Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Министр без галстука

"Культурная революция" по форме вполне традиционное ток-шоу, хотя не такое гражданственное, как "Свобода слова", не такое пламенное, как "Большая стирка", и не такое философское, как "Моя семья". Особенностей у него три: оно посвящено исключительно проблемам культуры, актеры в нем выступают от своего имени, а не играют роль рядового обывателя, и ведет его действующий министр культуры РФ
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Для премьеры программы была выбрана остро наболевшая проблема - провоцирует ли насилие в искусстве насилие в жизни. Небольшую аудиторию подобрали точно: присутствовали люди известные и совсем молодые. В качестве основных оппонентов были приглашены писательница Александра Маринина и главный психиатр Москвы Владимир Козырев. Дискуссия прерывалась вставками на тему, особенно впечатляющими потому, что в нарезке видеоряда использованы образы из великих произведений живописи. Босх, Гойя и Дали вперемежку с криминальными фотографиями - сильное зрелище. Что касается ведущего, то официальную форму одежды (пиджак - галстук) он сменил на полуофициальную (пиджак - свитер) и сыграл в передаче свою лучшую телероль. Всякое ток-шоу оставляет после окончания некоторое раздражение - обсуждаются проблемы, не имеющие однозначного решения. И, как правило, обсуждаются поверхностно, таков уж телевизионный формат и темп. Так, Швыдкой вынужден был прервать Ренату Литвинову, начавшую говорить об инфернальной природе зла, что завело бы передачу в слишком опасную (особенно к ночи) зону. Хотя вечное единство - борьба добра и зла действительно существует. Но дело в общем не в том, как решалась проблема. Удивило в программе другое - большинство высказывающихся были твердо уверены, что насилия на экране (в основном на телеэкране) слишком много. Об этом говорили не записные ханжи, а Александр Абдулов (сам снимался, знает), Федор Бондарчук, Валерий Фокин, молодые сотрудники Муз-ТВ и хорошенькие студентки. Все они в сущности повторяли, хотя и не сформулировали простую мысль: да, люди смотрят сцены убийства и насилия, подглядывают в замочные скважины, возбуждаются жестокостью. Но это вовсе не значит, что люди сами себя за это любят. Так, может, и не стоит провоцировать и соблазнять зрителя. Ведь часто он презирает телевидение именно за то, что оно заставляет его смотреть разные гадости. После премьеры "Культурной революции" я задала несколько вопросов ведущему программы. - Михаил Ефимович, вы единственный министр, ведущий программы на телевидении. Зачем вам это? Избыток досуга? - Еще когда шла речь о моем назначении министром, я выговорил себе возможность заниматься творческой работой. Я, между прочим, еще и по субботам преподаю в Театральной академии, а недавно дал согласие возглавить кафедру в МГУ. Для министра контакт с людьми необходим, для занимающегося руководством нужно конкретное дело. Оно помогает стоять на земле. Хотя, по сути, министр - ведущий большого шоу: он все время высказывает свою точку зрения, задает вопросы и отвечает на обвинения. Поэтому для вхождения в роль ведущего ток-шоу мне надо было только галстук снять. Когда закончилась моя предыдущая программа на "Культуре"... - Кстати, закрытие "После новостей" - ваше решение? - Нет, канала. Я ведь на телевидении работаю журналистом, а не министром, и мне сказали: "Придумайте новую программу; если она нам понравится, то мы ее возьмем". И вот мы вместе с телекомпанией "Игра" придумали "Культурную революцию". Ее приняли. Но для канала это передача дорогая, контракт у нас только на 12 выпусков. - На какую аудиторию вы ориентировались? - Мы делаем ток-шоу для людей разного возраста, но я специально просил, чтобы в студийной аудитории было много молодежи. И дал возможность ей высказаться. Поверьте, молодежь - хорошая, во всяком случае она не хуже нас. - Во всяком случае - не безнравственнее. Именно молодые люди в вашей передаче говорили, что нужно ограничить показ насилия. - Какого-то образовательного барьера для нашей аудитории мы тоже не ставим. Нас могут смотреть те, кто прочитал кроме букваря еще и "Муму", но не читал "Дамы с собачкой". Обсуждая в программе проблему культуры, мы ведь пытаемся говорить о жизни. Только делаем это немного иначе, чем на других каналах. Вообще мне кажется, нашему телевидению не достает сложности. А жизнь сложна, не все в ней можно упростить.
Комментарии
Прямой эфир