Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Президент Белоруссии Александр Лукашенко посетовал на то, что поставки российской нефти в январе оказались в четыре раза ниже ожидаемых. И заявил, что Белоруссия готова отбирать необходимое ей сырье из транзитных объемов. Иными словами, она — якобы — готова воровать у России и Евросоюза. Но дело вряд ли зайдет дальше пустых угроз.

Белоруссия — крупный покупатель российской нефти. Она закупает 24 млн т из идущих на экспорт 258 млн т. Но потребности этой страны куда скромнее — порядка 7 млн т. Избыточные закупки объясняются достаточно просто.

На территории Белоруссии есть два крупных нефтеперерабатывающих завода (НПЗ). Основными их продуктами являются дизельное топливо, мазут и бензины. Около 70% получаемой продукции отправляется на экспорт. Притом российская нефть поставляется на эти НПЗ без учета экспортной пошлины, что очевидно повышает маржинальность их деятельности.

Иными словами, Белоруссия сегодня остается наиболее привилегированным покупателем российского черного золота, получая его дешевле кого бы то ни было за пределами России. За счет этого бюджет страны получает дополнительные сотни миллионов долларов. Но конец этой идиллии приближается со всей неизбежностью. Причина его кроется в финальном витке большого налогового маневра.

Последние 10 лет в России происходят постепенные изменения системы налогообложения, касающиеся деятельности нефтегазовых компаний. В 2018 году были приняты параметры финальной стадии этих изменений. Они предусматривают постепенное (до 2024 года) снижение экспортной пошлины с одновременным повышением налога на добычу полезных ископаемых.

По идее разработчиков налогового маневра, эти меры должны снизить зависимость российской экономики от перепадов мировых цен на энергоносители. Но эта логика имеет свои очевидные изъяны. Поэтому предлагаемые изменения встретили критику со стороны экспертного сообщества и некоторых министерств.

Одним из доводов против финального витка большого налогового маневра был неизбежный конфликт с Белоруссией, дополнительный доход которой от нефтепереработки сокращался бы со снижением экспортной пошлины на нефть в России.

В 2019 году положения налогового маневра вступили в силу. И по странному стечению обстоятельств именно в этом году начался конфликт с Минском. Руководство Белоруссии даже заявило, будто налоговый маневр направлен против их страны. Дошло до того, что Александр Лукашенко старался представить своим согражданам текущий конфликт чуть ли не как борьбу за независимость, делая насколько громкие, настолько же и странные заявления. К примеру, будто решение покупать нефть у других поставщиков принято, чтобы «не становиться каждые 31 декабря на колени».

Очевидно, что это бессмысленная драматизация. А весь текущий конфликт является лишь попыткой сохранить доходность белорусской нефтепереработки. И не более того.

Излишний пафос в борьбе за сверхдоходы от сверхдешевой российской нефти можно объяснить избирательной кампанией. Но временами белорусский лидер перегибает палку даже для предвыборной гонки. Обещание отбирать нефть из транзитных объемов как раз и относится к такого рода перегибам.

Александр Лукашенко утверждает, будто российская сторона нарушила межправительственное соглашение, недопоставив нефть в январе текущего года. Но как можно поставлять нефть, не договорившись о цене? Тем более в ситуации, когда суть конфликта — и это необходимо повторить еще раз — в том, чтобы сохранить сверхдоход Белоруссии. Ведь с 2024 года, после обнуления экспортной пошлины, а с ней и базы для скидки, Минску придется конкурировать со своими соседями на равных. И нельзя сказать, что местные НПЗ в чем-то проигрывают своим конкурентам. Но ведь всегда приятно иметь фору в виде более дешевого сырья.

Незаконный отбор из транзитных объемов будет не выдуманным, а абсолютно реальным нарушением межправительственного соглашения от 1995 года. Ведь в нем содержится пункт о беспрепятственном транзите энергоносителей. А вот положения о своевольном отборе чужой нефти в этом документе ничего нет. Как и положения о том, что белорусские заводы должны получать нефть дешевле российских НПЗ. По сути, Минск настаивает именно на этом.

Ровно 20 лет назад президент Украины Леонид Кучма публично признался в том, что его страна незаконно отбирает российский газ из транзитных объемов. И подал он это с милой непосредственностью: мол, если из 130 млрд куб. м, прокачиваемых через Украину, пропадет 1 млрд куб. м, то в этом нет ничего страшного. Но даже он не решался заранее обещать обокрасть европейских покупателей, как это сделал белорусский лидер.

Кстати, у Европы по поводу высказывания Александра Лукашенко должны возникнуть закономерные вопросы. Например, такие: почему его страна собирается воровать нефть вместо того, чтобы обратиться в суд, если уж нарушено некое соглашение? Не потому ли, что соглашение предусматривает годовой объем поставок, а не помесячный?

Но Белоруссия вряд ли решится на незаконный отбор российской нефти. Ведь суть конфликта в желании Минска сохранить свое привилегированное положение в качестве покупателя российской нефти, а не в том, чтобы побить все горшки и прекратить интеграционный процесс. Тем более, что от интеграции Белоруссия получает прямые экономические выгоды. Не только в области поставок нефти.

Если же высказывания Александра Лукашенко — это попытка перед выборами угодить наиболее экзальтированной националистической части избирателей, не желающей сближения с Россией (и наивно верящей, что одним из основателей Речи Посполитой был белорусский народ), то ему стоит вспомнить, до чего довел националистический вектор его ближайших соседей.

Автор — аналитик, заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир