Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Ее красота была дана природой и внутренней жизнью»
2019-04-26 14:19:44">
2019-04-26 14:19:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ушла из жизни народная артистка СССР Элина Быстрицкая. Звезда фильмов Сергея Герасимова, Григория Александрова, Георгия Натансона, одна из самых известных актрис Малого театра, она стала символом поколения. «Известия» пообщались с коллегами и друзьями Элины Авраамовны.

Борис Клюев, актер:

— Я знаком с Элиной Авраамовной 50 лет. Всё это время мы работали на сцене Малого театра и вместе преподавали. Сначала в ГИТИСе, потом в Институте имени Щепкина. А еще — много ездили по стране с концертами, проводили творческие встречи...

Элина Авраамовна никогда не была простым человеком. Она была звездой и воспринималась через эту призму. Понимала, что Бог подарил ей красоту и талант. Но вместе с ними и необыкновенное трудолюбие. Она была великой, прекрасной актрисой. И, конечно, у нее были очень интересные работы и в театре, и в кино. Я не люблю ярлыки, но вклад Элины Авраамовны в искусство поистине знаменателен. Когда я только пришел в театр, она играла в спектакле «Дачники», это была прекрасная постановка Бориса Андреевича Бабочкина, где были заняты все лучшие актеры Малого театра. Быстрицкая блистала в роли Юлии Филипповны. В кино она играла не так часто, но запоминалось всё, что она делала. Мои любимые ее образы — это Аксинья в «Тихом Доне» и Леля в «Добровольцах».

Андрей Житинкин, режиссер:

— Элина Быстрицкая была действительно великой актрисой. Так сложилось, что последнюю роль она сыграла в моем спектакле «Любовный круг» по Сомерсету Моэму. Я рад, что постановку записало телевидение, теперь ее часто показывают и, наверное, будут показывать. Повторяли буквально совсем недавно в связи с ее днем рождения — 4 апреля Элине Авраамовне исполнился 91 год.

Режиссер Андрей Житинкин

Режиссер Андрей Житинкин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Для всех Быстрицкая осталась такой гранд-дамой. Очень красивая, величественная женщина — Аксинья в «Тихом Доне». В жизни она была все-таки достаточно закрытым человеком, но для меня открылась как очень искренняя и сердечная женщина. Я также узнал, что Быстрицкая не всегда была счастливой в актерском плане. Иногда она десятилетиями ждала ролей. Ту же главную роль в «Любовном круге» она ждала восемь лет. Как правило, Элина Авраамовна всегда играла героинь, а здесь она должна была играть такую гранд-кокет, роль характерную, комедийную. И я увидел, как она не наигралась, недоиграла в комедию. С каким удовольствием она работала с партнерами Борисом Клюевым и Василием Бочкаревым — которые и образовали тот самый любовный круг, заявленный названием.

Конечно, Элина Быстрицкая — это икона Малого театра. Уверен, все ее будут вспоминать добрым словом. Такое количество ролей она сыграла в этих стенах, так долго служила здесь. Среди актрис труппы она последняя народная артистка Советского Союза.

До последних дней, даже не играя ролей в постоянном репертуаре, Элина Авраамовна каждое 9 мая приезжала в театр, чтобы спеть под легкий аккомпанемент буквально одну-две военные песни — и делала она это замечательно. Все понимали, что это, в общем, ее судьба. Она попала на фронт еще девчонкой, была обыкновенной санитаркой, вытаскивала мальчишек с поля боя.

Валерий Баринов, актер:

— Сейчас уходят последние представители этого великого поколения, которое было перед нами: Хуциев, Юрский, Этуш, Данелия, а теперь и Быстрицкая. Они вызывали наш юношеский восторг и восхищение.

Для меня это потеря очень большая еще и потому, что я был знаком с Элиной Авраамовной немножко ближе, чем другие. Она мне часто звонила, когда видела какую-нибудь мою телевизионную работу или слышала меня про радио. И ее звонки всегда были для меня очень дороги.

Валерий Баринов, актер  

Валерий Баринов, актер

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

Когда я ушел из Малого театра, через несколько дней мне позвонила Элина Авраамовна и сказала, что плакала из-за этого. Мне было, с одной стороны, приятно, что это сказала такая великая женщина. С другой, было очень грустно, что она расстроена.

Я впервые увидел ее на сцене, будучи еще совсем юным. Прошло около 50 лет, а я до сих пор не могу забыть это ее красное платье, красный зонтик, красную шляпку… Она играла Глафиру и выглядела в этом фантастическом наряде поистине чарующе: с осиной талией, с невероятным умением нести свое красивое тело. А ее глаза! Они излучали свет, это был просто какой-то взрыв красоты, от нее невозможно было оторваться, отвести взгляд. И уже неважно было, что она говорила и как она играла (хотя говорила она то, что нужно, и играла очень хорошо — очень подходила для этой роли), но зал взрывался аплодисментами.

У нее была удачная актерская, но очень тяжелая человеческая судьба. И вместе с тем она была известна своими благородством, сдержанностью и добротой.

