Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

ЖЕНЩИНА - ДРУГ ЧЕЛОВЕКА

Невыразимо прекрасны в 20 лет игристые креативные фантазерки в башмаках с толстыми шнурками и кофтах, застегнутых на одну пуговицу. Они с детсадовской лукавиной задают взрослые вопросы, разбрасывают по улице лед из "Макдоналдса", чтоб скорее пришла зима, любят плясать босиком по свежему асфальту, шить себе вуальки, зажигать по ночам свечки меж зеркалами и дудеть на сопелке угрюмую песню собаки Баскервилей
0
Кадр из фильма "Амели" (фото www.lenta.ru)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Дверь у них красного цвета, стекла исписаны зубной пастой, под кроватью живет шайка гномов, а горы засохших цветов, компакт-дисков, масок и учебников тайского диалекта выдают железное жизненное кредо: "Чисто у тех, кому нечего делать". Каждый день они заняты плешивыми собаками, одинокими консьержками, брошенными и мокрыми от слез подружками, привередливыми покупателями и наушниками от плейера с песнями окультуренных цыган п/у Горана Бреговича. Каждый день их расстраивают унылое несчастье и мелкие неврозы окружающих, выведенных из себя залипанием мокрых тапочек к пяткам, прикосновением чужих рук, вяканьем противоугонов, полотенцами не в том месте и детьми как явлением природы, из-за чего приходится в целях душевного равновесия совать руку в мешок с семечками, или ходить в метро только по клеточкам, или рвать бумагу тонкими полосками, соскребать обои большими кусками, давить ячейки пластиковых пакетов, остервенело натирать паркет и портить настроение ближнему. В 20 лет это угнетает - но временно, ибо в мире полно не только злых, но и позитивных сумасшедших, работающих скелетами в луна-парковском тоннеле ужасов и коллекционирующих разорванные фотографии из-под будок-моменталок. Они никогда не спросят "зачем?", послушно ходят по нарисованным стрелкам, едят мороженое и участвуют в конкурсе, кто лучше и быстрее нарисует лошадь. Такие люди живут везде, а не только в фильме Георгия Данелии "Я шагаю по Москве", - но в упорядоченных странах вроде Дойчландии или Соединенных Североамериканских Штатов их настойчивое перпендикулярное поведение, битвы за права пернатых и четвероногих, страсть к анилиновым нарядам и всеобщему равенству потихоньку перерастают в такой же психоз, каким является мелкобуржуазная мания складывать все на свое место, слушать новости и погоду, бить детей и разговаривать о холестерине. Поэтому нам ближе беспонтовый и безуздечный Париж, в котором легче сохранить восторги упований, первое дыхание, краску неги и стыда и в котором иногда попадается на улице официантка Амели из одноименного фильма Жан-Пьера Жене. Пронзенная легендой об альтруистических подвигах принцессы Дианы, она задумывается: а не сделать ли и в самом деле что-нибудь волшебное для унылых, болезненных, мнительных, раздраженных и влюбленных в свое несчастье людей. Нашить им алых парусов из парашютного шелка. Свозить в Холмогоры и Гранд-Каньон. Прислать объяснение в любви из далекого прошлого. Вернуть старику коробку с детским секретом - стеклянным шариком, фоткой победителя "Тур де Франс", пластмассовым мотогонщиком и патронной гильзой, - но чур не из рук в руки, а по-тимуровски, с небес. Чуть-чуть поработать добрым рождественским Боженькой, которого на всех не хватает. И даже на короткий срок почувствовать себя изобретательным ангелом - исполнителем Его воли, и долго гримасничать перед зеркалом: ангел, ангел, воистину ангел! А злобному дядьке подсыпать соли в коньяк, подменить тапочки на маленькие и жмучие и написать на стене что-нибудь вроде "mene tekel fares". В смысле: "Деньги дерешь, а корицу жалеешь. Берегись. Фантомас". Вечером в телевизоре ей явится товарищ Сталин, диктующий на ленту: "Не надо никому мешать делать себя несчастным". Тут уж она поймет послание и побежит стремглав к своему позитивному сумасшедшему, который собирает рваные снимки, а играет его чокнутый режиссер Матье Кассовиц, постановщик садистских сказок "Убийцы" и "Ненависть". И станут они кататься на велике, и будет им всем в девятом аррондисмане Парижа радость. Жене уже веселил сердце и глаз фильмом "Деликатесы", в котором коммуна уныло-буржуазных людоедов-квартиросъемщиков со страстью и выдумкой охотилась на залетного клоуна. Клоун избежал клыков ближнего и восстал в новой картине в облике бойкой и придумистой феи, провоцирующей зрителя замутить что-нибудь предоброе. Чем я сейчас и займусь. Открытое письмо президенту Российской Федерации Путину В.В. "Дядя Вова! Обратиться к вам меня сподвигла очередь в женский туалет кинотеатра "Ударник" после пресс-показа фильма "Амели". Во всем мире безмозглые мужчины проектируют дамские комнаты равной вместимости с мужскими, несмотря на некоторые очевидные различия меж нами и ими. Во всем мире прекрасные, нарядные и многим родные Оленьки, Джуленьки, Жоржетты и Ванды Станиславовны томятся в унизительных очередях к двери с женским силуэтом, пряча стыдливый взор от шмыгающих мимо нас, мужчин. У вас есть уникальный шанс вывести страну в мировые лидеры хотя бы в одной бытовой номинации. Распорядитесь перепланировать все "М - Ж" хотя бы из расчета 1 : 2 и увидите: вас сразу заценят даже девушки Амели, в обычное время горячо равнодушные к отцам нации и собраниям народных представителей. Помните: президент - тоже друг человека. Искренне желающий Вам и им добра Фантомас. P. S. Кстати, сводите дочек на фильм - вам понравится."
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...