Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Будем одной семьей — выдержим»
2019-07-17 22:13:06">
2019-07-17 22:13:06
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Контактная группа по урегулированию на юго-востоке Украины согласовала бессрочное перемирие в Донбассе с 21 июля. Об этом по окончании заседания в Минске 17 июля сообщил спецпредставитель председателя ОБСЕ Мартин Сайдик. В контактной группе подчеркнули «важность принятия и соблюдения соответствующих приказов о прекращении огня» и необходимость отказа от наступательных действий, разведывательно-диверсионных операций и размещения вооружения в населенных пунктах. В этот же день пресс-секретарь представителя украинской стороны Леонида Кучмы Дарья Олифер сообщила, что Киев подтверждает приверженность договоренности о бессрочном перемирии. Тем временем на некоторых участках фронта, по заявлению народной милиции ДНР, интенсивность обстрелов ВСУ вышла на новый виток. Наибольшее напряжение наблюдается на горловском направлении, а именно в поселках Зайцево и Гольмовский (входящих в горловскую администрацию).

В Зайцево, по словам местных властей, за последние десять дней в результате бомбежек сожжено три десятка домов. В Гольмовском после минометного обстрела погибла женщина. Специальный корреспондент «Известий» побывал в прифронтовой зоне и увидел своими глазами, как люди живут под постоянными бомбежками и надеются, что очередное перемирие действительно станет бессрочным.

Новые польские мины

Зайцево называют «воротами в Горловку». А еще — самым опасным участком на всей линии фронта ДНР. Когда мы слышим об очередной трагедии в Горловке, речь чаще всего идет именно об этом многострадальном поселке. С начала войны здесь погибли или получили ранение 82 мирных жителя. Последний печальный случай произошел всего три недели назад: осколком зацепило женщину, работавшую в огороде. К счастью, она осталась жива.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Прудников

Глава Зайцево Ирина Дикун, обладатель звания «Человек года ДНР» и один из первых врагов СБУ, мать двоих детей, шестой год вместе с земляками не дает погибнуть родному поселку. Имеет контузию. Месяц назад получила ранение в плечо. «До сих пор главе Горловки Ивану Сергеевичу Приходько не сказала, незачем беспокоить», — машет рукой она.

— Поселок наш разделен на две части, — рассказывает «Известиям» Ирина. — На одной стороне стоят наши ребята, на другой — украинские военные. Где-то их разделяет незасеянное поле, где-то — 50 м улицы. Причем, согласно Минским договоренностям, украинская часть Зайцево прежде считалась «серой зоной», то есть нейтральной территорией. Но ВСУ заняли ее. И продолжают продвигаться вперед, применяя тактику выжигания. Обстреливают улицу, заставляют гражданских людей уйти и входят в пустые дома — так уже шесть улиц заняли. Цель у них — захват Зайцево и выход на заветную дорогу на Горловку. Сколько уже тут наших местных мальчишек полегло, встав у них на пути…

Обстановку последнего месяца Ирина характеризует как «крайне тяжелую».

— Все мы ждали, конечно, что после избрания нового украинского президента что-то изменится, с Порошенко ведь никак не удавалось договориться, максимум, что я помню, — это неделя затишья, — объясняет женщина. — Возможно, после достигнутого сейчас перемирия что-то сдвинется с мертвой точки. Но пока всё только хуже и хуже. Наиболее жестокие обстрелы начались 27 июня. По нашим данным, на позиции Украины вошел батальон «Айдар», для которого нет никакого закона. Более того, они начали применять 122-миллиметровые мины нового образца, произведенные в Польше. Разлет осколков у таких снарядов на порядок выше, чем у прежних, а сила поражения — мощнее. Плюс выросла частота и интенсивность обстрелов. Судите сами: на днях в один квадрат за полчаса они положили 25 тяжелых мин. Стерли с лица земли пять домов, из них два жилых. Счастье, что люди успели укрыться в подвале.

«Это ваш выбор»

В своих домах в Зайцево сегодня остается около тысячи человек. Работают отделение почты, два магазина, библиотека и медпункт.

— Медицинский пункт нам пришлось во время войны уже самим открыть, ведь скорая из Горловки сюда не ездит, — разводит руками Ирина. — Доезжают до границы поселка и говорят: «Всё. Жить под обстрелами — это ваш выбор. А мы умирать не хотим». Приходится грузить на свои машины раненого или, например, старика с инсультом — и вывозить. То же самое с пожарными. Горит дом, и пока я сама на место не выеду и не начну на них кричать в трубку — с места не сдвинутся. Говорят: «Смертельно опасно». Да, это так. Но что остается?

