Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Изменения в Конституцию – одна из самых громких тем для обсуждения последних месяцев. Уже утверждена дата проведения всенародного голосования, а споры о поправках в главный закон страны не смолкают и, очевидно, продолжатся вплоть до 22 апреля. Звучат как довольно разумные доводы о необходимости обеспечить надежную защиту суверенитета, так и совершенно абсурдные предположения о возрождении монархического строя. Вполне объяснима реакция и патриотически настроенных экспертов, одобряющих приоритет собственных законов над международным правом, и ультраправых, предрекающих уход России с цивилизованного пути развития. Однако, в этом многоголосии бывает трудно отличить принципиальную позицию эксперта от «генеральной линии партии» или понять, что информационный повод просто используется говорящими головами для хайпа или повышения собственной медийности. Критиковать власть модно и выгодно, поэтому не упустил случая выступить с комментариями и бывший первый зампред Центробанка, считающийся одним из лидеров оппозиции, Сергей Алексашенко, который заявил, что изменения в Конституцию позволят зачистить политическое пространство и сосредоточить всю власть в одних руках.

С трудом можно найти событие в политической или экономической жизни страны, которое Алексашенко не подверг бы обструкции. Так, недавно он давал детальный анализ происхождения доходов семьи премьер-министра Михаила Мишустина, где поставил под сомнение как размер получаемой инвесткомпанией UFG прибыли, так и эффективность управления фондом активами. Фактически он усомнился в возможности создать успешно функционирующую на инвестиционном рынке структуру. Но ведь Алексашенко как никому другому должны были быть известны профессиональные качества и потенциал идеолога и одного из основателей UFG – ныне покойного Бориса Федорова, с которым он плотно работал в Минфине в 90-х годах и к которому на словах относится с пиететом.

Поэтому как можно относиться к публичным высказываниям самого Сергея Алексашенко, чей образ весьма неоднозначен? Кем сегодня представляется эксперт? Бывшим высокопоставленным чиновником, пострадавшим за свои либеральные убеждения, покинувшим страну из-за давления властей и ставшим западным рупором прогрессивной общественности. Но вероятно за давностью лет забылось, что прежде всего он – идеолог и создатель так называемой «пирамиды ГКО», приведшей к финансовому краху 1998 года. В свое время именно Алексашенко, занимавший должность первого заместителя председателя Центробанка, был назван в числе тех, кто до последнего тормозил принятие мер по замораживанию рынка и недопущению дефолта. Его действия тогда были исключительно прагматичными, ведь, по некоторым данным, только за 1997 год он мог получить от спекуляций миллионы долларов. Но эту собственную спекулятивную игру на рынке ГКО в 90-х и вывод сотен бюджетных миллионов на личные счета Алексашенко, призывающий сегодня к жестким мерам борьбы со взяточничеством, упорно коррупцией не считает.

Показательна и реакция Алексашенко на обвинение в использовании инсайдерской информации, благодаря чему в торговлю государственными бумагами было вовлечено большое число высокопоставленных чиновников и крупных финансистов того времени: уголовная ответственность за инсайд появилась только в 2009 году, заявляет он. Однако и после принятия закона Алексашенко был еще раз уличен в этом, когда его и Алексея Навального, на тот момент членов совета директоров «Аэрофлота», подозревали в попытке получения закрытой информации о деятельности авиаперевозчика в интересах иностранных конкурентов. Данный факт, по сути, послужил причиной отказа в переизбрании Алексашенко в управляющий орган компании. Но об этом, покидая страну в 2013-м, он по понятным причинам умолчал, ограничившись объяснением, что едет на стажировку в Джорджтаунский университет.

Выдвигалась и еще одна версия внезапного отъезда Алексашенко – скандал с приватизацией «Объединенной зерновой компании» (ОЗК), 50% которой достались группе «Сумма» братьев Магомедовых. В 2018 году Магомедовы были арестованы. Следственный департамент МВД обвиняет их в создании преступного сообщества и девяти эпизодах мошенничества. Только из ОЗК, по версии следствия, были выведены миллиарды рублей. В ту пору, с 2011 по 2012 год, Алексашенко возглавлял совет директоров ОЗК – наблюдатели не исключали, что его аффилированность с группой Магомедовых могла нанести государству значительный материальный ущерб. Отъезд из страны мог помочь избежать ответственности.

Случившееся позже возвращение могло бы остаться незамеченным, если бы не скандал в аэропорту, который на этот раз вылился в реальное уголовное дело. В 2017 году Сергея Владимировича поймали на таможне при попытке вывезти контрабандой Ордена Славы и Красного Знамени, а также другие награды времен СССР. Было возбуждено дело по части 1 статьи 226.1 УК РФ. Позднее Алексашенко был объявлен в федеральный розыск. Но к тому моменту успел скрыться от следствия. И эта причина, сделавшая Алексашенко невъездным, выглядит куда более убедительной, нежели измышления на тему «несправедливых и бесчеловечных правил жизни в современной России» или якобы причисление его к «врагам народа» и «спискам предателей».

Можно сколько угодно долго рассуждать о причинах ненависти «недолибералов» к государству – будь то банальные обиды, вызванные отлучением от власти и финансовых потоков, или расхождение в политических взглядах. Важнее понять, что заставило Алексашенко изменить тем идеалам, которые пытался привить ему его учитель Евгений Ясин. Имея во многом критическое отношение к государственной политике, Ясин никогда не был сторонником радикальных мер, являя собой истинный пример эксперта, сохраняющего позицию объективности и принципиальности. Стоит напомнить также, что именно Ясин в 1993 году рекомендовал своего бывшего аспиранта на должность заместителя Бориса Федорова в Минфине. Под его началом происходило становление Алексашенко как экономиста. Фактически Федоров дал Алексашенко путевку в жизнь, дивиденды с этого теперь обеспечивают ему безбедное существование в Америке. Однако назвать экономиста человеком, добившимся политического успеха, затруднительно ввиду того, что слишком много усилий было затрачено на решение вопросов, далеких от государственных интересов.

Некоторые, правда, утверждают, вспоминая лидерство Сергея Алексашенко в партии «РПР-ПАРНАС», что его политические амбиции неуемны, и он при первой же возможности возобновит «борьбу с ненавистным режимом». Другие считают, что Алексашенко вернется в Россию при отсутствии претензий правоохранительных органов и наличии хорошей должности уровня не ниже членства в совете директоров госкомпании – наблюдатели крайне низко оценивают все его попытки руководства частными структурами, где контроль со стороны акционеров более жесткий. Сам он неоднократно признавался, что бизнесом заниматься у него не получается, в отличие, вероятно, от строительства финансовых пирамид с использованием инсайда. Что же касается экспертной деятельности, то здесь запас подушки безопасности для него весьма непрочен: сегодня помимо знания предмета при оценке личности эксперта учитываются также его независимость, объективность, не говоря уж о незапятнанной ни коррупционными, ни уголовными скандалами репутации.

В целом, изучая и суммируя материалы о приключениям Сергея Алексашенко, складывается впечатление, что человек по какой-то причине решил, что у налоговой службы и правоохранительных органов не осталось никаких материалов, изобличающих его участие в многочисленных сомнительных делах, и он абсолютно безнаказанно может пытаться входить в любые сферы, к которым имел отношение в прошлом. Прочность оснований такой уверенности было бы очень любопытно установить в ближайшем будущем.

Автор — политолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир