Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вице-адмирал Михаил МОЦАК: "Честь имею!"

...- Какие моменты работы экспедиции вы бы назвали самыми важными, ключевыми? - По сложности - отрез первого отсека. По огромному моральному напряжению - отрыв лодки от грунта. Но самым сильным впечатлением лично для меня оказался момент, когда мы остановили подъем и на глубине 54 метра увидели с помощью телекамер, что представляет собой висящая на захватах подлодка: искореженное, изрезанное, израненное тело. Я уж не говорю о шоке, который я испытал, когда увидел подлодку после всплытия в доке. Ни одна картина, изображающая ад, не передаст то, что представляли собой 2-й и 3-й отсеки...
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Экспедиция - Михаил Васильевич, как вы думаете, почему именно вас назначили начальником Экспедиции особого назначения (ЭОН), созданной для подъема "Курска"? Ведь по всей логике экспедицию должен был возглавлять человек, который руководил спасательной операцией в августе 2000 года, командующий Северным флотом адмирал Попов. - Я тоже был удивлен. Назначение адмирала Попова было бы самым логичным с точки зрения иерархической лестницы. Но таково было решение Главнокомандующего ВМФ адмирала флота Куроедова, согласованное с вице-премьером Клебановым. - С чего вы начали свою работу на этом посту? - С формирования структуры и команды. Без нормально функционирующего организма, в котором каждый человек - это звено, которое находится во взаимосвязи со множеством других звеньев, невозможно решить ни одну задачу. Всю жизнь у меня был принцип - какую команду построишь, такой результат и получишь на выходе. И тот штаб, который мы создали, очень хорошо проработал в море ровно 100 дней. - Какие моменты работы экспедиции вы бы назвали самыми важными, ключевыми? - По сложности - отрез первого отсека. По огромному моральному напряжению - отрыв лодки от грунта. Но самым сильным впечатлением лично для меня оказался момент, когда мы остановили подъем и на глубине 54 метра увидели с помощью телекамер, что представляет собой висящая на захватах подлодка: искореженное, изрезанное, израненное тело. Я уж не говорю о шоке, который я испытал, когда увидел подлодку после всплытия в доке. Ни одна картина, изображающая ад, не передаст то, что представляли собой 2-й и 3-й отсеки. - Как обычные, рядовые матросы и мичманы воспринимали подъем лодки? - Сказать, что они понимали масштаб задачи, - не сказать ничего. "Петр Великий" вернулся на базу 10 октября. К этому времени на нем должно было быть уволено почти 300 матросов. Все они написали рапорты с просьбой отложить увольнения до окончания экспедиции. Многие из них всю жизнь будут считать самой важной задачей ту, которую они решали в экспедиции. - Высыпаться-то удавалось? - В море ходишь не для того, чтобы спать. Как руководитель, ты должен постоянно знать обстановку, которая складывается вокруг. Как можно думать о сне, когда рядом с тобой помощником начальника штаба экспедиции работает капитан 1 ранга Владимир Гелетин, сын которого погиб на "Курске"? - А конфликтов межличностных не было? - Не было. Нам некогда было. - Тяжело было стать рупором экспедиции? - Тяжело дилетанту, который не владеет сутью вопроса. А когда человек знает то, о чем он будет говорить, когда он размышляет об этом 24 часа в сутки и не один месяц, у него нет страха, потому что есть внутренняя позиция. - А в какой момент тогда, в августе 2000 года вы поняли, что "Курск" попал в настоящую крупнейшую катастрофу? - В ночь на 13 августа. Стало ясно, что если личный состав первых трех отсеков не воспользовался всплывающей камерой, то это означает либо гибель всего личного состава этих отсеков, либо настолько катастрофическое состояние корабля, что никакая борьба за живучесть там уже не ведется. - Почему же это