Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Боевой бухгалтер: как Петлюра стал правителем Украины
2019-05-20 14:15:32">
2019-05-20 14:15:32
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Про него часто пишут: сын извозчика. Это не совсем так. Семен Васильевич Петлюра родился 22 (10 по старому стилю) мая 1879 года в патриархальной и состоятельной полтавской семье, а его отец был хозяином нескольких извозных выездов и избирался уездным заседателем. В день 140-летия первого украинского диктатора «Известия» вспомнили, как простой бухгалтер добрался до вершин власти и как был оттуда низвержен.

Фамилия Петлюра, скорее всего, запорожского, казацкого происхождения. Будущий диктатор Украины окончил двухлетнюю церковную школу, потом постигал науки в бурсе — духовном училище. Набожные родители видели его будущим священником. Но семинариста Петлюру, как и многих его однокашников, больше увлекали революционные идеи.

Его тянуло к самообразованию, к литературе, к истории. Из Семена он переименовался в Симона — то ли на французский, то ли на боливарийский манер. Штудировал Чернышевского, Маркса, Степняка-Кравчинского. Джентльменский набор революционно настроенного молодого человека того времени. И, конечно, земляков — Тараса Шевченко, Ивана Франко.

Летом 1901 года неблагонадежного юнца исключили из Полтавской семинарии и в известной степени загнали в революционное подполье. Для Петлюры началось время скитаний по Украине и Кубани...

Агитатор и горлопан

Он состоял в Революционной украинской партии (РУП) с первого года ее основания — агитировал, распространял листовки. Руповцы ратовали за свержение монархии, за украинскую автономию в составе Российской республики, за равенство и отмену сословных привилегий. Эта подпольная партия на 80% состояла из студентов. Простоватый Петлюра авторитетом у высоколобых товарищей не пользовался.

С портретов на нас смотрит мирный, блекловатый человек, совсем не похожий на «пламенного революционера». В полиции его описывали так: «Приметы Семена Петлюры: рост 166 см, среднее телосложение, внешность интеллигентная, серьезная, имеет привычку выставлять левую ногу вперед и держать руки перед собой; волосы на голове светло-русые, длинные, прямые, пробор с правой стороны, брови и усы русые, борода редкая, рыжеватая, глаза серые, большие, близорукий; при вечернем освещении читает с помощью очков; череп правильный, круглый, лоб плоский и широкий, нос прямой, лицо продолговатое». Ни особых примет, ни особых талантов.

Правда, и беспросветной посредственностью его назвать нельзя. Он более-менее проявил себя в журналистике — в том числе в нелегальной. Сам зачитывался статьями Ленина, Плеханова, Луначарского, участвовал в мятежных событиях 1905 года... У него не было ни престижного диплома, ни веских знакомств. Но безвестного члена подпольной партии обуревали лидерские амбиции. В молодые годы Петлюра пристрастился к чтению, был не чужд театру и музыке. Он научился неплохо «толкать речи» — в патетической манере, певуче, как священник.

С программой радикального украинского национализма в начале ХХ века выступил молодой харьковский адвокат Николай Михновский — автор манифеста «Самостийна Украина». Он призывал к решительному разрыву с «москалями», к созданию независимого украинского государства от Вислы до Каспия. Михновский проповедовал национализм крови: «Украина для украинцев — и точка». Эти идеи оставались маргинальными. Они не слишком увлекали и Петлюру. Столь радикальный разрыв с Россией, со сложившимися устоями, Малороссия — даже революционная — не принимала. И Харьков, и Киев — города русскоязычные, с пестрым национальным составом без преобладания патентованных украинцев.

Объявить хранителями национальных традиций крестьян тоже не получалось: для них определяющей оставалась принадлежность к Русской православной церкви. Украинский национализм оставался «панской» фантазией.

Петлюра бежал от полиции в Лемберг (тогдашнее название Львова) — в Австро-Венгрию. После объявления амнистии вернулся на Родину и, остепенившись, умерил революционную активность. В Киеве ему не удалось найти достойной работы. Пришлось отрываться от приятелей по РУПу и, подобно кузнецу Вакуле, ехать аж в самый Санкт-Петербург. Жил он и в Москве. Там он устроился рядовым бухгалтером в торговавшую чаем фирму «Караван». В те годы общественной жизнью — хоть легальной, хоть подпольной — он занимался мало. Возможно, ждал своего часа.

