Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В американском сенате на прошлой неделе презентовали очередной санкционный законопроект. Он предусматривает запрет операций с системообразующими финансовыми институтами и заморозку их активов. По сути, это самые жесткие секторальные санкции. Но реакция на валютном рынке была очень слабой, она практически отсутствовала. С 3 апреля, когда был представлен документ, по 5 апреля российская валюта ослабла всего лишь на 19 копеек — до 65,43 рубля за доллар. Что удерживает рубль от проседания?

Отметим, что разработка такого законопроекта не стала неожиданностью. Впервые так называемый DETER (Defending Elections against Trolls from Enemy Regimes) Act был анонсирован Марко Рубио и Крисом Ван Холленом в январе прошлого года. Никаких потрясений рубля также не было. Впрочем, тогда законопроект не обсуждался в сенате, поэтому отсутствие реакции объяснимо.

Но DETER Act — это лишь часть большого плана по антироссийским санкциям, представленного коллегой конгрессменов Линси Гремом в августе прошлого года (законопроект DASKA Act). Рубль за один день потерял тогда более 3%. Это было почти громом среди ясного неба, поскольку санкционная риторика смягчилась, а президенты России и США за месяц до этого провели встречу, которую интерпретировали как частичную разрядку геополитической обстановки.

Санкционные инициативы идут довольно странным образом. Риторика внезапно ужесточается, но затем накал страстей спадает. В перерыве между новыми санкциями комиссия по контролю за инвестициями минфина США даже успела снять старые — с алюминиевого гиганта RusAl, который теперь может возобновить поставки в США. Даже несмотря на заградительные пошлины, они выгодны компании при нынешнем уровне цен на алюминий.

Кроме всего прочего, положения DETER Act странным образом повторяют инициативы законопроекта DASKA Act. Но в отличие от DASKA Act, где предполагается введение ограничений против банков, которые якобы имеют отношение к вмешательству в демократические процессы в других странах, в DETER Act список банков вполне себе конкретизируется. С другой стороны, условия DETER Act привязаны к выборам федерального уровня в США, что уменьшает вероятность их введения по крайней мере до президентских выборов в 2020 году.

Между тем я считаю, что шансы на принятие и подписание Дональдом Трампом закона о секторальных санкциях незначительны. Но в случае если это произойдет, фактически это будет означать новый виток противостояния. На российские банки американские ограничительные меры не должны существенно повлиять. Их клиентам придется перевести часть операций в другие организации. На США приходится 5,8% российского импорта и 3% экспорта. Торговый оборот составляет всего $20 млрд в год.

Но в России, вероятнее всего, недружественные меры не оставят без ответа. Могут быть приняты ограничения в отношении представительств и дочерних структур американских банков и компаний. Это вызовет болезненную реакцию иностранных инвесторов, они будут выводить деньги из облигаций, рубль будет слабеть. Это понимают по обе стороны океана, поэтому представители бизнеса выступают против новых санкций. Так что есть надежда, что родившийся законопроект будет в итоге отклонен.

У рубля и без геополитики хватает поводов для укрепления. Во-первых, цена на нефть приближается к $70 за баррель. Это на 55% выше, чем заложено в бюджет. Профицит торгового баланса составил $211 млрд за прошлый год. В I квартале положительная динамика, скорее всего, сохранилась. Положительное сальдо ожидается в районе $50–60 млрд.

Также наблюдается приток капитала. Россия размещала евробонды, а выплаты по внешним долгам в этом году низкие. Интерес к ОФЗ вырос, доля нерезидентов в них вновь увеличивается. Это объясняется тем, что их доходность выше 8%, и есть основания полагать, что они будут давать большую премию к валютным облигациям по мере того, как инфляция будет снижаться.

В случае снижения ключевой ставки, что может произойти во втором полугодии, интерес к рублевым бумагам немного сократится. Но резкого ослабления рубля это не вызовет. Российская валюта будет плавно колебаться при отсутствии внешних шоков — фондовых, сырьевых, геополитических — по мере снижения инфляции и до тех пор, пока Минфин предлагает высокую доходность по ОФЗ.

Автор — финансовый аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...