Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мы сбиваем всё, что шевелится»
2019-03-18 20:07:26">
2019-03-18 20:07:26
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В подразделения ПВО Сухопутных войск начали поступать новейшие зенитные ракетные комплексы ближнего радиуса действия «Тор-М2». Одна такая машина может контролировать воздушное пространство в полосе обороны целого полка или бригады. На сегодня это — единственный комплекс в мире, способный стрелять прямо во время движения. О том, как создавали новую систему, в интервью «Известиям» рассказал главный конструктор ГосМКБ «Вымпел» (входит в корпорацию «Тактическое ракетное вооружение»), разработчик ракеты 9М338 для комплекса «Тор-М2» Виктор Елецкий.

— В чем уникальность «Тора» и какие задачи он решает?

— Сегодня существует уже третья модификация комплекса. После появления «Тора» был создан «Тор-М1», теперь — «Тор-М2». Главная их задача — защищать войска первого эшелона. Танки, артиллерия, мотострелки должны быть прикрыты от ударов с воздуха. По сравнению со своими прототипами комплекс «Тор-М2» имеет программное обеспечение, которое полностью соответствует характеру современного боя. Он может обстреливать одновременно четыре цели, в то время как первый вариант «Тора» мог вести огонь только по одной.

(ЗРК) «Тор»

ЗРК «Тор»

Фото: ГМКБ «Вымпел»

«Тор-М2» прикрывает более протяженную линию фронта, чем его предшественники. А главное — это единственный комплекс в мире, который может работать на ходу. Раньше дивизион или полк ПВО должен был сделать кратковременную остановку, открыть огонь по цели, после чего двигался дальше. Сегодня мы можем решать огневые задачи в движении. Скорости приличные.

— Какие цели может сбивать современная модификация «Тора»?

— Наша система гарантирует практически стопроцентное поражение любых типов самолетов и беспилотников, а также высокоточных боеприпасов, в том числе крылатых ракет и планирующих бомб. Достигнутая точность ракет позволяет отказаться от практики обстреливать одну цель двумя ракетами. Сегодня «Торы» работают по принципу «одна цель — одна ракета».

— Ваши комплексы не так часто упоминаются в СМИ. Читатели и телезрители регулярно получают новости о системах С-300, С-400 и многих других. Не все могут сразу разобраться в таком разнообразии комплексов ПВО. В чем отличие именно вашей разработки от систем других производителей?

— Еще в начале 60-х годов сложилась идеология войсковой ПВО, которая заключается в том, что используются разные по классу единицы, каждая из которых поражает цели на своем рубеже обороны. Первый рубеж — это зона ответственности систем С-300 и С-400, дальность действия которых превышает 100 км. На среднем рубеже работают комплексы «Бук», способные поражать цели на дальности 50–70 км. Цели, которые прорываются через этот рубеж, оказываются в зоне действия наших комплексов ближнего действия «Тор-М2».

— Сердце комплекса — новая ракета 9М338К. В чем особенности ее работы?

— Дальность ее полета позволяет комплексу «Тор-М2» прикрывать войска по фронту 20 км. В этом секторе мы сбиваем всё, что шевелится. В том числе малоразмерные, маневрирующие, скоростные цели. Там, где раньше надо было держать две боевые машины, теперь достаточно поставить одну.

Мы нашли способ увеличить боекомплект ЗРК «Тор-М2» вдвое — до 16 ракет 9М338К. Как мы понимаем, в современном конфликте никто не прогнозирует борьбу с одиночными целями. В редком случае это может быть самолет-разведчик или беспилотник. Чаще всего средствам ПВО придется работать с массированными налетами. Неслучайно в Сирии местным подразделениям ПВО пришлось отражать сотни объектов. Приведу один пример. В 2016 году при проведении госиспытаний «Тор-М2 ДТ» (арктический вариант) поочередно было поднято пять целей типа «Саман» — это переделанные малоразмерные ракеты длиной примерно в пару метров. Все они были уничтожены пятью ракетами, причем три из них — прямым попаданием.

— Как вы смогли добиться таких характеристик?

— За счет аэродинамики ракеты. При ее создании мы решали сразу несколько задач. Во-первых, нам нужно было облегчить изделие, потому что было поставлено условие: боевая машина остается прежней и грузоподъемность не должна быть превышена. Вторая задача — увеличить количество боеприпасов на борту.