Дети февраля

Февраль 1917 года всколыхнул страну — и Киев не стал исключением. Эти киевские революционные сюжеты хорошо известны по роману Михаила Булгакова «Белая гвардия», по его же пьесе «Дни Турбиных». О «петлюровщине» Булгаков писал едко, без малейшей приязни. Нужно сразу оговориться: рады, комитеты, атаманы, о которых мы будем говорить, не были государственной властью в привычном для нас смысле. Контролировать всю Украину, даже весь Киев в те годы не удавалось никому. Это была полноценная смута, густое политическое варево. И Петлюра снова пошел в политику. На Украине у него была репутация старого, проверенного революционера. Этим грех было не воспользоваться. Вот и пришел час таких, как он, «борцов» с двадцатилетним стажем, на которых молодые соратники глядели почти с восторгом. В начале революционного мая Петлюра прибыл в Киев и сразу попал на Первый Всеукраинский военный съезд. Ему повезло. Еще в 1916 году он поступил во «Всероссийский союз земств и городов». Эта организация официально занималась снабжением армии, а ее члены имели право на ношение формы полувоенного образца (в обществе их не без иронии называли «земгусарами»). Одетого в «земгусарский» мундир Петлюру в Киеве сочли знатоком военного дела.

Радикальное ядро самостийников возглавлял на съезде заносчивый Михновский. Умеренные националисты пытались протолкнуть в кресло председательствующего Петлюру — как революционера, близкого к народу и армии. Михновский бушевал от бессилия. В итоге приняли компромиссный вариант: избрали президиум, в который вошли и Петлюра, и Михновский. А формального лидера съезд поначалу не выдвинул. И все-таки победил в этой схватке Петлюра, ставший главой Генерального комитета, который контролировал создававшуюся украинскую армию.

Провозглашение Третьего Универсала

Провозглашение Третьего Универсала на Софийской площади в Киеве. В центре Симон Петлюра, Михаил Грушевский, Владимир Винниченко, 1917 год

Фото: commons.wikimedia.org

10 июня 1917 года, несмотря на противодействие петроградского Временного правительства, рада приняла «универсал» (т.е. постановление), провозгласивший автономию Украины, «не отделяясь от России, не разрывая с государством Российским». Самостийники не имели в малороссийских губерниях широкой народной поддержки. Выборы в местные органы власти, проведенные в 1917 году, не принесли им победы. Будущей высшей властью на Украине объявлялось Всенародное украинское собрание, но в составе России. Это был триумф Михаила Грушевского — идеолога и лидера рады. Петлюра, исполнявший обязанности «военного министра», всё еще находился в тени. Слишком слаба была его армия.

25 октября власть ситуация резко изменилась: власть в Петрограде захватили большевики. Вскоре после этого рада выпустила очередной универсал, в котором снова говорилось о существовании автономной Украины в составе Российской республики. Петлюра к тому времени добился некоторой популярности — главным образом своими ораторскими выступлениями. Он был сторонником украинизации, прежде всего в армии.

Но, когда Совнарком попытался говорить с радой языком директив, киевские власти показали несговорчивый норов. Вряд ли Грушевский и Петлюра в те дни могли вообразить, что комиссары пришли к власти всерьез и надолго. Между тем Ленин методично готовил большевизацию Украины. С этого времени Петлюра не сомневался: его главные противники — большевики. Он — с переменным успехом — вел переговоры со всеми противниками «красной Москвы», с немцами, поляками, французами, но редко шел на компромиссы с большевиками, несмотря на общие «подпольные» и социалистические корни.

Батька-атаман

В начале первой революционной зимы Петлюра произнес одну из своих «наполеоновских» речей: «На нас готовится поход! Мы ощутили, что нам, украинским демократам, в спину кто-то готовит нож... Большевики концентрируют свое войско для разгрома Украинской республики». Вскоре большевики заняли Харьков, а Петлюру отправили в отставку. Тут-то он и проявил себя как самостоятельная сила.

В январе 1918 года Петлюра, пожалуй, впервые решился на смелую инициативу с претензией на лидерство. Чтобы выбить большевиков из Харькова, он стал собирать собственную добровольческую армию — Гайдамацкий кош Слободской Украины. И, хотя поначалу состав гайдамаков насчитывал всего лишь несколько сотен сабель, Петлюра на этой волне из политика превратился в атамана.

В смутное время герои необходимы как никогда. Но лучшие солдаты и офицеры погибли на фронте, так что Петлюра оказался вне конкуренции. В одночасье его эффектное, легко запоминающееся имя стало легендарным. Гетман Скоропадский — ставленник немцев, противник революционных преобразований, к тому же не отличавшийся управленческими дарованиями — быстро растерял популярность. На излете 1918 года многие надеялись: придет Петлюра — наведет порядок. Прекратятся грабежи, уйдет голод. Жители Украины не вдумывались в тонкости идеологии и почти не имели представления о том, что творится в России или в Германии. Их мало интересовали вопросы самостийности. Петлюра на какое-то время стал для них символом силы и порядка. Он возглавил украинский Союз земств и пытался опереться на крестьянство, недовольное возвращением прежних «барских» порядков в гетманские времена. Петлюра возглавил новый революционный орган власти — названный, на французский манер, Директорией.

