Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Правительство России ввело ограничения, которые коснутся поставок бензина, дизельного топлива, пропан-бутана, угля и ряда других продуктов на Украину. Ограничения войдут в силу с 1 июня. Они не окажут фатального воздействия на украинский рынок. Но замедлят развитие местной экономики.

Со времен безоговорочной победы «революции достоинства» энергобаланс Украины сильно изменился. Сократилось количество потребителей природного газа, простые автомобилисты всё чаще отказываются от чрезмерно подорожавшего бензина в пользу пропан-бутана, в электрогенерации снизилась роль угля, но возросла роль атомной энергетики (больше половины всей электроэнергии производится на АЭС). И, что наиболее важно, увеличилось влияние мировых цен на внутренний рынок.

При этом Россия остается для Украины крупнейшим поставщиком энергоносителей. Даже без учета природного газа «страна-агрессор» — крупнейший торговый партнер.

Потребление нефти на Украине снизилось с 2013 года примерно на 50 тыс. баррелей в сутки — до 200 тыс. баррелей. Собственной нефти в стране мало. По информации местного министерства энергетики и угольной промышленности, в 2018 году всего было добыто 2,15 млн т черного золота (и газового конденсата). Примерно половина этого объема направилась на перерабатывающие предприятия внутри страны.

Кстати, на момент выхода из состава Советского Союза Украина перерабатывала более 50 млн т черного золота. Легко оценить степень падения местной промышленности. На сегодняшний день из шести крупных нефтеперерабатывающих заводов признаки жизни демонстрирует лишь один. Плюс функционирует Шебелинский газоперерабатывающий завод, на котором также производятся бензины и дизтопливо.

В этом смысле ограничения на поставку Украине нефти, введенные правительством России, не окажут фатального воздействия на страну. Во-первых, небольшие объемы, которые нужны местным потребителям, можно купить и у других поставщиков. А во-вторых, нет потребления — нет проблем.

В то же время Украина глубоко зависима от импорта моторных топлив из России. Но среди основных поставщиков можно назвать Белоруссию, а также отчасти Литву и Польшу. Какие-то объемы также заходят в страну из Румынии. Но само по себе потребление бензина в стране сократилось с 3,99 млн т в 2013 году до 1,74 млн т в 2018-м, а дизтоплива — с 5,95 млн т до 5,33 млн т. Цены за тот же период выросли примерно в два с половиной – три раза. Сейчас они лишь немногим меньше среднеевропейских.

Конечно, на снижении статистических показателей сказывается тот факт, что в 2018 году в них не учитывается значительная часть территории страны. Но основная проблема не в этом. Из-за резкого удорожания бензина начался переток потребителей в сектор газомоторного топлива.

Всё большее распространение на Украине получает пропан-бутан. С 2014 года потребление этого продукта удвоилось и сейчас составляет порядка 1,5 млн т в год. В этой области Украина также зависима от России. Наша страна является крупнейшим поставщиком этого продукта в регионе. Если в области бензина или дизеля всегда можно обратиться к Белоруссии или производителям из ЕС, то с альтернативными поставщиками пропан-бутана у Киева могут возникнуть проблемы. Однако за прошедшие годы наблюдался реэкспорт небольших объемов российского пропан-бутана на Украину через Польшу. Этот вариант вполне может получить дальнейшее развитие. В этом смысле российским поставкам ничего не грозит: объемы сохранятся, но пойдут другим покупателям. А те уже могут продать их Украине. Собственно, не стоит исключать реэкспорт и прочих российских энергоносителей.

В каком-то извращенном смысле можно назвать сильной стороной украинского рынка его полную зависимость от мировых цен на энергоносители. Местному потребителю уже не так важно, кем добыты газ и нефть или где произведены бензин или дизель. Для него цена всё равно будет «европейской».

Действительно критической можно признать зависимость Украины от российского угля. Ни одна другая страна не способна предоставить необходимые украинским электростанциям объемы антрацита. До начала внутреннего конфликта и введения блокады непризнанных республик Киев мог рассчитывать на собственный ресурс, но с началом блокады роль поставок из России критически возросла. Так, в 2018 году Украина нарастила закупки российского угля на 29% — до 12,4 млн т.

Украина предпринимает попытки перевести свои электростанции с антрацита на уголь газовой группы. В случае успеха Киев получил бы возможность сократить закупки российского антрацита. Но итоговый результат пока можно назвать неудовлетворительным. Здесь также стоит устремить взоры в сторону реэкспорта. Вполне возможно, что та же Польша неожиданно захочет купить лишние 10 млн т российского антрацита.

Впрочем, введенные нашим правительством ограничения не означают полного прекращения поставок угля, нефти, бензина и прочего на Украину. Российское руководство вообще с большой осторожностью вводит санкции против Украины. Они всегда болезненны для ее экономики, но среди них не было ни одной, которая привела бы к фатальным последствиям. А теоретическая возможность убить украинскую экономику, а с ней и украинское государство, у России есть. Но такой цели никто не ставит. Ведь мы с Украиной не воюем, что бы она сама себе ни воображала.

Данные санкции также будут болезненными, но не смертельными. Объем прямых поставок подсанкционных продуктов сократится. Но явно не сойдет к нулю. В ближайшее время на внутреннем рынке Украины произойдут ценовые колебания, связанные с новыми правилами поставок энергоносителей из России. Но куда большую угрозу для него несет неопределенность после президентских выборов и вполне вероятное ослабление гривны. А «страна-агрессор» так и будет крупнейшим торговым партнером.

Автор — аналитик, заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир