Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Фильму режиссера Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя», в котором я имела счастье сниматься, 11 ноября исполнилось 40 лет. Столько времени прошло, а мы по-прежнему его с удовольствием пересматриваем. Кто-то может возразить: «Детективы всегда интересны людям, как и комедии». Но не все детективы, как и не все комедии становятся любимыми.

В чем же секрет успеха этой картины? Конечно, в потрясающем сценарии братьев Вайнеров, в таланте режиссера, который с полной самоотдачей взялся за дело, и в молодых артистах. Нам ведь всем тогда было на 40 лет меньше — это же здорово! Какая там потрясающая Лариса Удовиченко! Мне кажется, что Манька Облигация — это одна из самых лучших ее ролей, сыгранная на пять с плюсом. Яркая, точная, ничего лишнего. А эпизодическая роль Кирпича в исполнении Станислава Садальского? Просто блеск! Нужно отметить и компанию, собравшуюся в бандитском логове, и роковую красавицу, которую сыграла Валерия Заклунная.

И, конечно, вне конкуренции был Володя Высоцкий — Глеб Жеглов, которого на тот момент любили уже абсолютно все. Стоит ли говорить, что Володя сыграл просто блестяще. Он вообще обладал каким-то невероятным притяжением. Дело не только в том, что писал песни и пел своим хрипловатым голосом... Он очень точно мог передать время. Надо признать, что у Станислава Сергеевича был особенный дар, нюх на артистов — во всех его работах актеры попадали в десятку.

Неприятная история с этим фильмом была лишь у Володи Конкина, сыгравшего Шарапова. Кто-то из руководства поставил вопрос, чтобы его заменили на другого актера. Здесь свое веское слово сказал потрясающий Станислав Сергеевич. Говорухин отстоял Конкина. Представляете, как бы в те времена подействовало на творческую жизнь замечательного актера снятие с роли? Слава Богу, обошлось, и карьера этого благородного, воспитанного, начитанного человека сложилась замечательно. Владимир Конкин будет артистом до конца своей жизни.

Я же особенно признательна Станиславу Сергеевичу за то, что он пригласил меня на съемки в этой картине в тот период, когда я находилась в забвении. Никто меня никуда не звал, и я думала: «Всё, закончилась моя творческая жизнь». Когда мне позвонили из Одессы и сказали, что предлагают небольшую роль, я так этому обрадовалась... Большая роль, небольшая — мне было совершенно безразлично. Мне важно было снова быть в тренаже. К тому же, в главной роли снимался Высоцкий. Мы с ним были знакомы — я училась на одном курсе с Людмилой Абрамовой. Как вы знаете, она стала матерью двух его сыновей.

Когда я прилетела на съемки, первой, кого я увидела в павильоне, была Марина Влади. Она сидела в сторонке и, по-моему, что-то вязала. Я подошла, мы поздоровались. Она знала русский язык, и я напомнила ей, что мой муж Владимир Ивашов, рассказывал, как он был у них в гостях в Париже. «Да-да, я его знаю», — ответила Марина. Мне было приятно.

Потом я отправилась в гримерную, выбрала себе костюм. Затем встретилась с Говорухиным и с Владимиром Высоцким. Когда мы стали «разминать» нашу сцену, поняла, что работать с Володей мне будет легко. Он сразу сказал: «Я думаю, когда у женщины бывают беды, несчастья, трагедии, она либо жарит большую сковородку картошки и ест, либо стирает, убирает, либо двигает мебель». И добавил: «Пусть Света моет тарелку». Я обрадовалась, что мы будем снимать на кухне, и когда получила в руки полотенце и тарелку, поняла, что буду в этом образе органична. Благодаря этому нехитрому реквизиту у меня сразу пошла беда, трагедия, страх в голосе. Еще больше мне понравилось, когда Володя сказал по поводу моей героини: «Я не буду обращаться к ней по имени-отчеству, буду звать «Надюша». Это же и в жизни приятно, когда тебя тебя называют «Светочка, Светланочка, деточка».

Я получила истинное удовольствие, снявшись в этом фильме. Поняла, что тоже внесла в него вклад и сегодня могу гордиться своей ролью. Не каждая актриса могла бы органично передать потерю сестры. Была у нас сцена, когда герои переходят в комнату, где лежала убитая сестра, но ее уже унесли из кадра. Я сыграла такой испуг, словно там действительно лежало тело родного человека. Это была ценная актерская находка.

В Одессе я провела три или четыре дня. Когда настала пора уезжать, Слава Говорухин устроил прощальный ужин. Мы были в роскошном ресторане: всё очень вкусно, красиво, звучала музыка. Это была благодарность мне за роль. Помню, как я позвонила родителям, говорю: «Ой, мама, папа, я снялась в картине с Володей Высоцким, Володей Конкиным». А когда картина прошла по телевидению, родители позвонили мне и сказали: «Доченька, мы посмотрели картину и так тебя и не увидели». Они меня даже не узнали!

Наверное потому, что мы вместе с художницей по костюмам и гримером создали необычный образ. Я сразу оговорила, какая у меня должна быть прическа и костюм. Помнила свою маму в эти годы и пыталась повторить ее облик. И, конечно, могу похвастаться, что голосом владела прекрасно: могла сыграть трагедию, ребенка, кого хотите — хоть полаять, хоть помяукать. Школа актерская у нашего поколения была очень сильная.

40 лет «Месту встречи изменить нельзя» и почти 50 лет «Семнадцати мгновениям весны»... Я сравнила их потому, что люди как смотрели эти картины, как полюбили их, так они и не сходят с телевизионных экранов. Это очень приятно. Я благодарна судьбе за то, что в обойме моих картин есть Надюша из фильма «Место встречи изменить нельзя».

Автор — заслуженная артистка РСФСР

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...