Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

«Реально увеличить количество иностранных студентов, но они не падают с неба»

Президент «Просвещения» — об экспорте образования, лидерстве математической школы и иностранных студентах
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российские вузы могут привлекать втрое больше иностранных студентов, а их количество напрямую влияет на потенциал страны в сфере экспорта образования. Как высчитывается его объем, в чем российская школа дает фору западным и откуда нам привлекать студентов, в интервью МИЦ «Известия» на полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) рассказал президент группы компаний «Просвещение» Михаил Кожевников.

— Михаил Юрьевич, у нас к вам много вопросов. В частности, хотели бы поговорить о глобальной конкурентоспособности российского образования и его экспортном потенциале. Что вообще вкладывается в такое понятие «экспорт образования»?

— Экспорт образования — это количество людей, которые не являются гражданами РФ, но получили российское образование. Фактически объем экспорта образования определяется количеством таких людей, их влиянием как на мировую, так и на российскую экономику, тем, что они вынесли из обучения в России. Их навыки, возможности, их участие в создании общей мировой ценности определяет статус России как мировой державы по экспорту образования. Поэтому чем больше иностранных студентов обучается в России, тем выше потенциал России на мировой арене — вне зависимости от того, уезжают они обратно к себе или остаются у нас.

— Какую позицию, на Ваш взгляд, занимает российская школа на международной арене образования?

— Если говорить про среднюю школу, то огромный потенциал ее развития на мировой арене заключается, прежде всего, в математической школе. Потому что на сегодняшний день математическая школа РФ — она номер один. И в США, и в Китае, и во многих других странах это признано, там стараются применять как можно больше российских методик. К сожалению, мы пока этим потенциалом пользуемся недостаточно активно. Я надеюсь, что в ближайшие несколько лет ситуация будет меняться.

Помимо этого, у нас высокий потенциал по образованию в сфере искусств, но это уже больше относится к дополнительному образованию.

— А если мы исключим математику, какие остаются конкурентоспособные предметы?

— Российская физика и химия находятся на топовом уровне, так как математика является основой для преподавания этих наук. Поэтому потенциал у нас очень большой. Если говорить про высшую школу, сильных сторон больше: это и гуманитарные науки, и управление, и медицина, специальности на стыке наук, всё, что касается космоса, и многое другое.

У российского высшего образования экспортный потенциал намного больше. И сегодня [на ПМЭФ] как раз была панельная сессия с участием министра образования и науки, губернаторов и представителей ведущих университетов РФ об экспорте образования и тех перспективах, которые есть у российских вузов в привлечении иностранных студентов.

— Показатели уже растут?

— Цифры растут. И планы по этому росту достаточно амбициозны. Задача —удвоить экспортный потенциал в ближайшие четыре года. И я думаю, что эта задача может быть даже перевыполнена.

— В этой программе участвуют в основном Москва и Санкт-Петербурге или региональные вузы тоже подтягиваются?

— Стоит задача подтянуть регионы, конечно. Пока в лидерах Москва и Петербург, но очень активно развивается Дальневосточный федеральный университет во Владивостоке, очень большой потенциал у уральских университетов — это и Екатеринбург, и Пермь. Я думаю, что потенциал велик также у центральных и сибирских регионов. В Томске, например, много иностранных студентов. Есть и специальности, на которые иностранные студенты будут приезжать сюда с удовольствием, есть возможность и у городов обеспечить комфортные условия, к которым привыкли иностранные студенты.

— Студентов из каких стран больше всего в России?

— Конечно, основа — это страны СНГ. Много студентов из Китая, Индии, Северной Африки и Латинской Америки. Но потенциал потока из этих стран кратный — реально можно увеличить количество студентов в 2-3 раза. Это даст и существенный потенциал для развития экономики конкретных регионов, куда эти студенты будут попадать, и потенциал в развитии статуса России как передовой державы, потому что образование на сегодняшний день — основной драйвер экономики.

— Мы начали разговор с преимуществ российского образования. А в чем мы уступаем западным и европейским странам?

— Мы должны сосредоточить максимальное количество усилий на том, чтобы российская школа была больше ориентирована на практику, чтобы детям показывали возможные будущие профессии. И чтобы профессиональная мотивация была основой обучения в старшей школе как минимум. Именно практикоориентированность позволяет добиваться тех результатов в экономике, того статуса в образовании, которые помогают потом студентам находить работу, быть востребованными и чувствовать себя успешными.

Очень важно присутствие российской школы за рубежом. Студенты не падают с неба: они же заканчивают школу в своих странах, потом приезжают уже куда-то поступать в вузы. И если российские школы будут присутствовать в большинстве стран — не только СНГ, но и Азии, Африки и Латинской Америки, хотя бы в единичных экземплярах — они будут иметь колоссальный потенциал и станут драйвером развития наших будущих студентов, партнеров и, не побоюсь этого слова, друзей. С местом учебы, с сокурсниками создается определенная связь, которая сохраняется очень надолго и в будущем определяет мышление человека.

— Какие форматы поддержки экспорта российского образования на практике реализует группа компаний «Просвещение»?

— «Просвещение» сейчас только приступает к этому направлению. Тема школьного образования близка и понятна нам. Мы очень активно сотрудничаем с иностранными партнерами в плане экспортного содержания образования. У нас есть опыт передачи методик преподавания физики, математики и гуманитарных наук в такие страны, как Израиль, Японию, страны СНГ и другие. У нас налажен контакт с коллегами, которые хотят адаптировать содержание российских программ по вышеупомянутым предметам.

Что касается привлечения студентов, для нас эта тема — вызов. Она чрезвычайно интересна, в ближайшее время мы будем заниматься этим очень детально, и, думаю, эффективно.

— Может ли помочь «Просвещение» в развитии практикоориентированности, о нехватке которой Вы говорили?

— Как интегратор всех образовательных услуг «Просвещение» как раз и занимается созданием условий для обеспечения этой практикоориентированности. С одной стороны, мы развиваем содержательную часть образования, а с другой, понимаем, что нужно научить учителей всем тем содержательным инновациям, которые сейчас вводятся. Кроме того, нужно создать определенную инфраструктуру, которая позволила бы преподавателям на практике применять эти инновации.

Прямой эфир

Загрузка...