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Прудников

Проезжая по утопающему в садах поселку, Ирина перечисляет, указывая на дома:

— Тут многодетный отец жил, погиб. А здесь пять мин в дом прилетели, и все остались живы — чудо! Тут молодую семейную пару убило. Там, несмотря ни на что, мужчина коров держит. А в том доме ветеран Великой Отечественной жил, мы с ним дружили, при встрече обязательно 50 г за победу выпивали. У него после обстрела пасека сгорела, и он не выдержал, сдал. Похоронили.

Останавливаемся на улице Полетаева, где на прошлой неделе сгорели пять домов. Несмотря на моросящий дождь, одно из пепелищ до сих пор дымится.

— В этом доме бабушка одинокая жила. А в том семья — муж, жена и ребенок-инвалид, — рассказывает один из соседей Александр Черемисов. — Самое обидное, что они только ремонт сделали — даже строительные леса, видите, еще не убрали. Крышу отлатали. Мебель новую купили. Внутри полная отделка. И вдруг такое. Обстрел начался чуть в стороне, в 4:30 утра. Это и спасло: они услышали и успели забежать в подвал. Сейчас все выехали в Горловку, жилье сняли. Больше некуда.

Ведерко осколков

Гольмовский располагается по соседству с Зайцево. На первый взгляд — уютный и спокойный поселок. До войны здесь действовало два завода. Сейчас производства закрыты. На повестке дня всё те же обстрелы, особенно после гибели 11 июля местной жительницы — Галины Сергеевны Павлютиной.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Прудников

— Бьют бесперебойно, а главное — новыми, более разрушительными минами, — вторит коллеге глава Гольмовской администрации Елена Ходусова. — В день, когда погибла наша жительница, обстрел начался в 4:30 и длился до семи утра. И потом в восемь часов раздались еще три разрыва: одна мина упала прямо у пятиэтажного дома на улице Больничной. Сила удара была такой, что выбило 50 окон, разрушены пять балконов. Сразу за домом располагается детский сад — благо из-за раннего обстрела никто из ребятишек еще не пришел. Так вот, на детской площадке мы собрали целое ведерко осколков.

Погибшей Галине Павлютиной было 69 лет. Всю жизнь она проработала на доломитном заводе в кирпичном цехе. Несколько лет назад похоронила старшего сына. Младший — Александр — жил рядом, в соседнем доме.

— В это утро мы пережидали обстрел, спрятавшись в квартире между перекрытиями, — рассказывает «Известиям» невестка погибшей Алла. — В нашем многоквартирном доме есть подвал, но в последний раз мы спускались туда, наверное, год назад. Привыкли дома. И вот в восемь утра позвонила Сашина мама, сказала: «Я ранена». Мы прибежали. Она смогла открыть нам дверь. Она повторяла только одно: «Дышать, дышать…» Вызвали скорую. Но было поздно: умерла спустя несколько минут у нас на руках…

Не только война

Несмотря на постоянную опасность, от войны жители поселков стараются абстрагироваться — не замечать, как будто ничего не происходит. Иначе нервы не выдержат. Гордость гольмовцев — восстановленное центральное электроснабжение и газ, которых не было несколько лет. В Зайцево довольно оперативно ремонтируются нарушенная инфраструктура, социальные объекты.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Прудников

— В этом году мы построили детскую площадку в центре поселка, — рассказывает глава Зайцево Ирина Дикун. — Шесть месяцев искали спонсоров — нашли в России, Белоруссии, Германии и в ДНР. Уже всё действует. Волейбольное поле со специальным покрытием. Качели, лестницы. А то ведь совсем негде было детям собираться. Следующая задача у меня — разбить рядом пешеходную аллею с лавочками, чтобы можно было прийти, пообщаться друг с другом, отдохнуть.

По поводу затянувшейся войны Ирина говорит так:

— Остановить ее мы не можем. Что остается? Не закрывать глаза на происходящее, вот что. Мы, к примеру, приезжаем в Донецк, а там в центре города совсем другая жизнь — сытая, богатая, люди забыли о страданиях, живут, как будто всё хорошо. А вы к нам приезжайте или на другие окраины, посмотрите, что там. Поэтому давайте быть одной семьей. Лежат, допустим, у вас одежда без дела — пальто, юбка — отдайте тем, кто нуждается. Таких людей очень много. Будем семьей одной — выдержим все испытания.

Люди всё равно верят, что рано или поздно это закончится. И решение контактной группы в Минске ввести бессрочное перемирие начиная с грядущего воскресенья в очередной раз дает им хотя и маленькую, но всё равно надежду.

Загрузка...