Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

4 февраля 2020 года исполнилось 75 лет событию, краеугольному для современной системы международных отношений в мире, — Ялтинской (Крымской) конференции трех стран — лидеров антигитлеровской коалиции: Советского Союза, Великобритании и Соединенных Штатов Америки. Сегодня эта историческая встреча запечатлена в памяти людей не только улицей в Ялте, носящей имя Рузвельта, но и памятником «большой тройке» работы Зураба Церетели, в 2015 году поставленным в Ливадийском саду.

Идеи и решения Ялты стали интеллектуальным и институциональным каркасом сегодняшнего миропорядка. Прежде всего это, конечно же, идея создания Организации Объединенных Наций и сохранения неизменности границ в послевоенном мире, которые — при многих оговорках — играют важнейшую роль в предотвращении глобальных вооруженных конфликтов. Разумеется, ялтинские договоренности сами по себе не гарантируют бесконфликтного существования и универсальной гармонии. Напротив, они в значительной мере способствовали формированию биполярной мировой политической системы, которая, в частности, в определенных исторических условиях вела к политическим противостояниям и даже холодной войне. Однако сам принцип трансформации военного противоборства в политическое стал важнейшим условием выживания человечества.

Кроме этих базовых, универсальных идей, которые, безусловно, еще долго будут влиять на ход мировой истории, встреча решала важные тактические проблемы, а также прагматические задачи каждой из держав.

Прежде всего, к началу 1945 года стал виден приближающийся финал Второй мировой и становилось ясно, что необходимо уже сейчас задуматься о послевоенном порядке в Европе и мире, когда страны, объединенные на время войны общей целью борьбы с нацизмом, вновь вернутся к своим насущным национальным интересам, которые, учитывая идеологическую составляющую, легко могли перерасти в новые конфликты и столкновения.

Сталина резонно беспокоило желание союзников принимать активное участие в устроении дел в послевоенной Европе, Черчилля и Рузвельта пугала позиция Советского Союза, не скрывавшего своего стремления к экспорту той модели общества, которую они, возможно, не вполне корректно именовали коммунистической. Исходя из этой внутренней конфликтности союза, которую очень хорошо понимал Гитлер, важно, что в ходе конференции стремление договориться все-таки возобладало над желанием установить исключительные сферы влияния в будущем, послевоенном, мире.

Ялтинская конференция не была мирной встречей в обстановке свершившейся победы над врагом. И это, с одной стороны, повлияло на характер некоторых смелых предложений о разделе сфер влияния в Европе (прежде всего Балкан и Юго-Восточной Европы), а с другой стороны, сместило акцент на удержание единства коалиции, которое на деле было чрезвычайно хрупким. Парадоксальным образом всё еще актуальная военная угроза способствовала разработке тех механизмов, которые могли обеспечить мир.

Именно способность к диалогу позволила участникам переговоров принять целый ряд важнейших частных решений и достигнуть значимых договоренностей.

Первым делом необходимо было решить, что делать с главным врагом и инициатором войны — нацистской Германией. Поэтому стороны договорились о совместной политике, которая должна была обеспечить процесс капитуляции, демилитаризацию и денацификацию страны. В дальнейшем, как известно, история оккупационных зон и судьба совместного управления послевоенной Германией имели свою сложную историю, но на тот момент пафос взаимодействия союзников по этому вопросу был выражен очень четко и решительно.

Далее, в Ялте было решено создать постоянный механизм консультаций по проблемам завершения войны и перехода к миру, согласно которому министры иностранных дел стран — участниц коалиции должны были проводить ежеквартальные рабочие встречи. Применительно к послевоенному международному порядку было предложено создать всеобщую международную организацию, целью которой должно было стать поддержание безопасности во всем мире. Для обсуждения Устава ООН 25 апреля 1945 года созывалась специальная конференция в Сан-Франциско.

В «Декларации об освобожденной Европе» союзники провозгласили «согласование политики трех держав и совместные их действия в разрешении политических и экономических проблем освобожденной Европы в соответствии с демократическими принципами». Специальные решения были выработаны по вопросам о территориальных границах и государственной власти в Польше и Югославии.

Кроме этого, были предприняты и военные договоренности: СССР обязался по завершении войны в Европе вступить в войну против Японии при условии сохранения самостоятельности Монголии. Дальневосточная тема вообще была не менее сложной и актуальной, чем европейская. Предполагалось восстановить Россию в правах, нарушенных нападением Японии более 40 лет назад – в 1904 году. Советскому Союзу как правопреемнику возвращалась южная часть острова Сахалин и прилегающие к ней острова, передавались Курильские острова, восстанавливались права аренды Порт-Артура, который де-юре становился советской военно-морской базой. Соглашения регулировали возможность союза СССР с Китаем в целях военной помощи в войне с Японией, сохранения суверенитета Китая в Манчжурии, совместного управления Китайско-Восточной железной дорогой и т.д.

На конференции были подписаны важнейшие двусторонние соглашения, регулировавшие действия союзников в отношении военнопленных при освобождении их союзными войсками, включая условия их репатриации.

Безусловно, решения Ялты-1945 были во многом обусловлены исторической ситуацией и не являются идеальными на все времена. Многие сегодня находят в них самые разные недостатки: кто-то полагает, что они были слишком грубыми и оправдывали вмешательство одних стран во внутренние дела других, кто-то видит в них фиксацию международной напряженности, сохранявшуюся десятилетиями и непреодоленную по сей день, кто-то считает их чересчур умеренными. Так или иначе, конференция выполнила свою главную задачу — предотвратить мировую войну по крайней мере на последующие 50 лет.

Ялтинская встреча стала одним из ключевых символов возможности политического диалога и мирной дипломатии. Неудивительно, что сегодня дипломаты, полемизируя по острым международным вопросам, нередко напоминают друг другу «уроки Ялты».

Заложив основы биполярной мировой системы, то есть утвердив на долгие годы скрытую конфликтность международных отношений, в частности, жесткое противостояние сверхдержав, конференция тем не менее способствовала созданию системы противовесов, которые позволяли удерживать баланс сил в состоянии равновесия. Парадоксально, но именно предопределяя логику холодной войны, ялтинский порядок в значительной мере позволял избежать превращения холодной (политической) войны в открытое военное столкновение глобального масштаба.

С другой стороны, как раз с этим связан сегодняшний кризис этого порядка, во многом демонтированного после распада СССР и краха прежней модели баланса интересов. Одним из следствий, которые мы сегодня наблюдаем в этом отношении, является эрозия ключевых международных ценностей, и в частности деструктивные процессы, которые в последние годы коснулись целого ряда институций глобального сотрудничества, в том числе такой важнейшей институции ялтинского мира, как Организация Объединенных Наций. Мы видим, что в течение двух десятилетий нового века ООН начала терять былой авторитет, многие мировые политические акторы действуют в обход ее решений, а ключевые вопросы, прежде непременно проходившие экспертизу ООН, даже не выносятся на обсуждение. Это тревожная тенденция, которая может привести к печальным последствиям.

Именно поэтому сегодня, когда международные отношения становятся всё менее предсказуемыми и в какой-то мере хаотичными, важно не только помнить, изучать и переосмыслять опыт Ялты-1945, но и отстаивать те фундаментальные ценности и принципы, которые были выработаны в ходе этой исторической встречи и которые во многом сохраняют свою актуальность по сей день.

Автор — доктор исторических наук, ректор РГГУ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...