Василий Бочкарев, артист и режиссер:

— В первый раз мы встретились с Элиной Быстрицкой на спектакле «Фома Гордеев» в постановке Бориса Александровича Львова-Анохина. Это был 1980 год. Конечно, тогда уже она была звездой, но никакой «звездности» я в ней не увидел. Наоборот, она была простая и доступная в общении. Потом мы работали на «Любовном круге» Андрея Житинкина. Прошло больше 20 лет, но она совершенно не изменилась. Всё так же была расположена к обоюдному творчеству. Были вещи, на которых она считала важным настоять, но всегда была открыта к диалогу.

Элина Быстрицкая и Василий Бочкарев в спектакле «Любовный Круг»

Элина Быстрицкая и Василий Бочкарев в спектакле «Любовный круг»

Фото: Global Look Press/Ekaterina Tsvetkova/Russian Look

В ней были качества, которые я потом не встречал ни в одном из своих партнеров. Да, можно начать с того, что она восхищала своей красотой. Причем не только красотой, данной природой, а той, что дается насыщенной внутренней жизнью. В ней была какая-то тайна. Известно, что еще девушкой она повидала ужасы войны, и этот опыт с ней остался навсегда. Ее биография чувствовалась в каждой роли, в каждом жесте. В понимании миссии своей профессии. Про нее можно сказать, что она чувствовала свое предназначение — делать то, что она делала.

Быстрицкая обладала чувством собственного достоинства. Она была звездой огромной величины, и, чтобы прийти к такому статусу, ей пришлось многое преодолеть. Уверен, были и слезы, и обиды, и наговоры — судьбу актрисы вообще простой не назовешь. У Быстрицкой не было позы, но она ощущала свою значимость и могла казаться недоступной, до панибратства не опускалась. Но она остро ощущала свою ответственность перед зрителем и народом. И зритель, я думаю, это чувствовал. Поэтому она точно останется в сердцах людей.

Александр Клюквин, актер:

— Мне посчастливилось играть с Элиной Быстрицкой в нескольких спектаклях, в том числе «Фома Гордеев» и «На всякого мудреца довольно простоты». Знаете, с ней было очень трудно репетировать, потому что она была «героиней героической». Вообще с каждой творческой индивидуальностью сложно. Быстрицкая была в работе требовательной, дотошной, вспыльчивой, но от этого ее актерская работа хуже не становилась. Некоторые актеры трудятся над ролью молча, сосредоточенно, а кому-то нужно создавать «театр в театре». Элина Авраамовна относилась к числу вторых. Зато игралось с ней потом очень легко.

Элина Быстрицкая и Александр Клюквин в постановке «На всякого мудреца довольно простоты»

Элина Быстрицкая и Александр Клюквин в постановке «На всякого мудреца довольно простоты»

Фото: Global Look Press/Vasilii Smirnov/Russian Look

Она была профессионалом высочайшего класса. Бывает, от некоторых партнеров не знаешь, чего ожидать: текст ли забудут или мизансцену перепутают. А Элина Авраамовна всегда всё делала четко. С ней просто было приятно выходить на сцену. Ну и, конечно, отсвет славы самой Быстрицкой падал на нас, и это было приятно. Играть с ней было честью для любого актера.

Многие называют Быстрицкую символом Малого театра. Можно возразить, что он — сам по себе символ. Но бесспорно одно: она органически принадлежала Малому, была его яркой частью. Печально, когда уходят актеры такой величины. В театре в такие моменты образуется большая ниша, которая не скоро заполнится. Эта пустота еще долго будет с нами.

Михаил Турецкий, основатель и руководитель Хора Турецкого:

— Элина Быстрицкая с благородством несла свой женский, человеческий статус, и годы на это не влияли. Она была прекрасна в любом возрасте, до самых последних дней. И такое в ней было достоинство, культура и особая, «древняя» красота — как будто она представитель народа, которого уже нет. Те роли, которые она сыграла, — это кинематографические нетленки, вечное искусство. Им не страшны смены эпох, тенденций.

Михаил Турецкий, основатель и руководитель Хора Турецкого

Михаил Турецкий, основатель и руководитель Хора Турецкого

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Она нередко приглашала нас на свои юбилеи и праздники. И всегда сияла, когда слышала хор мужчин, поющих в ее честь о любви.

Григорий Заславский, ректор ГИТИСа:

— Особенно хороша Элина Быстрицкая была в ролях аристократических дам. Даже когда играла в спектакле «На каждого мудреца довольно простоты», ее образ был особенным — как будто ее персонаж заглянул в комедию Островского из какой-то другой пьесы. А в роли Хлестовой в «Горе от ума» ее выход на сцену был абсолютно бенефисным. Она из тех актрис, которые, вроде бы не относясь к школе Малого театра, тем не менее могли то, что в Малом ценилось на протяжении всей его истории — умение подать реплику, фразу. И не только быть услышанной в последних рядах балкона, но и донести важный посыл всего характера.

Григорий Заславский, ректор ГИТИСа

Григорий Заславский, ректор ГИТИСа

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Что же касается Элины Авраамовны в частной жизни, для меня было большим открытием ее любовь к бильярду, о чем она могла говорить с невероятным азартом. Удивительно, что человек, «застегнутый на все пуговицы», на самом деле мог быть настолько азартным. Думаю, это ее качество не было использовано до конца даже в роли Графини в «Пиковой даме». Ее природное актерское и человеческое дарование было неиссякаемым и, как мне кажется, не до конца раскрытым.

Загрузка...