Всё это мы смогли сделать благодаря одному принципиальному решению. Мы отказались от больших несущих плоскостей — крылья, ребра и т.д. Потому что всё это — дополнительный вес. При этом мы создали у нашей ракеты возможность выходить на углы атаки, большие, чем на предыдущих версиях. И помимо снижения габаритов изделия получили возможность поражать более маневренные цели.

Кроме того, мы отказались от катапультного старта — это позволило снизить вес системы, а кроме того, сделать ее более надежной. В «Тор-М2» ракета выводится из пусковой установки с помощью облегченных газогенераторов, небольших по времени работы. Они же выполняют задачу склонения ракеты.

В итоге новая ракета стала более стройной, изящной, маневренной, а ее боекомплект увеличился вдвое. Кстати, никто тогда не мог даже подумать, что в машине можно разместить столько ракет. И когда в интернете впервые появилась информация, что мы сделали 16 ракет на борту, пользователи на тематических форумах не верили и долго доказывали, что такого быть не может.

— Насколько сложную цель представляют собой планирующие бомбы и крылатые ракеты в современном военном конфликте?

— Уничтожить планирующую бомбу по типу «А» чрезвычайно сложно. Тип «А» — это полное уничтожение цели в результате попадания. У бомбы очень толстый корпус, пробить который нашей сравнительно легкой боевой частью удается далеко не всегда. Даже если выпустить две ракеты по такой цели, это не решит проблему.

В такой ситуации надо работать по аппаратурной части. Есть система данных, которая позволяет ювелирно попадать в аппаратурный блок и либо уничтожить его, либо сделать невозможным выполнение поставленной задачи. В бомбу попали — она становится «контуженной», закрутилась, завертелась и упала где-то далеко от цели.

Главный конструктор ГосМКБ «Вымпел» разработчик ракеты 9М338 для комплекса «Тор-М2» Виктор Елецкий

Главный конструктор ГосМКБ «Вымпел», разработчик ракеты 9М338 для комплекса «Тор-М2» Виктор Елецкий

Фото: ГМКБ «Вымпел»

С крылатой ракетой другая сложность. Цель летит на малой высоте, маневрирует. Но для нашего комплекса и это не проблема. Даже если такую ракету пропустили на всех рубежах, мы собьем ее. «Тор-М2» способен захватить и уничтожить цель, даже если она подошла на расстояние в 1 км.

— А беспилотники? Ведь они управляются оператором и могут совершать очень сложные маневры.

— У них есть одна слабость — очень хрупкие. Чихнул — и нет вашего беспилотника. Вообще говоря, стрелять такими серьезными и дорогостоящими ракетами, как 9М338, по «шпане» — не самое эффективное решение. Но при необходимости они собьют любой беспилотник, что им и приходилось уже делать в Сирии.

— Как система наведения ракеты может видеть миниатюрный квадрокоптер, выполненный в основном из пластика? Это, наверное, большая проблема?

— Большая, но решаемая. РЛС излучает мощный сигнал. Она обнаруживает даже малоразмерные цели, передает ракете ее координаты и сопровождает. Все остальные решения принимаются на борту. И в этом наше преимущество. Прямые попадания — это результат того, что ракета, зная допустимую ошибку, вычисляет дальность, скорость полета цели и определяет точку сближения, в которой дает команду на подрыв. Отмечу, что всё это делает ракета, не оснащенная головкой самонаведения.

— Есть ли аналогичные разработки у ваших зарубежных коллег?

— Некоторые зарубежные образцы приближаются по тем или иным параметрам к характеристикам «Тор-М2». Но по совокупности возможностей — аналогов нет. Могу с уверенностью сказать: среди средств ПВО малой дальности «Тору» нет равных.

— Кого вы видите вашими главными конкурентами?

— Французов. У американцев ничего подобного близко нет. У французских инженеров есть схожие разработки, но они пока находятся на стадии испытаний. У этих проектов есть свои преимущества — инфракрасные головки самонаведения. Но это очень сильно повышает стоимость изделия.

— А ваши ракеты получат систему самонаведения?

— Такой задачи нам пока не ставили. Но мы уже заложили в конструкцию всё, чтобы при необходимости в короткие сроки установить на ракету инфракрасную головку самонаведения.

А пока у нас и без них получается сбивать цели очень хорошо. Вообще говоря, мы не приучены менять найденные решения. Есть боевая машина — она себя оправдала. Как только мы поставим систему активного самонаведения, ракета станет на 150–200 мм длиннее и тяжелее.

Когда появились «Торы», их первыми закупила Греция. И командование НАТО решило проверить эти средства на прочность. Что только не делали, какие только помехи не ставили — все равно сбивали.

Загрузка...