Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня Патриарху Кириллу исполняется 73 года, и это прекрасный повод вспомнить, что в 2019-м отмечается еще и 50-летие его служения в священном сане и 10-летие его патриаршества.

Если вы поедете на Смоленщину, то наверняка услышите, с каким теплом там до сих пор вспоминают архиепископа Смоленского Кирилла, который своими собственными руками восстанавливал храмы, а иногда даже ... огороды местным жителям. На дворе стояли 1980-е, и времена были труднейшие! Это сейчас президент и премьер-министр ходят на богослужения и помогают Церкви. А в те, далекие теперь уже, времена власти только палки в колеса вставляли! И владыка Кирилл — умный, смелый, сострадающий, — сколько же он тогда делал для верующих людей!

Я хотел бы обратить внимание всего на несколько моментов, которые для меня — главные в том, что делает Святейший Кирилл.

Огромная заслуга патриарха в том, что к Церкви вернулось награбленное за годы советской власти. Помню, как еще студентом я ездил со своим товарищем по монастырям и церквям, превращенным в «памятники архитектуры». Все они были обездоленные, все запущенные, как в повестях Гоголя, а некоторые — в еще более удручающем состоянии: то в них хранили стекловату, то овощи, то еще что-нибудь... А сейчас ездишь и смотришь — Господи, Боже мой! Храмы восстановлены, в них снова зазвучала молитва, в монастырях трудятся монахи. И это безусловная личная заслуга патриарха Кирилла. Начинал этот процесс еще Святейший Алексий II, но ведь его надо было продолжить, сделать устойчивым.

Следующий важный для меня момент: слово Божие стало звучать в школе. Подрастающему поколению не всегда просто решить, кому можно верить, а кому нет. Но хотя бы знать, кто такой Иисус Христос и как писать Его имя, — необходимо. И не только верующим, но любому культурному человеку. Ведь в нашей стране, для которой религия всегда очень много значила, вся культура пронизана христианством. Мне кажется, что патриарх Кирилл очень ясно осознает, как важно Церкви достучаться до молодежи, до ее сердца. И часто это удается.

Я рад, что параллельно патриарх возглавил движение за сохранение — а я бы сказал даже, за возрождение — русской словесности. Очевидно, Святейший очень хорошо понимает: слово — не только звучащее в храме, но слово как таковое — очень важно для человека, который живет в России, для полноты его «духовного гражданства».

Еще о чем хотелось бы сказать — Церковь и армия. Военные — если они служат не за страх, а за совесть — почти ежедневно подвергают свою жизнь смертельной опасности. Это люди, на которых лежит огромная ответственность за жизнь и благополучие всех нас. Было время, когда полковые священники являлись неотъемлемым компонентом русской армии. Но потом 70 лет священнослужителей не допускали в военные части категорически и ни под каким видом — и, конечно, вернуться туда Церкви было очень непросто. Но патриарх Кирилл сделал то, что когда-то казалось невозможным.

Еще сложнее было вернуться в тюрьмы, где люди особенно нуждаются во внимании священнослужителей. Когда фарисеи обвиняли Христа в том, что Он невесть с кем якшается, Он отвечал: «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мк. 2: 17). Помочь людям, оказавшимся в тюрьмах, не отчаяться, не потерять надежду и веру — это же невероятно важно, и заслуга патриарха Кирилла в том, что движение в этом направлении началось.

Защищать несчастных, преследуемых христиан — это великий подвиг, великое поприще. И на это поприще Святейший Кирилл вступил, когда в 2016 году встретился с папой римским Франциском. Встретился именно для того, чтобы вместе защищать христиан, страдающих на Ближнем Востоке. И это еще один поступок, за который я благодарен нашему патриарху.

Ну, а если говорить о дне сегодняшнем… Конечно, меня очень трогает, что патриарх не оставляет ни делом, ни молитвой украинскую Церковь-исповедницу, которая оказалась в тяжелейшей ситуации после вмешательства Константинополя в конфликт на Украине. Мне кажется, что в этой поддержке проявляется верность нашего патриарха словам Спасителя о тех, кто кормит алчущих, принимает странников, одевает нагих — и тем самым служит Самому Христу.

Как-то раз в одной молитве мне встретились такие слова: «Со умилением приклоньше колена сердец наших, якоже чада отца молим…». Мне всегда казалось: как-то уж чересчур красиво сказано. Но однажды я услышал, как патриарх Кирилл читает покаянную молитву — и понял, что хотел сказать автор этих слов. Мои колени сами подогнулись, преклонились, сердце наполнилось какой-то радостной благодарностью… Так и получилось как-то само собой: «Со умилением приклоньше колена…». У нашего Патриарха удивительный дар молиться и удивительный дар проповедовать. Иногда я называю его Иоанном Златоустом нашего века.

Автор – писатель, заведующий кафедрой мировой литературы и культуры МГИМО, автор и ведущий телепрограммы «Умники и умницы»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...