не было сразу объявлено? Почему нас уверяли, что "подается воздух", что идет перестукивание? - Мы проиграли информационную ситуацию. Тема катастрофы "Курска" была в прошлом году отдана на растерзание СМИ. А мы очень дозированно говорили что-то надуманное, хотя всем было ясно истинное положение дел. Поэтому СМИ навязали всей стране и большей части мира, что ВМФ и государство не выполнили свои функции по спасению экипажа "Курска". Но уже 15 августа мы обладали полной информацией о реальном состоянии дел на лодке. Да, это была жестокая правда. И ее надо было давать. Сделано это было только 18 августа. В итоге только ленивый не плевал в ВМФ, не рождал свою версию и не считал необходимым рассказать, какой гениальный способ спасения личного состава он придумал, но никто не хочет его реализовывать. Никто не хотел понять, что для военных речь шла не о том, чтобы сохранить свои погоны, сберечь свой престиж. У военных основные понятия, которыми они руководствуются, - это честь, отечество и отвага. При этом честь ставится превыше всего, морской офицер свою честь ставит выше закона. Семья - Расскажите о вашей семье. - С любимой женой Наташей я познакомился в Севастополе, где в училище мы были в одной роте с ее братом. Процесс нашего взаимного присматривания друг к другу занял три года. Дальше все было стремительно за три месяца. И вот уже тридцатый год вместе. Она сама родилась в Севастополе. Там же в период моего отсутствия на берегу она родила мне двух сыновей. На этой же "чужбине", в городе русской славы похоронены ее папа и моя мама. Я, русский офицер, унижаясь, езжу на Украину, чтобы поклониться могилам своих родителей. Поэтому то, что произошло с СССР в 1991 году, оцениваю как величайшую трагедию - свою и большинства людей, которых я знаю. Наташа всю жизнь связана с работой в электрических сетях, от простого электромонтера до начальника отдела охраны труда и энергонадзора. Считается одним из лучших специалистов на Северном флоте. Человек, который всю жизнь трудится с простыми работягами, поэтому в ней нет ничего от генеральских и адмиральских жен. Она в этом плане является для меня человеком, который способен достаточно грамотно раскритиковать меня, если я слишком задеру где-то нос. - Знаю, что ваш старший сын Анатолий тоже стал моряком. Хотел с детства? - Он смотрел передачу "Служу Советскому Cоюзу!" и в зависимости от тематики говорил: "Папа, хочу стать летчиком. Мне прикажет командир сделать "мертвую петлю", я ее сделаю!" В слдеующей передаче о пожарных рассказывают, он говорит: "Буду пожарным! Скажут в огонь - я пойду в огонь!". Смотрит про пехотинцев, все упали в грязь и ползут по луже с автоматами. Он говорит: "Нет, папа, пойду в пехоту. Скажет командир: ложись в грязь, лягу в грязь". Теперь он морской офицер, капитан-лейтенант, служил на подводных лодках и даже ходил вместе с Геннадием Лячиным в море. Я считал Лячина, когда он был старшим помощником у капитана 1 ранга Ежова, - самым лучшим. Сын набирался у него разума и хороших офицерских традиций. Младший Сергей, поглядев на все тяготы и лишения морской службы, избрал самую мирную профессию - "менеджмент в строительстве". И сейчас успешно учится на пятом курсе Московского государственного строительного университета. Море - Какой у вас стиль руководства в море? - Всю жизнь я старался опираться на самые лучшие качества людей, несмотря на то что иногда ошибался и те, которым я доверял, на поверку оказывались негодяями. Но большинство людей воспитаны на нормальных человеческих ценностях, поэтому, когда опираешься на здоровые принципы и традиции воспитания, то получаешь больше всего на выходе. Видимо, в этом плане мне с людьми везло, потому что они пахали на меня не за страх, а за совесть. Это самое приятное. Одним из высочайших качеств начальника я считаю его способность