Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Мик Джаггер и балетное зазеркалье: на сцене Мариинки зазвучал рок

«Творческая мастерская молодых хореографов» представила балет на музыку The Rolling Stones
0
Фото: Валентин Барановский
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В рамках международного фестиваля балета «Мариинский» прошел вечер «Творческая мастерская молодых хореографов». Интерес к балетным новинкам, традиционно высокий в Петербурге, в этот раз был подогрет тем, что среди заявленных сочинений значилась мировая премьера постановки с саундтреком из музыки The Rolling Stones в собственноручной обработке Мика Джаггера.

В действительности сочинение дебютантки из США Мелани Хамрик «Красная дверь» должно проходить по разряду хореографических миниатюр, номеров, зарисовок — рассчитанная на шестерых исполнителей композиция длится чуть больше 10 минут. В современной театральной режиссуре нередко используется прием, который, по легенде, ввел в обиход чуть ли не Ингмар Бергман: когда пьеса близится к концу и в зале висит усталость от избытка умствований и недостатка событий на сцене, нужно вручить персонажам электрогитары и заставить их спеть что-нибудь громкое и ритмичное — тогда зритель забывает предшествующие муки и чувствует себя окрыленным.

«Красная дверь» из этого же ряда — жизнерадостная кода без предыстории, интермедия без сюжета и драматургии. Ее пластический язык банален и никак не связан с музыкой — такой набор движений с равным успехом смотрелся бы и под «трам-пам-пам» из Минкуса. Хотя Мелани Хамрик знакома с Миком Джаггером так, что ближе не бывает, — у них общий ребенок, — это не добавило рокерского драйва в стандартные танцевальные фразы.

Между тем в программе из трех отделений было представлено еще шесть названий (и семь авторов), и ничего похожего на скуку или усталость не наблюдалось, напротив, публика в этот вечер демонстрировала редкую концентрацию. Первое отделение отдали балету на музыку Джованни Боттезини с бесхитростным названием «Концерт для контрабаса». Юрий Смекалов взращивает в себе хореографа уже больше десяти лет, и в его очередной работе есть приметы того, что принято называть опытом и профессиональным тонусом. По форме опус напоминает развернутое па-де-труа с аккомпанементом кордебалета. В центральных партиях постановщик занял двух балерин — Викторию Терешкину и Дарью Ионову — и самого себя.

Из частностей удалось сложить гармоничную картинку: черный кабинет, костюмы серо-стального цвета, треугольная прозрачная пирамида, которую артисты время от времени перемещают по сцене, дым из кулис, пучки световых лучей с колосников... В этом антураже выигрышно смотрелись распущенные волосы танцовщиц и обнаженные руки харизматичного главного героя. В костюме, отдаленно напоминающем фрак, персонаж Смекалова представлял себя дирижером, повелителем времени и, возможно, надеялся, что не останется незамеченным его сходство с Аполлоном Мусагетом из одноименного балета Стравинского и Баланчина.

Во втором отделении свои работы представили Дмитрий Пимонов, Максим Петров, Александр Сергеев. Их сочинения трудно назвать экспериментальными — скорее они свидетельствуют о добросовестном освоении традиций. Подкупает тщательное внимание ко всем аспектам постановки. Среди авторов костюмов знаменитый модельер Татьяна Парфенова и завершившая карьеру балерины Дарья Павленко. На фоне честных и профессиональных работ недоразумением выглядит претенциозный «Шум мыслей» Владимира Шклярова и Александра Челидзе. Пластический перформанс, оснащенный полным набором штампов о тяге к «высодокодуховному», балансирует на грани провокации.

Заключительное третье отделение был отдано сочинению Ильи Живого на музыку Эцио Боссо I’m not scared, премьера которого состоялась в Швейцарии прошлым летом. Словесная преамбула к балету не очень помогает. Сначала кажется, что это история о медитативном тумане, накрывающем героев. Но затем ракурс меняется — персонажей ждет встреча с другим пространством. Над сценой повисает гигантское зеркало, и зритель с удивлением обнаруживает, что отраженные в нем фигуры совсем не те, что стоят на планшете. В балетном зазеркалье, оказывается, отражения живут по собственным законам, и возможно, Живой хотел сказать именно об этом. Но что бы ни читалось в его постановке, нельзя не отдать должное самоотдаче и телесной красоте исполнителей — это Ксандер Париш и Екатерина Чебыкина.

Прямой эфир

Загрузка...