Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Предвзятые в Берлине: Тобрук и Триполи сделали шаг от перемирия к миру
2020-01-19 20:13:14">
2020-01-19 20:13:14
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Участники конференции в Берлине призвали к политическому решению конфликта в Ливии без вмешательства извне и признали, что военным путем спор не решить, но усадить за один стол представителей Тобрука и Триполи так и не смогли. Зато в очередной раз условились не поставлять оружие в Ливию, а за нарушение этого правила предусмотрели санкции Совбеза ООН. Опрошенные «Известиями» эксперты уверены: Берлин не станет точкой в девятилетнем кризисе. Для разрешения конфликта нужна внутриливийская конференция, на которой оба центра силы наконец услышат друг друга.

Помешали разногласия

Возможно, начать прямой диалог Сарраджа и Хафтара и не было самоцелью организаторов саммита. Как убедился корреспондент «Известий», ни премьер-министр правительства национального согласия (ПНС) Файез Саррадж, ни его оппонент фельдмаршал Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифа Хафтар не были внесены в основной список участников. Их фамилии фигурировали в конце пресс-релиза с пометкой «приняли приглашение канцлера и прибудут в Берлин».

Как пояснила по итогам конференции хозяйка саммита Ангела Меркель, напрямую Хафтар и Саррадж не общались потому, что «разногласия между сторонами таковы, что не позволяют им говорить друг с другом». Кстати, прошлой осенью, когда немцы объявили об организации этой встречи (провести ее изначально планировалось до конца 2019 года), участие в ней ливийцев и не предполагалось — договориться обо всем хотели вообще без них.

Канцлер Германии Ангела Меркель

Фото: REUTERS/Michael Kappeler

Несмотря на кажущуюся абсурдность, такая позиция вполне оправдана. И Триполи, и Тобрук сейчас ведут политику от лица своих сюзеренов — в случае с ПНС это Турция, Италия и Катар. За Хафтаром стоит не менее мощный блок: ОАЭ, Египет, Франция.

Позднее и.о. главы МИД РФ Сергей Лавров в аэропорту Тегель рассказал журналистам, что ливийские лидеры были приглашены в Берлин именно по инициативе Москвы. Круг участников из числа соседей Ливии был расширен также по предложению РФ.

— Россия участвовала в подготовке с самого начала. Мы приняли участие во всех пяти подготовительных раундах. Именно по нашему настоянию организаторы отошли от своей первоначальной задумки собраться без ливийских сторон, — заявил он. — В целом, мы считаем, конференция полезная. Пока завязать устойчивый диалог между ливийцами не получается: слишком велики различия в подходах. Но все поступившие здесь предложения будут полезны.

И.о. главы МИД РФ Сергей Лавров

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Участники встречи договорились и дальше придерживаться эмбарго ООН от 2011 года на поставки оружия в Ливию. Ангела Меркель подчеркнула: контроль за его соблюдением станет более тщательным, и за нарушение будут применяться санкции Совбеза. Пока же запрет был, мягко говоря, недействующим: за руку ловили и французов, которые посылали в Бенгази военные самолеты, и ОАЭ, и Турцию. Видимо, теперь что-то должно измениться.

Помимо этого, под эгидой ООН будет создан военный комитет по ливийскому урегулированию, который соберется в Женеве в ближайшие дни. В него войдут по пять представителей от Тобрука и Триполи. Глава МИД ФРГ Хайко Маас охарактеризовал создание комитета как «ключ к мирному урегулированию в Ливии».

Сам факт, что в берлинской конференции приняли участие не только противоборствующие стороны, но и представители других стран — от Алжира и ОАЭ до Китая и США — говорит о многом. По крайней мере, можно сказать, что немецкие дипломаты оказались успешнее итальянских коллег, которым 8 января так и не удалось привезти Сарраджа и Хафтара в один город.