своевременно и очень достойно оценить то, что делают его подчиненные. Сказать спасибо за работу - это человека окрыляет. А когда этого нет, то работа превращается в череду приказаний и докладов об их исполнении, и это неправильно. - А если человек не справляется? - Неисполнительность и необязательность я, как военный человек, не терплю. Для своих подчиненных ввел "правило двух китайских предупреждений". При первой ошибке или невыполнении приказания я предупреждаю подчиненного в достаточно жесткой форме. Второй раз во многом бывает предопределяющим, чтобы наши пути как начальника и подчиненного разошлись. - А что вы больше всего цените в людях, в сотрудниках? - Душевную доброту и умение чувствовать ситуацию сердцем. Хоть я и военный человек и в общем-то должен был за годы службы быть закован в панцирь и лишен всяких эмоций, но склад ума и души не позволяет мне равнодушно взирать на то, что происходит в жизни, независимо от того, касается ли это моей гражданской позиции, военной карьеры или взаимоотношений с людьми. - А чем отличается служба на подводной лодке от других подводных профессий? - Особенность подводной службы - нахождение в рабочем состоянии круглые сутки. Даже спишь одетый, настроенный на определенный шум внутри подлодки. Малейшее изменение этого шума характеризует ненормальность, возникающую в системах корабля. Постоянное чувство готовности к действию. - Вы испытываете страх в море? - Я лучше расскажу, что я почувствовал, когда впервые при мне, младшем офицере, была объявлена аварийная тревога на подводной лодке. Несмотря на то что меня готовили ко всему этому в учебном центре, на тренажерах, первое чувство, особенно если ты находишься в аварийном отсеке, - чувство ватности ног. Но я не стыдился. Здесь многое зависит от того, кто возглавляет отсек, - от человека, который сумеет взять власть на себя и дать указания, чтобы начать действовать. Потом, например, если бы прошло секунд 15-20, до меня бы дошло, что я офицер, я подготовлен и я должен принимать решения. Но я в тот момент времени осознавал, что нахожусь в постороннем отсеке, поступаю в распоряжение командира отсека и должен выполнять его приказы. Ожидание, растерянность и ватные ноги - это я запомнил на всю жизнь. Много раз потом в моей службе звучал перезвон аварийной тревоги, и я все благоприятные периоды плавания готовил себя к действиям при авариях. Я сам себе ставил аварийную задачу и думал, как ее решить. Жизнь научила, что борьбу за живучесть нужно вести так, когда каждая отданная команда - это элемент решения, а каждая выполненная команда - это элемент его реализации. И еще я понял сам и всю жизнь учил других, что на спасение корабля и людей у меня 30 секунд, максимум минута. - Можете кратко сформулировать свой опыт моряка? - За период своей службы совершил 24 боевые службы, имею наплаванность 380 тысяч миль, сколько лет провел под водой, не считал. Был в 19 морях и 4 океанах. Еще мне повезло в жизни: вместе с Героем России Тимуром Апакидзе я взлетал и садился на палубу авианосца "Кузнецов". - Каково, на ваш взгляд, будущее российского флота и России как морской державы? - Оно целиком зависит от реализации основ военно-морской политики до 2010 года и военно-морской доктрины - будут ли это действующие документы или же обыкновенные парадные декларации. Мы пока еще слишком бедная страна, чтобы надеяться, будто радужное будущее для нашего флота наступит даже в 2010 году. Но хотелось бы, чтобы на рубеже 2010-2015 годов мы перешли ту черту, которая позволит нам на основе традиций, опыта плавания и школы, которые имеются сейчас, перейти к новому флоту. Об этом и о будущем моей страны я тоже написал стихотворение: Не в новый век, в тысячелетье Нам посчастливилось войти. Вновь испытанье лихолетьем Лежит на жизненном пути. Но только верю, хватит