Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В СМИ появилась информация об исследовании Всемирного банка и Роспотребнадзора относительно уровня кредитной нагрузки россиян. Вывод на первый взгляд чудовищный: 29% опрошенных, исходя из их финансового положения, не стоило бы предоставлять кредит уже сейчас, еще 26% банк считает уязвимыми — при изменении макроэкономической ситуации или снижении дохода им будет трудно выплачивать заем. Иными словами, более половины наших соотечественников находятся в зоне «кредитного риска».

Вместе с тем, если разобраться, данные уважаемых организаций — причем именно данные, а отнюдь не выводы — внушают скорее повод для оптимизма; по крайней мере лично я ожидал бы от подобного исследования гораздо худших результатов. Дьявол, как всегда, в случае с социсследованиями, кроется в деталях — формулировке вопросов и их интерпретации.

В самом деле, посмотрим, что именно продемонстрировал опрос. Важнейший показатель — просроченные кредиты. О наличии просроченных займов заявили 9% семей, оформлявших их в банках, и 8% семей, бравших в долг у микрофинансовых организаций (МФО). Много это или мало?

На самом деле в подобного рода статистических исследованиях гораздо важнее не абсолютное значение показателя, а его динамика, а также соотношение с другими параметрами. Так вот, этот показатель вполне коррелирует с общим объемом просроченных необеспеченных потребительских ссуд — 8,9% на конец I квартала. А этот показатель, если верить статистике Банка России, снижается — на начало года было 9,1%. Да и в целом доля просроченной задолженности физлиц падает — сейчас она на уровне 0,9% против 1,1% на начало 2017-го. В кризисные времена было еще выше.

Это вызывает не только оптимизм, но и некоторое удивление — учитывая перманентное падение реальных доходов населения в последние несколько лет. Однако ларчик открывается просто: после кризиса 2014–2015 годов банки стали строже подходить к отбору заемщиков, новые «поколения» кредитов гораздо выше по качеству предыдущих, выданных в период «безудержного оптимизма» 2011–2013 годов.

Еще один важнейший показатель — процент заемщиков, прибегших к реструктуризации или продлению срока кредита либо получивших отказ в предоставлении займа. Несмотря на смешение в кучу в рамках одного вопроса столь разных понятий, абсолютные цифры (10% для банков и 16% для МФО), если честно, оказались для меня полной неожиданностью — я думал, что количество отказов гораздо выше, особенно с учетом упомянутого выше ужесточения требований банков к отбору заемщиков. На практике же оказалось, что финорганизации считают наших граждан вполне платежеспособными — в сегменте малого бизнеса, например, число отказов в выдаче кредитов на порядок больше.

Тем удивительнее на этом фоне выглядит первая часть вывода Всемирного банка: 29% опрошенных не стоило бы предоставлять кредит. Что, как видим, кардинально расходится с практикой коммерческих банков, эти займы выдающих. Здесь, возможно, есть поле для дискуссий экономических теоретиков и психологов, но лично я более склонен доверять подходу кредитных организаций: в конце концов они в отличие от финансовых чиновников считают свои деньги, а не чужие. И должны оценивать риски предельно реалистично: недооценка чревата ростом невозврата ссуд, излишняя осторожность — недополученной прибылью.

Впрочем, Всемирный банк тоже можно понять. Его мнение, а также вывод, что 26% заемщиков будут «уязвимыми» при изменении макроэкономической ситуации или снижении дохода, базируются, видимо, еще на трех результатах опроса. А именно — что у 14% банковских заемщиков есть затруднения с выплатой кредита, у 26% — траты на платежи по займам, повседневные расходы семьи и оплата ЖКХ составляют более 75% совокупных доходов и лишь у 41% финансовая ситуация лучше — как в плане доли трат в семейном бюджете, так и с точки зрения отсутствия сложностей выплат по ссудам, просроченной задолженности и отказов в выдаче займов.

Что тут можно сказать? Ну, для начала, многое зависит от постановки вопроса. Скажем, если спросить, условно, Ротшильда о том, испытывает ли он трудности при выплате по кредитам — далеко не факт, что миллиардер ответит no problem. Но, скорее всего, на очередную ссуду он может рассчитывать практически в любом банке. Если же серьезно, для страны, где значительная часть населения живет от зарплаты до зарплаты, более 40% семей, которые вообще не испытывают сложностей с получением кредитов и их обслуживанием, — очень хороший результат. Так что, полагаю, у нас еще есть поле для новых займов.

Автор — финансовый аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...