Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Лампа, деньги, два ножа: «Аладдин» Гая Ричи готов к опасностям

Новый диснеевский блокбастер играет на ностальгии по мультипликационному оригиналу
0
Фото: WDSSPR
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат вышел «Аладдин» — музыкальная киноадаптация классической анимационной сказки от студии «Дисней». Многое в фильме Гая Ричи сделано безупречно и талантливо, но по мере приближения к финалу всё сильнее хочется пересмотреть оригинал.

Новому «Аладдину» не слишком повезло выйти вскоре после «Дамбо», где в каждом кадре и герое ощущался индивидуальный почерк Тима Бертона, несмотря на столь же культовый диснеевский первоисточник. От Гая Ричи ожидали аналогичного авторского подхода, то есть агрессивной среды, уличного пацана Аладдина в духе персонажей «Большого куша» и «Карты, деньги, два ствола», искрометных и афористичных диалогов, клипового монтажа. Но продюсеры студии и Ричи пошли более компромиссным путем, в результате чего получился качественный, вполне увлекательный экшн-мюзикл с несколькими отлично поставленными музыкальными номерами и парой-тройкой сюжетных твистов, которых не было в мультфильме.

Аладдин, воришка с добрым сердцем, систематически обчищает прилавки родной Аграбы. Однажды он встречает на рынке переодетую принцессу Жасмин. Дочка султана очень хочет сама стать правителем, прочла много книг, но понятия не имеет, что за товары нужно платить, а если взять их без спроса, можно загреметь под стражу. Оставим на совести сценаристов эту условность.

Так или иначе, Жасмин и Аладдин сразу нравятся друг другу, но юноша попадает в поле зрения амбициозного визиря Джафара. Ему как раз нужен волонтер для рискованного похода в волшебную пещеру за лампой с джинном, исполняющим любые три желания. Лампа в итоге остается у Аладдина, с джинном у них завязывается дружба, и они решают сделать Аладдина принцем, чтобы по всей форме посвататься к Жасмин. Не учитывают они только одного: Джафару по-прежнему нужен древний артефакт и прилагающийся к нему слуга.

Мультипликационный шедевр 1992 года пересказан близко по содержанию и форме, но между фильмами имеются ключевые различия. Для начала — образ джинна. Робин Уильямс сделал его очаровательным шутником и болтуном, которому было так скучно сидеть в лампе, что теперь ему хочется веселиться, а не исполнять свои рабские обязанности. Для великого американского комика джинн явился чуть ли не одной из главных ролей в жизни, хотя играл он его только голосом. В ремейке персонажа арабского фольклора сначала должен был воплотить Джим Керри, но в итоге он достался Уиллу Смиту. Его обитатель волшебной лампы более накачан, прямолинеен, его образ не лишен влияния хип-хоп культуры. Но до обаяния Уильямса ему далеко.

Принцесса Жасмин в мультике была авантюристкой, а здесь она открытая феминистка — Аладдин в этих отношениях играет подчиненную роль. В сказочной арабской стране девушка одета скорее в индийском стиле (у актрисы Наоми Скотт, кстати, индийские корни), хотя в эпоху #metoo героиня вряд ли может носить полупрозрачные шаровары и открытый топик, как в анимационной версии. У Аладдина, кстати, наряд тоже более закрытый, хотя раньше юноша не стеснялся практически голого торса.

Интересно решен образ Джафара. Марван Кензари играет визиря как своеобразного двойника Аладдина. По сюжету он бывший воришка, со временем превратившийся в опасного преступника, одержимого жаждой власти и мечтой перестать быть вечно вторым. Это путь темной стороны Силы: параллели между персонажами заставляют вспомнить Люка Скайуокера и Дарта Вейдера.

Много красочных музыкальных номеров, опасных погонь и шуток — мало психологизма, оригинальности и характерного для арабских сказок эротизма. Таков новый «Аладдин», который, тем не менее, будет главным семейным киноразвлечением в ближайшие недели.

Прямой эфир

Загрузка...