступника. А потом, когда тот становится опасным, его вносят в "черные списки" и выбрасывают на помойку. Никто не подписывал никакого контракта. Вся оплата - только наличными. Никто никому ничего не должен. Игра закончена. Так было и будет всегда". Не так давно Коллинз выступал в Brookings Institution - престижном мыслительном центре американской столицы в качестве эксперта по борьбе с терроризмом. Семинар был закрытым. Коллинз появился в полувоенной форме с короткой полицейской дубинкой за поясом. В зале собрались специалисты из ЦРУ и военной разведки, которые хотели услышать, что думает бывший "воин джихада" о тактике исламистов. Позднее Коллинз признался одному из своих доверенных лиц, что агенты спецслужб "совершенно не понимают идейных мотивов джихада и вообще являются полными болванами". Тогда же Коллинз охотно позировал для журнала "Максим" - одетый в камуфляжную форму и с гранатометом в руках. Он хвастался, что закончил всего девять классов школы, а написанная им книга "Мой джихад" разошлась тиражом 30 тысяч экземпляров. Однако американский журналист Ричард Лайба (единственный, кого Коллинз пустил в свою квартиру в бедном районе Балтимора) рассказывал мне, что бывший моджахед явно кого-то боится. "Когда он открыл мне дверь, его рука лежала на дубинке за поясом, - говорит Лайба. - Он дернулся всем телом, увидев на улице постороннего, и успокоился лишь тогда, когда понял: это всего лишь почтальон". Автор благодарит за информационную поддержку при подготовке этого материала агентство Washington Profile А что вы думаете об этом?
Комментарии
Прямой эфир