Именно в эти месяцы петлюровская армия разрослась и превратилась в грозную силу. Перед 30 тыс. солдат на некоторое время бессильными оказались и белые, и красные отряды. Армия гайдамаков увеличивалась — и чем больше она становилась, тем меньше управлял ситуацией сам Петлюра. Но первое время ему сопутствовала удача. В ноябре 1918-го Петлюра обратился к народу Украины с яростным воззванием. Это был сигнал к восстанию против гетмана.

Вскоре петлюровцы подошли к столице. Плохо обученные гайдамаки прорвались в Киев, сломив сопротивление остатков белой гвардии, немногочисленных сторонников гетмана и немцев, у которых имелись в «матери городов русских» свои интересы.

14 декабря 1918 года Киев оказался в руках Директории. Гетман бежал. Это был звездный час Петлюры, о котором еще полтора года назад он и мечтать не мог. Киевское пиршество петлюровцев продолжалось недолго. Впрочем, по меркам бурного революционного времени и два месяца — это немалый срок.

Кровь проливалась и в Киеве, и в десятках еврейских местечек, в которых куражились петлюровские отряды. Сам Петлюра не был отчаянным антисемитом, это известно по разным его суждениям и поступкам с 1900-х годов. Но понятие «петлюровщина» неотделимо от истории погромов и расправ над еврейскими семьями. Для вояк Петлюры это был самый простой способ обогащения, и не считаться с этим их командир не мог.

Сделал ноги

Петлюра считался атаманом, диктатором. Конечно, его власть простиралась далеко не на всю Украину, но несколько недель он оставался самым влиятельным политиком этого края. В начале января 1919 года Директория объявила войну Советской России. Но не прошло и месяца — и Петлюра бежал из Киева в Винницу. Петлюру били красные, затем — белые, затем — снова красные. Гарибальди из него не получилось. Не состоялась в те годы и украинская государственность. Атаманщина, безвластие, разгул уголовщины — такую память оставили о себе времена Петлюры.

Симен Петлюра перед отрядом украинской армии

Семен Петлюра перед отрядом украинской армии, Киев, 1920 г.

Фото: commons.wikimedia.org

Он еще делал лихорадочные попытки вернуть власть, шел на противоречивые альянсы, агитировал, но с каждым месяцем терял очки... Время работало против несостоявшегося Бонапарта. В него уже не верили. Роман обывателей с Петлюрой оказался предсказуемо недолгим: атаман не мог оправдать их надежды. Петлюровщина оказалась хуже гетманщины.

После очередного успешного наступления красных в 1921 году Петлюра бежал в Польшу, оттуда — в Венгрию и наконец во Францию, подальше от чекистов. Но именно в Париже 25 мая 1926 года его настиг выстрел Самуила Шварцбада — анархиста, украинского еврея, у которого были собственные счеты с петлюровскими погромщиками. Французский суд присяжных Шварцбада оправдал. Вряд ли Петлюра стал жертвой операции спецслужб. Месть в те годы часто обрывала жизни знаменитых политиков и командиров. Можно вспомнить убийства Петра Войкова, Григория Котовского, Якова Слащёва. У каждого из них после Гражданской войны нашлись ненавистники, готовые отомстить.

В наше время Петлюра на Украине прославлен и почти что канонизирован как борец с «российским империализмом». Его именем называют улицы, ему вот-вот поставят памятник в Киеве. Учебники толкуют о Петлюре как о выдающемся политике, как о герое. Политическая подоплека этой популярности очевидна: наши соседи пытаются перечеркнуть 70 лет советской истории и предшествовавшие века в составе империи. Хотя не прими Россия под свое крыло бывшие польско-литовские земли — и самое существование украинского народа было бы под вопросом; не поощряй большевики изучение украинского языка — нынешние вожди Незалежной обращались бы к народу на русском. Современная Украина в конечном счете — продукт 70 лет советской власти, как бы ни относиться к этому историческому факту. Киевская политическая элита прикрывает свое банкротство апологией всех противников царской и советской России. Именно всех, без разбора. Конечно, это зыбкая опора. И такая политика никому не принесла счастья, как не принесли его родной Украине и лихорадочные порывы Семена Петлюры...

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Загрузка...