Фото: REUTERS/Kay Nietfeld

В общей сложности в Берлин прилетели политики из 12 стран, включая премьера Великобритании Бориса Джонсона, госсекретаря США Майка Помпео и наследного принца Абу-Даби (фактического правителя ОАЭ) шейха Мухаммеда бин Заида Аль Нахайяна. Прибыли также представители международных организаций: генсек ООН Антониу Гутерриш, а также делегаты от Лиги арабских государств, Африканского союза и Еврокомиссии.

Однако, как показывает практика, усадить за одним столом представителей большого количества разных стран еще ничего не значит: в ноябре 2018-го итальянцы собрали в Палермо 30 государств, но конфликт от обострения это не спасло.

Россия была представлена на самом высоком уровне: Владимир Путин прибыл в столицу ФРГ в 12:30 дня по местному времени.

Фото без двоих

Ближе к полудню улыбчивая Ангела Меркель встречала политиков, по очереди подъезжавших к ведомству федерального канцлера. Позже к участию в этой миссии присоединился и Антониу Гутерриш, который не смог оставить даму на улице, терпеливо дожидаясь участников конференции вместе с ней. Во время приветственной фотосъемки Путин и Гутерриш немного пообщались на русском. Этого не могла не заметить Меркель, тут же спросившая у российского президента: «Он с тобой говорит по-русски?», на что Путин ответил: «Чуть-чуть».

Ангела Меркель встречает Антониу Гутерриша и Владимира Путина

Ангела Меркель встречает Антониу Гутерриша и Владимира Путина

Фото: REUTERS/Michele Tantussi

После прибытия гостей из Москвы и Анкары участники отправились на совместное фотографирование. На церемонии, к слову, присутствовали все, кроме представителей Ливии.

По пути в зал переговоров российский лидер обменялся краткими репликами с госсекретарем Помпео, а позже «на ногах» побеседовал с французским коллегой Эммануэлем Макроном, а также встретился с председателем Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен и премьером Британии Борисом Джонсоном. С главой ЕК Путин обсудил вопросы транзита газа через Украину, а британец лишний раз подчеркнул, что позиция Лондона по инциденту в Солсбери не изменилась — стоит отметить, что это был их первый личный контакт с момента вступления Джонсона в должность.

До начала общей встречи Владимир Путин провел двусторонние переговоры с Реджепом Тайипом Эрдоганом. В последний раз политики встречались 8 января в Стамбуле во время запуска «Турецкого потока». Тогда им удалось договориться о выработке единой позиции по Ливии: президенты обратились к руководству Триполи и Тобрука с призывом к прекращению огня. И там прислушались: с полуночи 12 января на основных фронтах противостояния установилось перемирие. А 13 января в Москве при посредничестве министров иностранных дел и обороны двух стран состоялась встреча представителей запада и востока Ливии.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Правда, на следующий день Хафтар улетел, так и не подписав итоговый документ, а 15 января и вовсе возобновил штурм Триполи. Уговаривать его восстановить перемирие пришлось лететь главе МИД Германии Хайко Маасу — 16 января фельдмаршал вновь заявил о приверженности режиму прекращения огня.

Владимир Путин во время встречи с Эрдоганом отметил: несмотря на то что «определенные инциденты имеют место, все-таки обе стороны прислушались к нашему призыву и крупномасштабные боевые действия прекращены». Именно это, по мнению президента РФ, и создало предпосылки для встречи в Берлине.

— Эта ситуация беспокоит всех: и ливийские стороны, это беспокоит нас с вами, как руководителей стран, которые близки к этому региону, это беспокоит, безусловно, всю Европу, потому что через «ливийские ворота», широко распахнутые после убийства Каддафи, хлынул поток беженцев в Европу из Ближнего Востока и из Африки, — напомнил Владимир Путин.

Примечательно, что часть потока, о котором говорил российский президент, в этот момент бушевала буквально под окнами резиденции канцлера. На Потсдамер-плац собралось около 300 сторонников Эрдогана. Последний — во многом из предвыборных соображений — не мог не посетить митинг: в Германии проживает свыше 1,5 млн граждан Турции, это крупнейшая турецкая диаспора за рубежом.