силы Преодолеть любой завал У нашей матушки-России. Ведь все народ ее познал. Я верю, в двадцать первом веке Мы возродимся как страна. И человека в человеке мы будем видеть. Ведь сполна Страна испила горя чашу. И я хочу, чтоб счастья свет Согрел теплом отчизну нашу, Которой лучше в мире нет. - Спасибо большое за интервью. И позвольте от имени редакции поздравить вас с днем рождения, пожелать всего доброго и светлого. Пресс прессы Михаила Моцака я помню в деле - двенадцать лет назад мы оказались с ним в одном прочном корпусе. Я - в качестве прикомандированного, он - старшего на борту. За три месяца боевой службы у меня была возможность составить представление о характере этого человека. Одно могу сказать точно: крупно просчитался тот, кто во всей этой эпопее с подъемом лодки отвел ему роль обкакавшегося, а потому нещадно выпоротого мальчика. Товарищ Моцак, стоит его тронуть, сам выпорет кого угодно. Если на карту поставят его карьеру. Владимир Темный, Грани.Ru Блиц-опрос - Ваш любимый вид спорта? - Теннис. На достаточно постоянной основе занимаюсь этим примерно 12 лет. У нас в Североморске отличный клуб теннисистов "Полярная звезда", в основном он состоит из офицеров и их жен. - Кроме тенниса чем-нибудь занимаетесь? - Всю жизнь старался держать в тонусе мышцы. В экспедиции на "Петре Великом" был достаточно хороший тренажерный зал. Худо-бедно раз 15 я 60-килограммовую штангу толкал. - О вас говорят, что вы неплохой фотограф. - Снимаю всю жизнь. Есть чувство композиции. На текущий момент у меня пять фотоаппаратов. Самый удобный - цифровой, который позволяет все видеть на экране компьютера. Очень много фотографий я сделал во время Экспедиции особого назначения. Некоторым из них очень завидует наше разведуправление - это снимок норвежского разведсудна "Марьятта". Я его с вертолета снимал. - Что вам не нравится в людях? - Эгоизм и лицемерие. -Кем вы хотели быть в детстве? - Я хотел заниматься дельфинами. Теперь в дельфинарии я хожу, чтобы приучить к морским животным, морской фауне и флоре своего внука Мишутку. Ему три года. Не думаю, что это пора, когда он окончательно определится с профессией. Но мою адмиральскую фуражку он надевает с удовольствием. - Подводники - люди суеверные? - Страшно суеверные. У меня есть суеверное меховое пальто, в котором я плаваю много лет. Cуеверная шапка - рыжая, выцветшая, с непонятным зеленым крабом - я в ней в море хожу с 1978 года. Есть такие же суеверные ботинки. Еще мы не любим ходить в море 13-го числа и по понедельникам. - Но "Курск" поднимали в понедельник. - Да, но поскольку мы люди суеверные, то объявили, что 7 октября, в воскресенье, в 12 часов создана нагрузка на стрендах, и по существу это стало началом этапа подъема субмарины. Биографическая справка Михаил Васильевич Моцак родился 22 ноября 1949 года в г. Москве. В 1972 году закончил Черноморское высшее военно-морское училище им. Нахимова по специальности "Системы управления ракетами подводных лодок". В 1982 году с отличием окончил 6-е Высшие специальные офицерские классы ВМФ и стал командиром крейсерской подводной лодки, которая в течение двух лет объявлялась лучшей АПЛ ВМФ, завоевывая призы Главнокомандующего ВМФ. С августа 1985 года становится заместителем командира соединения АПЛ, а с июня 1991 года - командиром соединения. В 1991 году окончил Военную академию Генштаба имени К.Е. Ворошилова. В январе 1995 года назначен командующим объединением подлодок Северного флота (СФ). 22 февраля 1996 года ему присвоено звание вице-адмирала. В мае 1999 года назначен начальником штаба - первым заместителем командующего СФ. Награжден Золотой звездой Героя Российской Федерации, 4 орденами и 12 медалями. Женат, имеет 2 сыновей. В июле-октябре 2001 года командовал Экспедицией особого назначения по подъему АПЛ "Курск".
Комментарии
Прямой эфир