Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Газпром» направил украинской стороне официальные предложения по транзитному контракту. Министр энергетики Незалежной через местное телевидение назвал их неприемлемыми и продолжил выдвигать ультиматумы. А между тем времени для подписания договора на прокачку российского топлива через газотранспортную систему (ГТС) Украины остается исчезающе мало.

Позиция «Газпрома» была хорошо известна до начала переговоров. Во-первых, обнуление взаимных судебных претензий. Во-вторых, заключение контракта на поставку газа украинским потребителям до подписания договора по транзиту. Кроме того, «Газпром» не готов гарантировать чрезмерно большие объемы прокачки через ГТС Украины. Ведь именно обещание прогонять 110 млрд куб. м, зафиксированное в действующем контракте, сделало возможной победу «Нафтогаза» в судебном разбирательстве и появлении долга в $2,56 млрд.

Украинская сторона ранее заявила, что не получала от «Газпрома» формальных предложений по новому транзитному контракту. Поэтому российская компания оформила их в виде официального письма на имя министра энергетики и защиты окружающей среды Украины Алексея Оржеля, а также на имя зампредседателя Европейской комиссии по делам Энергосоюза Мароша Шефчовича.

Притом вокруг самих консультаций по транзиту сложилась парадоксальная ситуация. С 1 января 2020 года перестает действовать текущий контракт, и в тот же момент «Нафтогаз» утрачивает право на осуществление транзита, так как компания разделяется и данная функция передается другому юридическому лицу («Магистральным газопроводам Украины»). Тем не менее представители этого юридического лица в переговорах не участвуют, в отличие от представителей «Нафтогаза».

Разделение компании должно было завершиться еще в феврале 2019 года. Но этого не произошло. И теперь новый оператор ГТС, скорее всего, не успеет пройти необходимую сертификацию до 2020-го. Это означает, что заключать контракт с ним на новых (европейских) условиях будет невозможно. Исходя из этого, «Газпром» в официальном письме предложил заключить контракт на действующих принципах на один год. Этого срока украинской стороне должно хватить, чтобы пройти все бюрократические процедуры в ЕС.

Министр энергетики Украины в ответ заявил, что контракта на год мало, а отказываться от судебных претензий Украина не готова. С одной стороны, логику ее властей понять можно. Ведь через год «Северный поток – 2» и «Турецкий поток» будут способны прокачивать 86,5 млрд куб. м газа в обход Украины. А это сопоставимо с объемом транзита российского газа через Украину в 2018 году. Кроме того, $2,56 млрд действительно были выиграны в ходе судебных разбирательств. С чего бы компании отказываться от этой суммы?

С другой стороны, «Нафтогаз» объективно находится в переходном состоянии, а новый оператор ГТС просто не готов заключать долгосрочные контракты на желаемых Украиной условиях. Кроме того, глава «Нафтогаза» заявил, что российская сторона должна $22 млрд. В этой сумме он смело учел претензии по своему новому иску, который будет рассматриваться только в 2021 году. Также среди этих $22 млрд затесались $6–7 млрд, несколькими годами ранее затребованные от «Газпрома» украинским судом в рамках откровенно безумного «антимонопольного» разбирательства. Показательный момент: никто не пытается апеллировать к этому решению, требуя арестов имущества «Газпрома» в Европе.

Что касается $2,56 млрд существующего долга, то выплату можно было бы провести не деньгами, а, к примеру, скидкой на газ для украинских потребителей. Подобная возможность российской стороной заявлялась. Но для этого надо идти на компромисс, а руководству Украины в целом и «Нафтогаза» в частности никакие скидки не нужны. Им нужны деньги. Тем более что руководители «Нафтогаза» уже получили с этих денег премии. То есть эти люди вовсе не заинтересованы в поиске компромисса, так как это ударит по их кошелькам. А может, и не только по ним.

Украина имеет долгую историю политических преследований. Достаточно вспомнить о судьбе Юлии Тимошенко и команды, которая вела вместе с ней переговоры по газу в 2008–2009 годах. Люди получили ощутимые сроки. И это в относительно травоядные времена Януковича. Сегодня любые компромиссы с «Газпромом» могут стать основой для обвинений в госизмене.

Поэтому Киев не хочет вести переговоры без нянек из ЕС, на которых теоретически можно будет свалить любые шаги навстречу «Газпрому», а их неизбежно придется совершить. Пока же ничто не мешает министру энергетики Украины заявлять, что с 1 января 2020 года без транзитного контракта российский газ, идущий в ЕС, будет расцениваться его страной как контрабанда. Интересная попытка шантажа европейских партнеров, которая, по сути, служит отличной рекламой «Северного потока – 2».

В конце ноября ожидается судебное решение о существующем долге в $2,56 млрд. Вполне возможно, что после него переговоры пойдут куда быстрее. Но в нынешних условиях Украина сознательно будет идти на затягивание, а может, и на срыв переговорного процесса.

Автор — аналитик, заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...