Фото: REUTERS/Murat Cetinmuhurdar/Turkish Presidential Press Office


Впрочем, сама ливийская конференция ажиотажа у большинства жителей Берлина не вызвала. Даже мероприятие мирового масштаба не могло нарушить идиллию выходного дня. Определенное внимание привлекал пикет ливийцев перед зданием Рейхстага.

— Это скандируют сторонники Сарраджа, они требуют демократической Ливии. А вот там стоят ливийцы, поддерживающие Хафтара, — объяснила «Известиям» ситуацию одна из жительниц города.

Не Берлин, но Ливия

Конференция в Берлине, несомненно, позитивный шаг, отметил в беседе с «Известиями» член комитета бундестага по международным делам Вальдемар Гердт. Тем не менее мировое сообщество, за исключением некоторых незначительных инициатив, занимало, к сожалению, позицию пассивного наблюдателя, подчеркнул депутат.

— Кроме военного присутствия и навязывания своего образа демократического устройства государства, который не имеет шансов там прижиться, никаких концептов не рассматривалось и не допускалось, — пояснил он. — Ливии нужен сильный лидер, способный подчинить многочисленные группировки и кланы. И только потом можно постепенно переходить к демократическим принципам формирования государственности.

Фото: REUTERS/Hannibal Hanschke

Берлин не станет финальной точкой для ливийского конфликта, уверена и научный сотрудник Итальянского института исследований международных отношений (ISPI) Кьяра Ловотти.

— Нынешний саммит может стать скорее первым шагом на долгом пути переговоров, в который вовлечены все заинтересованные стороны кризиса, — пояснила «Известиям» эксперт. — Хафтар не подписывал предлагаемое соглашение в Москве только потому, что оно не соответствовало его ожиданиям, а не потому, что считал Россию недостаточно хорошим кандидатом на посредничество. Я рассматриваю эти две конференции как два звена одного процесса, главная цель которого — усадить лидеров за стол переговоров.

Накануне встречи в Берлине Файез Саррадж заявил о необходимости ввести в Ливию международные силы, чтобы остановить наступление сил Хафтара на Триполи. Однако, по мнению старшего преподавателя департамента политической науки НИУ ВШЭ Григория Лукьянова, подобные предложения только оттолкнут сторонников от главы ПНС.

— В массовом сознании это будет связано с интервенцией. В Ливии до сих пор актуальны воспоминания сравнительно недалекого исторического прошлого, когда Италия колонизировала Ливию, — отметил эксперт. — Пропагандистские ресурсы Хафтара активно используют карту иностранной интервенции, дабы показать несостоятельность оппонентов в Триполи.

Фото: Global Look Press


Эксперт подчеркнул: именно из-за призыва Сарраджа к Анкаре отправить военную поддержку обострились отношения между ПНС и местными племенами. С 18 января вооруженные жители вместе с ЛНА блокируют работу нефтяных терминалов в Аз-Зувейтуне, Рас-Лануфе и других регионах Ливии. По подсчетам Национальной нефтяной корпорации, из-за блокады она ежедневно теряет до $55 млн.

— Берлинская конференция с ее упором на мирное урегулирование стала для ряда стран, поддерживающих Хафтара, скорее обсуждением условий капитуляции ПНС. Военная составляющая конфликта показала преимущества ЛНА, ее победы 2019 года должны быть конвертированы в конкретные политические результаты, — признал эксперт.

Но проблема в том, что, несмотря на слабость ПНС, большая часть политических сил Триполи, где проживает около 2,5 млн человек (чуть меньше половины всего населения страны), до сих пор не готовы признать победу Хафтара.

— Здесь есть о чем говорить, но внутри Ливии, а не на международных конференциях, и в этом главный недочет Берлина. Однако встреча в столице ФРГ может стать предтечей такого рода конференции, — подчеркнул эксперт.

Но ровно таким же остается и количество шансов, что немецкий саммит пополнит список аналогичных встреч в Париже и Палермо, которые закрепили существующий статус-кво, но не решили проблему.