Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Лавров заявил о желании Запада разгромить Россию на поле боя
Мир
РФ приостановила выплату взносов в ПА Черноморского экономического сотрудничества
Общество
Отца Филиппа Киркорова госпитализировали в Москве
Мир
В МИД Украины заявили о 31 случае угроз украинским дипломатам в разных странах
Мир
Politico назвала введение потолка цен на российскую нефть «энергетической бомбой»
Страна
Жители Камчатки отдали мошенникам почти 22 млн рублей за месяц
Мир
По делу о подготовке переворота в ФРГ задержана экс-депутат АдГ
Армия
Путин присвоил звание адмирала командующему Балтийским флотом Лиине
Авто
В Шотландии создали электровнедорожник Munro Mk 1 для экстремального бездорожья
Мир
Планирующих работать в Латвии украинских беженцев обяжут учить латышский язык
Общество
Защита обжаловала приговор по делу братьев Магомедовых
Общество
Суд в Подмосковье арестовал экс-полицейского за ДТП в нетрезвом состоянии

Юго-Восточная миссия

Религиовед Роман Силантьев — о том, почему создание Патриаршего экзархата в Азии нельзя рассматривать как средство «наказания» Константинополя
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Всё больше и больше церковных слов становятся частью общецитируемого словаря. Недавно этот список пополнился еще одним: экзархат. В церковной практике экзархатом именуется административное объединение нескольких епархий по национально-региональному принципу. Для экзархата являются обязательными решения Поместного и Архиерейского Соборов, а также Священного синода. В Русской православной церкви уже имеется Белорусский экзархат, находящийся на территории Республики Беларусь.

Недавнее создание Патриаршего экзархата Юго-Восточной Азии дает повод для разговора о миссии Русской церкви в этом регионе. Это отнюдь не новая миссия. В исторической ретроспективе миссионерские усилия Русской церкви всегда имели одним из своих основных направлений восток. Столетиями Русская православная церковь продолжала свою миссионерскую деятельность в этом регионе, и она принесла немалые плоды.

Назову в первую очередь созданную к XVII веку российскую духовную миссию в Китае, и последовавшие за ней духовные миссии в Японии и Корее. Везде Русская церковь ставила и ставит целью создание не копии русского православия, а учреждение национальных Церквей. Церквей с национальным клиром, епископатом, храмами и верующими из местных жителей. Кандидаты в клирики уже сейчас могут получить богословское образование в духовных учебных заведениях Русской церкви. Например, в Санкт-Петербургской духовной семинарии обучаются студенты из Южной Кореи, Филиппин, Малайзии.

Успешный опыт развития миссии в Китае, Японии и Корее Русская православная церковь распространила на сопредельные страны. К ведению Харбинской епархии были отнесены приходы в Батавии (до 1942 года — название Джакарты, Индонезия), к ведению Гонконгского благочиния — приходы на Филиппинах, Макао. Многие наши соотечественники, посещая этот регион, бывают удивлены, узнав о многолетней истории храмов Русской православной церкви в этих странах и о строительстве новых. Например, в Таиланде 12 православных храмов, мужской монастырь и духовное училище. В Сингапуре строится крупный российский культурно-храмовый комплекс.

Сейчас православное присутствие в Азии достигло той точки, когда необходим переход к более развитой канонической форме церковного управления. В этих целях и создан Патриарший экзархат Юго-Восточной Азии. Напомню, что Азиатские экзархаты нашей Церкви существовали в регионе ранее: в 1946 году был учрежден Восточноазиатский экзархат, который был упразднен в 1956-м в силу скорее политических, нежели церковных причин.

Новообразованный экзархат в Азии — большой миссионерский вызов, развитие церковного служения в этом регионе требует различных подходов, гибкости и учета национальных традиций. Приходы внутри экзархата существенно различаются. Есть многонациональные общины, приходы с доминирующим русским присутствием, мононациональные сообщества. Например, на Филиппинах подавляющее большинство наших прихожан — местные жители.

Миссия требует любви и интереса к культуре и традициям народов, где развивается христианское свидетельство. Примером такого служения для Русской церкви является равноапостольный Николай Японский — уникальный святой, один из крупнейших православных миссионеров рубежа XIX–XX столетий, который стал создателем и первоиерархом Японской православной церкви. Именно по его заветам стараются жить наши священнослужители-миссионеры в странах Азии. Культурные и цивилизационные различия, тоска по Родине, окружению — всё это преодолевается верностью миссионерскому призванию, честными трудами ради просвещения и спасения народов, не знавших Христа.

Русская православная церковь стремится сохранить братские отношения с миссионерами из других православных Церквей в этом регионе. Так, на Филиппинах существует значительное количество христиан, принятых в православие Антиохийским патриархатом, с которым поддерживаются добрые связи.

Вместе с тем Константинопольской патриархат принципиально не признает подтверждаемое историческими фактами неоспоримое миссионерское первенство Русской православной церкви в регионе. Следуя политике навязывания первенства Фанара над всеми поместными православными Церквами, которая приносит страдания и разделения православных верующих на Украине, Константинопольский патриархат старается создавать всевозможные препятствия для православной миссии и в Азии.

Антиканоническое вторжение Фанара на Украину, конечно, не может не иметь последствий для межправославных отношений во всем мире, в том числе и в азиатском регионе. Но рассматривать создание Патриаршего экзархата Юго-Восточной Азии как средство «наказания» Константинополя было бы упрощением ситуации. Эта каноническая структура появилась как естественный закономерный результат длительных миссионерских трудов многих поколений русских проповедников слова Божия.

Что же касается искренности намерений Русской церкви, в том числе в отношениях с собратьями по миссии, то о ней свидетельствуют дела. Так, приход Русской православной церкви в Сингапуре оказывал поддержку существовавшей там же Константинопольской общине, особенно когда она была лишена помещения, а приход оказался в буквальном смысле слова на улице. Тогда община Русской церкви помогла сохранить богослужебные предметы из закрытого храма. Впрочем, такие дела совершаются не в ожидании благодарности от Фанара, а ради заботы о духовной жизни миллионов жителей Азии.

Автор — российский религиовед, историк религии и исламовед, доктор исторических наук, профессор Московского государственного лингвистического университета

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте также
Реклама
Прямой эфир