Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Бюджетный супермаркет в трехзвездочном отеле в Имеретинке, около 10 вечера, чудовищная духота как следствие отсутствия вентиляции и толпы, устремившейся успеть до «часа икс» прихватить в ночь напитков. Работают две кассы из четырех, что типично. К одной кассе огромная очередь, протянувшаяся змеей через весь магазин, что тоже не вызывает удивления. К другой — человека три, что внезапно. Загадка раскрылась быстро и громко — выкриком сотрудницы «непопулярного» устройства:

— На этой кассе только безналичный расчет. У кого оплата картой, можно сюда.

Ни один человек не двинулся из огромной очереди, только мы с минералкой ринулись к аппарату, который обещал быстрое освобождение из духоты и толпы. Вырвавшись из магазина, помимо приятной прохлады вечернего ветра ощутила невероятное удивление. Неужели большинство жителей моего отеля возят на отдых пачки наличных? Оказалось, так и есть.

Середина сентября. В «трешках», когда-то входивших в инфраструктуру Олимпийских игр, проводят бархатный сезон жители регионов с детьми дошкольного возраста. Переходишь дорогу — и ты в другом отеле, где совсем иной мир, банковский форум, разговоры о цифровизации, экосистемах, дистанционном обслуживании. Да и постояльцы тут иные, расплачиваются не только картами, а смартфонами и часами, чуть ли не запонками. В голове когнитивный диссонанс, в глазах — недоумение.

Есть расхожее выражение, что есть Москва, а есть остальная Россия. В столице мечтают о будущем, расплачиваются картами, смартфонами и кольцами. Говорят, что скоро лица будет достаточно. В регионах — просто живут.

Первая мысль — проблема в инфраструктуре. Как платежной, так и банковской. Но нет. Даже в нашем отеле в Адлере чуть ли не каждый ларек принимает карты. Не всегда, правда. Но об этом позже, в большую-то часть времени принимает. Еще посмотрела я статистику Центробанка за I квартал по использованию банковских карт в региональном разрезе. За исключением нескольких республик обеспеченность банковской инфраструктурой вполне убедительная, да и карт у населения более чем достаточно. И даже, как правило, количество операций по оплате товаров и услуг существенно превышает количество операций по снятию наличных. Но…

Если посмотреть на ту же операцию, но сбоку — то есть по сумме — открывается совершенно иная картина. Если наличными в I квартале сняли почти 6 трлн рублей, то безналично оплатили товаров и услуг менее чем на 5,7 трлн. Поэтому я бы не советовала праздновать победу тем, кто говорит, что окончательно и бесповоротно победил безнал. Даже Москва, Санкт-Петербург и Московская область со всем их многочисленным населением и тягой к оплате по карте не смогли зафиксировать эту тенденцию на всю Россию. Во всей России в банкомате снимают редко, но много, поэтому количество операций по снятию незначительно, а суммы велики. То есть как и раньше — получил, снял, чуть оставил и расплатился по мелочи.

Наличность пока непобедима, особенно в регионах. Почему? Выскажу, возможно, спорную мысль. Мне кажется, что эта история — показатель разного отношения к деньгам. В столице они просто приходят и просто уходят. Можете представить, что в небольшом российском городе, да и даже в большом, очередь за новыми айфонами будут продавать по 400 тыс.? Если есть такой, то я выезжаю. А пока в Москве по принципу «едим не дома, ездим на такси».

При этом житель столицы, как бы ни парадоксально это звучало, более доверчив и падок на технологии. Если новая разработка, надо брать. Рисков не видим, проблем не ощущаем — последняя же разработка. Житель региона к деньгам относится бережнее, физически воспринимая купюры, а к последствиям прогресса насторожен и недоверчив. Проблема технологий — проблема не технологий, а психологии.

Кстати, в кулуарах того же банковского форума в Сочи некоторые банкиры на чем свет стоит критиковали биометрию, в которую вбухали много денег, а толку мало. Говорят, пока к процессу не подключится МФЦ и технология не будет восприниматься лишь в качестве игрушки ушлых банков, а как госпрограмма, ничего с полумертвой точки не сдвинется. К «торговле лицом и отпечатками пальцев» даже доверчивые жители Москвы относятся недоверчиво. Что уж говорить про осторожных регионалов, ради которых, кстати, вся эта биометрия и затевалась. Но кто же об этом помнит?

С наличностью, кстати, они угадали. В один из дней в ресторанах отеля вдруг начали принимать исключительно наличные. К чему бы? Дело, как понимаете, не в инфраструктуре. Частенько в Москве в центре города в пятницу вечером многие заведения «внезапно» переходят на наличные. И им можно долго рассказывать про цифровизацию, экосистемы и дистанционные платежи…​

Автор — обозреватель газеты «Известия»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...