Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Украинские националисты выпустили огонь по Писаревке ЛНР из HIMARS
Интернет
Hogwarts Legacy стала доступна первым пользователям
Общество
В Брянске задержали гражданку Украины по подозрению в контрабанде
Наука
Ученые в Кембридже заявили о пользе средств от изжоги в лечении туберкулеза
Общество
Москва выделит инвесторам 43 га земли для возведения спорткомплексов
Мир
Байден назвал спецоперацию РФ на Украине «испытанием на века» для США и всего мира
Общество
В России предложили преподавать кибергигиену в школах
Происшествия
В Санкт-Петербурге столкнулись три автомобиля на ЗСД
Мир
Посол РФ в ФРГ указал на проблемы Берлина в замещении российских энергоносителей
Общество
В Москве демонтировали 25 домов в рамках программы реновации
Мир
Небензя назвал прекращение поставок западного оружия Киеву условием мира на Украине
Экономика
За 2022 год россиянам начислили более 140 млрд рублей по программам лояльности

Рисовали два товарища: выставка Бенькова и Фешина воссоединила друзей

История взаимоотношений художников стала продолжением живописного ряда
0
Фото: агентство городских новостей «Москва»/Сергей Киселев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Где нашему художнику лучше — на Западе или на Востоке? Ответу на этот вопрос посвящена выставка «Место под солнцем. Беньков/Фешин», открывшаяся в Музее русского импрессионизма и объединившая работы двух мастеров первой половины XX века. Их судьбы рифмуются: уроженцы Казани, однокашники и близкие друзья, они в 1920-е годы были вынуждены эмигрировать. Но в истории искусства их роли не равноценны. Николай Фешин — один из самых дорогих в мире российских живописцев, Павел Беньков — тоже кумир, но только в Узбекистане. На родине же оба малоизвестны. Экспозиция призвана устранить эту несправедливость.

Около полусотни работ Фешина и Бенькова (примерно поровну) разместились на нулевом этаже музея. Что ценно, кураторам удалось собрать произведения разных периодов, так что эволюцию обоих авторов проследить можно. Есть здесь и знаковые вещи: «Портрет гравера Уильяма Дж. Уотта» Николая Фешина, с которого началась его американская слава, и «Крытый базар в Бухаре» Павла Бенькова — одна из первых и самых ярких его работ, созданных в Средней Азии.

Но все же о полноценной ретроспективе говорить не приходится, особенно в отношении Фешина: не хватает крупноформатных полотен, нет главных музейных шедевров и аукционных хитов вроде «Портрета Надежды Сапожниковой», проданного полтора года назад за £3,65 млн. Впрочем, чему удивляться? Большинство работ художника — в американских частных коллекциях, а их рыночная стоимость (сотни тысяч, а то и миллионы долларов) делает цену транспортировки и страховки неподъемной.

Собрать произведения Павла Бенькова было, видимо, проще — выборка здесь представительнее: прекрасное лирическое полотно русского периода «На веранде», полные восточного колорита «Хауз с водоносами (Ляби-хауз)» и «Возвращение с базара», третьяковская «Девочка-хивинка»… Объединяет большинство мизансцен Бенькова жаркое южное солнце, заливающее улицы, крыши домов, деревья. И в этом — ключевое отличие от Фешина, у которого свет очень редко фигурирует как самостоятельный мотив.

Ему интереснее игра цвета, превращающая повседневный образ в звучный, почти абстрактный визуальный «аккорд». Вместо колоритной реальности Бенькова у Фешина царство самодостаточной художественной фантазии, для которой модель или интерьер — лишь исходный импульс. На его картинах любуешься не человеком как таковым, а причудливой пляской экспрессивных штрихов, контрастами фактуры поверхности — шершавой или идеально гладкой, мерцанием оттенков.

Картины Фешина — главная ценность выставки. Не только коммерческая, но и художественная. В этом плане вердикт истории справедлив. И тот факт, что именно Фешин, а не Беньков, оказался в эпицентре арт-индустрии, не стоит трактовать как первопричину мирового успеха. Напротив, утвердиться в остроконкурентной среде куда сложнее, чем в местах, где профессиональный живописец — само по себе диковинка.

У Фешина сюжет неважен. Сама его манера настолько индивидуальна и узнаваема, что любой образ преображается — будь то индейцы Нью-Мехико, заснеженный русский лес, калифорнийские виды или обычные цветы в вазе. Это, по-видимому, и ценили западные коллекционеры, обеспечив ему прижизненную славу.

Хотя и у Бенькова всё сложилось удачно. В течение двух десятилетий интенсивно работая и преподавая в Самарканде, он стал одним из основателей живописной школы Узбекистана. В этой счастливой истории двух друзей не хватало только финального хеппи-энда — встречи годы спустя. Теперь она состоялась, пусть и метафорически.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир