Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В эти дни внимание всего культурного мира приковано к мадридскому музею Прадо, который отмечает свой 200-летний юбилей. Это один из крупнейших музеев мира с уникальной коллекцией — без принадлежащих ему картин невозможно говорить о творчестве Тициана, Босха, Гойи, Веласкеса. Но, что важно, массив шедевров, представленных в экспозиции, не подавляет зрителя — посещение Прадо доставляет удовольствие, гостю в нем комфортно.

История Прадо — это отражение истории Испании, да и Европы в целом. Первоначально его здание создавалось для музея естественной истории, затем строительство было приостановлено, но когда власть после свержения династии Бурбонов перешла к французам в 1808 году, ставший королем Жозеф Бонапарт поддержал идею основания музея искусства и внес вклад в ее реализацию.

Тем не менее музей открылся только в 1819-м, уже после того, как французы были изгнаны и королем стал Фердинанд VII. Особенно ратовала за основание Прадо (тогда уже появилось это название, произошедшее от площади, где находится здание) супруга монарха Мария Изабелла Португальская. Ну а когда Бурбонов снова сместили в 1869 году, произошла национализация Прадо.

В основу его собрания легла богатейшая королевская коллекция. В Испании существовали давние традиции собирательства. Например, мы знаем, что Карл V, а затем его сын Филипп II были одними из основных заказчиков великого Тициана. Новый музей аккумулировал эти сокровища и затем активно пополнял, во-первых, за счет даров, а во-вторых, благодаря поступлениям произведений из церквей — этот процесс происходил в XIX веке во многих европейских странах.

Испания была великой империей, и по исключительно многообразной коллекции Прадо это видно. Например, южные Нидерланды или Фландрия, а также Неаполь принадлежали испанской короне, поэтому лучшие произведения, созданные в этих регионах, оказывались в Мадриде. Политические реалии напрямую влияли на собирательство.

Говоря о нидерландской живописи, нельзя не упомянуть Босха. Общеизвестный факт: если хотите узнать творчество этого художника, надо ехать в Мадрид. Там не просто одно или два его знаменитых произведения («Стог сена», «Сад земных наслаждений»), но целый зал, и это действительно впечатляет. Есть в Прадо и коллекция немецкой живописи — небольшая, но исключительного качества. В ней, скажем, Лукас Кранах — не самый редкий художник, его довольно много в разных музеях, но две его композиции со сценами охоты — произведения исключительного уровня. Или один из трех автопортретов Альбрехта Дюрера, где он в светлом камзоле и шляпе.

Кроме того, в Прадо одна из крупнейших коллекций итальянской живописи, в частности неаполитанских мастеров, многие из которых работали для испанского двора. Есть также шедевры Боттичелли, Рафаэля и других мастеров Возрождения. Но в первую очередь музей гордится самым большим количеством картин Тициана — больше 30. Среди них «Конный портрет Карла V» — работа уникальная и, на мой взгляд, величайшая как у художника, так и во всём собрании Прадо.

Но все-таки главную славу Прадо составляет, конечно, испанская живопись. Ее историю невозможно представить без этого музея, потому что именно там главные шедевры. Надо учитывать, что испанская живопись долгое время вообще не была предметом собирательства. Это объясняется историей страны, некоторой ее закрытостью — в Европе испанская живопись была открыта лишь в XIX веке.

По-настоящему яркий расцвет искусства Испания переживает в XVII веке, до этого там не было имен первого ряда. Зато в XVII веке в Испании появляется плеяда выдающихся мастеров, которые становятся на один уровень с величайшими представителями других школ. Прежде всего это Веласкес, и без Прадо его творчество представить просто невозможно, там все его основные работы. В общей сложности около 50 произведений, причем исключительного качества: «Пряхи», «Сдача Бреды», «Менины». Веласкес — визитная карточка Прадо. А помимо него, еще Эль Греко, Рибера, Сурбаран, Мурильо, Гойя всех периодов…

Признаюсь, Прадо — один из моих любимых музеев, наряду с Лондонской национальной галереей и Венским музеем истории искусств. Все они представляются мне в каком-то смысле идеальными музейными институциями: в них сосредоточены невероятные богатства, но при этом они сохранили соразмерный человеческому восприятию масштаб. Зрителю в них комфортно, он может в течение дня познакомиться с коллекцией в целом, составив представление о ее характере. Чего нельзя сказать, например, о Лувре — это уже мегамузей. Там собраны несметные сокровища, но невероятный масштаб начинает в какой-то момент давить. Человек не в состоянии освоить его не то что за один день, а, пожалуй, и за неделю. Во всяком случае, мне это не удалось, хотя я смотрю очень быстро.

При этом Прадо до сих пор совершенствует экспозицию, меняет акценты, периодически предлагает новый взгляд на свое собрание. Музей живет и развивается: расширяется территориально, присоединяет новые здания, ведет активную выставочную деятельность, поддерживая контакты с ведущими музеями мира. В том числе с нами. ГМИИ постоянно в диалоге с Прадо, это контакты очень тесные, наши сотрудники хорошо знакомы с испанскими коллегами.

В истории нашего взаимодействия были знаковые моменты. Например, в 2012 году у нас экспонировалась картина Веласкеса «Конный портрет принца Бальтазара», и это было большое событие — произведений Веласкеса в российских собраниях, увы, нет вовсе. Мы же несколько лет назад сделали невероятное исключение для Прадо, выдав этому музею картину Пикассо «Девочка на шаре»: первый случай, когда полотно покинуло нашу страну. Кроме того, мы «отпустили» в Мадрид еще один шедевр, который путешествует лишь в особо важных случаях, — это «Дама за туалетом» (в прошлом была известна как «Форнарина») Джулио Романо.

Конечно, хотелось бы, чтобы картины Прадо чаще гостили у нас. И мы давно мечтаем показать в нашем музее не просто отдельные произведения, а именно коллекцию Прадо — подобно тому, как это было в Париже и Будапеште. Поздравляем коллег с юбилеем и надеемся, что однажды Москва все-таки увидит шедевры Прадо, одного из великих мировых музеев.

Автор — доктор искусствоведения, профессор, главный научный сотрудник ГМИИ им. А.С. Пушкина, заслуженный деятель искусств РФ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...