Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мы организуем семинары для женщин-заключенных»
2019-02-04 18:05:33">
2019-02-04 18:05:33
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 2019 году самому главному музею Испании исполняется 200 лет. Здесь хранятся работы Веласкеса, Рафаэля, Тициана, Эль Греко, Караваджо, так что не удивительно, что Прадо входит в двадцатку самых посещаемых художественных музеев мира. Но руководство не намерено останавливаться на достигнутом. О том, кого еще не получается привести в Прадо и зачем вообще нужны образовательные программы известному на весь мир музею, главный координатор образовательных программ Ана Морено Ребординес рассказала в интервью «Известиям» перед лекцией в Институте Сервантеса.

— Зачем известнейшему музею разрабатывать дополнительные программы? К вам и так придут.

— Мы хотим дать понять, что Музей Прадо принадлежит всем нам. В прошлом году у нас было 3 млн посетителей — прекрасный результат, но это в основном иностранные туристы. Нам хотелось бы стать ближе к жителям нашего города — они должны увидеть сокровища, которые хранятся буквально у них под боком.

Национальный музей Прадо — один из крупнейших и значимых музеев европейского изобразительного искусства, расположенный в Мадриде, Испания

Национальный музей Прадо — один из крупнейших и значимых музеев европейского изобразительного искусства, расположенный в Мадриде, Испания

Фото: commons.wikimedia.org/Donations_are_appreciated

— Что это за программы и как они работают?

— Мы учитываем опыт других музеев, но всегда надо исходить из собственного контекста, чтобы охватить всю публику. Мы стараемся наладить диалог с посетителями, понять их потребности, чтобы разрабатывать эти программы исходя не только из собственных представлений о прекрасном. С июня по октябрь, например, у нас школьные программы. Сезонности нет, за исключением августа — месяца отпусков. Для Испании это святое.

— Программы все одинаковые или есть специальные, для особенных посетителей?

— Направлений много. Отдельные проекты по работе с семьями, с молодежью, музыкальные и художественные кружки. Мы организуем лекции и экскурсии, проводим конгрессы и концерты. Отдельное внимание оказывается работе с особенными посетителями — глухими, слепыми, людьми, у которых интеллектуальное отставание или старческая деменция, болезнь Альцгеймера. Есть театральные направления, танец, кино — мы берем сценические искусства и включаем в пространство музея.

В год 200-летия Прадо мы решили выйти за рамки своих стен и помочь тем людям, которым трудно наладить общение с культурой в силу различных обстоятельств. И это важная составляющая социальной функции музея. К примеру, у нас есть интересный совместный проект с одним юридическим фондом — работа в местах лишения свободы. Мы организуем семинары для женщин-заключенных. В этих учреждениях девушки в основном работают с текстилем, поэтому мы взяли картину Диего Веласкеса «Пряхи, или Миф об Арахне». Девушки изучают картину вместе с художницами и искусствоведами и одновременно занимаются шитьем. Занятия проходят и в музее, и в пенитенциарных заведениях.

«Пряхи, или Миф об Арахне» — картина Диего Веласкеса, написанная около 1657 года, в поздний период творчества художника. В настоящее время хранится в музее Прадо

«Пряхи, или Миф об Арахне» — картина Диего Веласкеса, написанная около 1657 года, в поздний период творчества художника. В настоящее время хранится в музее Прадо

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

— То есть картина вдохновляет?

— Да, связь образуется. Нить, я бы сказала.

— И какой эффект, как девушки реагируют?

— Программа рассчитана на несколько месяцев — с ноября по июнь, но уже в первую сессию мы увидели результат просто по их лицам. Для этих женщин очень важна возможность восстановления пространства свободы. Они приходят в музей и чувствуют себя обычными посетителями, а не заключенными. Процесс их приобщения к культуре — важная социальная функция для музея. Ведь некоторые из этих женщин вообще никогда не были в музее, ни в каком. Женщинам-заключенным иногда дают «увольнительную», когда они могут на короткое время покинуть пределы тюрьмы. И некоторые специально приезжают в Мадрид и идут в музей. Работают в библиотеке, смотрят картины, наблюдают, как музей вообще живет. По собственной инициативе, совершенно добровольно.

— Дети сегодня больше увлечены разнообразными гаджетами — смартфонами, планшетами, — чем музеями с картинами старых мастеров. Можно ли добиться, чтобы ребенок сам захотел прийти в музей?

— У нового директора Прадо Мигеля Фаломира такая идея: хотя музей — это прежде всего коллекция старых мастеров, не помешает добавить и современного искусства. Не в том смысле, чтобы просто взять и развесить картины современных художников, а в том, чтобы работать в этом направлении через учебные программы. Мы стараемся говорить с молодежью на ее языке. Мы проводим специальные воркшопы, где с молодежью работают профессиональные дизайнеры, и юные посетители могут попробовать свои силы в разработке компьютерных игр. Уже в апреле запустим достаточно простую игру, посвященную 200-летию Прадо: музей основан по указу испанской королевы, так что мы решили рассказать в игровой форме о женщинах-художницах в нашем собрании. Или есть такая занятная программа — вы смотрите на картины и пробуете передать свои впечатления, сочиняя музыку при помощи приложения в планшете. Мы учитываем всеобщую «цифровизацию», то есть пытаемся превратить реальное посещение музея в более мультимедийный опыт, как к тому привыкла молодежь. И, кстати говоря, подключить к этому и наших виртуальных посетителей, которые заходят на сайт музея.

Главный выставочный зал музея Прадо, первый этаж

Главный выставочный зал музея Прадо, первый этаж

Фото: commons.wikimedia.org/Schnäggli

— Кого труднее всего заманить в Прадо?

— Нам, увы, всё же не хватает молодежи. Усредненный портрет нашего посетителя сегодня таков: это женщина старше 45 лет с хорошим культурным уровнем и образованием выше среднего. Но нам надо работать и со всеми остальными социальными стратами. Жители городов-спутников Мадрида очень редко к нам выбираются. Или, скажем, есть мадридцы, которые живут в городе, но за всю жизнь в лучшем случае один раз бывали в нашем музее.

— Какой зал в Прадо обязателен к посещению — если, скажем, времени очень мало и на весь музей точно не хватит?

— Я бы всё же назвала не один, а несколько залов. Мне нравится тот, где находится «Снятие с креста» Рогира ван дер Вейдена. Затем обязательно нужно увидеть капеллу, католическую часовню в романском стиле — фрески настоящие, а весь остальной антураж воссоздан. Там очень красиво. Но сердце музея, главная точка силы — 12-й зал, где хранятся «Менины» Веласкеса. Если идти по центральной галерее, то слева у вас будет зал с «Менинами» Веласкеса, справа — «Конный портрет Карла V» Тициана, а напротив вас, если смотреть дальше, будет «Семья Карла IV» Гойи. Увидев их, вы можете смело говорить, что бывали в Прадо.

 

Читайте также