Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сборы по сосенке: бизнес не желает переплачивать за охрану природы

Предприниматели просят конкретизировать законодательство, прежде чем взносы перенесут в НК
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Бизнес пожаловался в Минфин на переплату сборов за ущерб экологии, следует из письма РСПП в ведомство (есть у «Известий»). Влияние организаций на природу зачастую несоизмеримо с начисляемыми суммами штрафов и платежей за вред и негативное воздействие на окружающую среду, уверяют в объединении. Главная проблема в том, что показатели, измеряющие степень ущерба, слишком расплывчаты, из-за чего нередки интерпретации нарушений не в пользу предпринимателей. Впрочем, эксперты, опрошенные «Известиями», склонны полагать, что бизнес, напротив, не доплачивает государству за вред, нанесенный экологии, или и вовсе скрывает его.

Ущерб «в натуре»

Главный недостаток действующего законодательства об охране окружающей среды — это непрозрачность расчетов платежей за ущерб природе, следует из письма главы РСПП Александра Шохина замминистра финансов Владимиру Колычеву. В документе подчеркивается, что, исходя из нынешней практики, у предпринимателей нет стимулов вкладывать в экологию: эффективные механизмы зачета компаниям их инвестиций в устранение вреда не предусмотрены. При определении суммы платежей необходимо учитывать вариант, когда предприниматель сам устранил все негативные последствия, нанесенные экологии, предлагают в РСПП. Например, ликвидировал ущерб в натуральном выражении, то есть высадил заново все вырубленные деревья, очистил загрязненную воду и т.д.

Кроме этого, есть и другие существенные минусы методики расчетов платежей за ущерб природе. Например, если произошло химическое загрязнение почвы на большой территории, то сбор рассчитывается исходя из площади участка между крайними точками загрязнения. Тогда как зачастую урон сильно фрагментирован и наносится далеко не всей области.

Еще один пример несовершенства действующих расчетных методик — это отсутствие критериев того, как сильно пострадал конкретный природный объект. Это приводит к тому, что в судах бизнесу сложно доказать свою правоту, так как, например, степень загрязнения почвы в принципе не рассчитывается, говорится в письме Владимиру Колычеву.

Результатом несовершенств становится тот факт, что предприниматели часто платят суммы, не совпадающие с реально нанесенным окружающей среде ущербом. В РСПП предлагают конкретизировать методики — учитывать степень ущерба с помощью независимых экспертов и засчитывать компаниям их инвестиции в устранение вреда.

Четкая грань

Плата за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС) взимается за вредные выбросы в атмосферу и в водные объекты, хранение, захоронение отходов производства и потребления — в допустимых пределах, передала пресс-служба Минфина пояснения директора департамента доходов ведомства Елена Лебединской. Соответственно, чем экологичнее оборудование, тем меньше компания платит.

Если ее действия приводят к тому, что норма загрязнений превышается и экология деградирует, она платит штрафы за вред. Предполагается, что предприниматель возмещает урон природе в полном объеме в соответствии с действующими методиками подсчета. В сущности, бизнес хочет, чтобы грань между негативным воздействием и вредом была определена более четко, а также получать скидки за такой вред с учетом уже уплаченных ими платежей за «допустимое» НВОС.

В прошлом году бизнес перечислил в казну более 13 млрд рублей платы за НВОС и еще почти 2 млрд по искам о возмещении вреда экологии.

На вопрос об отношении к критике и предложениям бизнеса в пресс-службе министерства сообщили, что письмо РСПП в профильный департамент не поступало. В Минприроды не ответили на аналогичные вопросы «Известий».

Точки над i

Как сказал «Известиям» Александр Шохин, проблема неэффективности системы компенсаций за ущерб окружающей среде должна быть решена при переносе обязательных сборов в Налоговый кодекс. Максимальная четкость критериев в данном случае сможет защитить предприятия от необоснованного роста фискальной нагрузки.

Впрочем, по мнению экспертов, вряд ли предприниматели вправе опасаться увеличения платы за вред окружающей среде. По словам эксперта из Балтийского государственного технического университета Петра Матвеева, ответственный подход к экологии в российских деловых кругах пока не распространен. Об этом свидетельствуют регулярные скандалы с незаконными сбросами отходов в водные объекты, а также появлением токсичных и радиоактивных продуктов на мусорных полигонах.

— Например, тихо и без лишнего внимания вывозить строительный мусор и сгружать на какой-нибудь полулегальной свалке намного дешевле, чем заниматься этим официально, — отметил эксперт.

Источник «Известий» в Минфине предположил, что бизнес беспокоит скорее тот факт, что в случае переноса платежей в НК скрывать ущерб природе и недоплачивать соответствующие сборы будет намного сложнее.

— ФНС администрирует и контролирует платежи намного жестче. Ответственность за нарушения, предусмотренная в НК, также гораздо существеннее. Бизнесу лучше расставить все точки над i сейчас, чтобы рост объема платежей был хотя бы контролируемым, можно было апеллировать к конкретным показателям, — заявил собеседник «Известий».

В том, что компании станут платить больше, он не сомневается. Сейчас, в зависимости от отрасли и организации, недоплата за реально нанесенный окружающей среде вред может достигать 90%.

Впрочем, у многих компаний сумма начисленного им штрафа или сбора действительно может вызывать недовольство, добавил директор Центра экологических инвестиций Михаил Юлкин. По его мнению, размытые формулировки дают большую свободу для маневра, поэтому зачастую одна компания может платить за вред в несколько раз больше, чем другая за аналогичное нарушение, считает он.

Оптимальный вариант регулирования — это не взимать плату, а добиваться от бизнеса восстановления пострадавших объектов, добавил глава центра экологических экспертиз ЭКОМ Александр Карпов. По его словам, сейчас существенная часть «природных» платежей либо используется не по назначению, либо расходуется крайне неэффективно — например, если региональное правительство не в полной мере компенсирует вырубленные в результате застройки деревья. Если бы задача восстановить ущерб была целиком возложена на бизнес при соответствующем контроле государства, то проблем с теми же зелеными территориями в городах было бы существенно меньше, уверен Александр Карпов.

Схожей точки зрения придерживаются в Минэкономразвития. Ранее «Известиям» там заявляли, что средства, полученные с «природных» сборов, не всегда расходуются по адресу. Для того чтобы решить проблему, целесообразно было бы создать специальный экологический фонд, который бы наполнялся из «природных» платежей и расходовался только на защиту окружающей среды.

Прямой эфир