Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Состоявшийся на Украине 24 мая синод новой структуры – Православной церкви Украины (ПЦУ) – и предшествующие ему события показали, что внутри этого раскольнического объединения назревают новые проблемы. Бывший глава Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) Филарет — заявил, что синод «был направлен на уничтожение Киевского патриархата». А несколькими днями ранее он отметил, что «если бы мы знали содержание томоса, то не согласились бы на такой томос». Это слова сказаны Филаретом про документ, получения которого он так усиленно добивался в последнее время. И считал условием национальной безопасности страны.

В чем причина таких заявлений Филарета? С одной стороны, в основе выступлений экс-патриарха лежит непреодолимое желание власти. Причем оно преобладает над декларируемыми им ранее стремлениями создать «единую, независимую церковь». С другой, — это логичное следствие серии грубейших нарушений канонических норм, имевших место при создании ПЦУ.

В подобных структурах личные амбиции всегда преобладают над «корпоративными» интересами. Оказалось также, что в условиях отсутствия внешнего гаранта единства ПЦУ, каким был экс-президент Петр Порошенко, раскольники оказались неспособными договориться даже между собой.

Суть конфликта в том, что Филарет обвиняет главу ПЦУ митрополита Епифания и поддерживающих его архиереев в том, что они не соблюдают устные договоренности, достигнутые накануне «объединительного» собора в декабре 2018 года. Филарет, снявший свою кандидатуру с выборов главы новой церкви, как на том настаивал Константинопольский патриархат и Порошенко, утверждает, что именно он должен реально управлять ПЦУ. Епифанию же, формально занимающему должность предстоятеля, должна быть отведена роль представителя ПЦУ в контактах с внешним миром.

Однако, как оказалось, Филарета решили «слить». Реальную власть ему так никто и не передал. В качестве утешения он получил только киевские приходы. Силы, продвигающие «проект» национальной украинской церкви, рассчитывают, что уход на второй план Филарета, с фигурой которого у многих ассоциируется раскол, поспособствует тому, что остальные поместные церкви признают ПЦУ.

Правда, это расчет ошибочный. Дело в том, что не только Филарет, но вся иерархия ПЦУ ущербна. Люди, «рукоположенные» в свое время пребывающим под анафемой Филаретом, являются по сути никем. То же можно сказать и про членов Украинской автокефальной православной церкви, другой раскольнической структуры, принимавшей участие в создании ПЦУ. В православном мире это хорошо понимают. Поэтому ни одна поместная церковь, кроме Константинопольского патриархата, спустя полгода после создания ПЦУ так и не признала данное образование.

Вместе с тем «слить» Филарета оказалось непросто. Он сохранил в своих руках финансовые ресурсы Киевского патриархата, что позволяет ему удерживать сторонников из числа старой гвардии архиереев. Более того, оказалось, что УПЦ КП продолжает существовать в юридическом поле. Она так и не была упразднена, несмотря на соответствующее решение архиерейского собора этой церкви, состоявшегося накануне упомянутого объединительного собора.

Интересно, что УАПЦ (украинская автокефальная) также продолжает существовать. Ее глава, митрополит Макарий, заявил, что подаст документы в органы власти на прекращение деятельности УАПЦ только после того, как это сделает Филарет. В итоге на сегодняшний день на Украине официально действуют не две крупные раскольничьи структуры (УПЦ КП и УАПЦ), как это было до недавнего времени, а целых три.

Такая ситуация в очередной раз подчеркивает незаконность и неканоничность вмешательства в украинские дела патриарха Константинопольского Варфоломея. Вместо обещанного преодоления раскола в стране появилась новая церковь. Причем, автокефальной, обладающей полнотой суверенитета, ее назвать никак нельзя. По иронии судьбы на это указывает сам Филарет. Он прямо заявляет, что Епифаний – фигура несамостоятельная, а ПЦУ во многом зависима от Константинополя.

Фанар видит, что ситуация разворачивается по невыгодному для них сценарию и пытаются переломить ее в свою пользу. Накануне синода ПЦУ представитель Константинопольского патриархата митрополит Галльский Эммануил встретился с Филаретом и Епифанием, а после заседания заявил, что тот, кто не принимает положения томоса, тем самым отказывается быть в лоне ПЦУ. Слова эти были адресованы Филарету.

Одновременно, на синоде ПЦУ было принято решение рукоположить в епископы архимандрита Епифания (Димитриу) из Элладской православной церкви. Цель таких действий, вероятно, состоит в том, чтобы посредством введения в состав ПЦУ грека придать этой церкви видимость каноничности. Дескать, ПЦУ – открытая структура, в которую может переходить духовенство из других церквей. Также Варфоломей рассчитывает добиться поддержки православных церквей Греции.

Непризнание ПЦУ в православном мире — основная проблема для раскольников, Константинополя и стоящих за ними сил. На ее решение брошены ресурсы не только церковной, но и светской дипломатии. В той время как 24 мая в Киеве заседал синод ПЦУ, патриарх Варфоломей встретился с послом США в Греции Джеффри Пайеттом. Дипломат выразил «решительную поддержку по обеспечению свободы вероисповедания и украинской автокефалии».

В первой половине мая посол США по вопросам международной религиозной свободы Сэм Браунбэк совершил тур по Балканам, встретившись с предстоятелями и духовенством Элладской, Болгарской и Румынской православных церквей. Нельзя исключать, что американский дипломат пытался склонить эти церкви к признанию ПЦУ. Стоит обратить внимание, что Браунбэк встречался также с духовенством Бессарабской митрополии. Эта структура была создана Румынским патриархатом в 1992 году в Молдавии, территория которой находится в юрисдикции РПЦ. Вследствие этого между Русской и Румынской церквями существует неурегулированный юрисдикционный спор. Не исключено, что Браунбэк обещал румынам поддержку в укреплении позиций Бессарабской митрополии в Молдавии в обмен на признание ПЦУ.

Пока внешние игроки активно работают с православными церквями, добиваясь от них антиканонических решений в пользу ПЦУ, Филарет не намерен сдаваться. После синода он заявил, что собирается «защищать Киевский патриархат до конца». Сложно сказать, кто победит в битве раскольников. Очевидно только, что это противостояние лишний раз указывает: в расколе всегда много политики и очень мало духовности.

Автор — эксперт Российского института стратегических исследований

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...