Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В последнее время много говорят о культурных мостах с Западом, «мягкой» дипломатии и сохранении диалога в сфере искусства, что в условиях политической напряженности действительно приобретает большую важность. Но особое внимание в этой работе мы должны уделять молодежи — взаимодействию наших и зарубежных студентов творческих вузов, совместным концертам, выставкам и иным акциям. Потому что именно поколение постмиллениалов, которое сейчас выходит на сцену (в прямом и переносном смысле), определит будущее наших стран.

Сейчас это взаимодействие идет прежде всего по линии творческих союзов. Так, в Молодежном отделении Союза композиторов РФ («МолОт»), десятилетие которого мы отмечаем в 2019 году, изначально был курс на работу не только внутри страны, но и за ее пределами. А несколько лет назад мы создали на основе «МолОта» международную ассоциацию молодых композиторов и музыковедов в Российском музыкальном союзе, под эгидой которого стали открывать полноценные отделения за рубежом.

На сегодняшний день у нас 45 отделений, в том числе в Польше, Венгрии, Чехии, Молдавии — подчеркну, все они, будучи интернациональными, вместе с тем представляют миру русскую музыкальную культуру, способствуют распространению русского языка. Мы привозим в Европу наших композиторов, исполнителей, и они, давая мастер-классы, читая лекции, говорят по-русски, хотя многие из них знают английский и кулуарно общаются на нем. Но нам кажется важным, чтобы европейцы слышали мелодику русского языка.

Мы регулярно проводим концерты, семинары в этих странах, а также организовываем обменные проекты, которые оказались очень востребованными. К нам с удовольствием приезжают студенты европейских консерваторий. Значит, это нужно не только нам, но и им? Всё чаще я прихожу к мысли, что, как бы не рассказывала пропаганда об «ужасных русских» и какие бы непростые времена не переживали официальные дипломатические отношения наших стран, простые люди, в том числе интеллигенция, по-прежнему хотят взаимодействовать с нами.

Конечно, многое зависит от поколений. Люди, воспитанные в 1990–2000-е годы, ориентированы на Запад. Это следствие той политики, которую вела наша страна после распада СССР, уйдя отовсюду и прервав многие контакты, в том числе культурные, плоды чего мы сегодня пожинаем. Например, в Польше нам однажды поставили концерт в Варшавской консерватории как раз на годовщину падения самолета Леха Качиньского под Смоленском. В этот день проходили антирусские демонстрации, и нам пришлось идти на свое выступление под охраной полиции, иначе всё могло закончиться плохо.

Но этот случай скорее исключение. В целом опыт показывает огромный интерес к русской культуре, к нашей композиторской школе. Ведь помимо среднего поколения есть старшее, заставшее СССР в сознательном возрасте, и совсем молодые люди. Так вот, и те и другие абсолютно открыты к общению с русскими. Первые — из-за ностальгии: они достаточно пожили при капитализме и теперь всё чаще вспоминают о преимуществах социализма. А для молодежи все эти разногласия советских времен — дело далекого прошлого, имеющее мало отношения к сегодняшней жизни. Глава учебника истории.

Это поколение, пришедшее вслед за миллениалами, формирует мультикультурное универсальное общество, у которого даже еда одинаковая — что в Польше, что в Китае. В их сознании нет государственных и языковых границ, поскольку они все живут в киберпространстве. У них нет патриотов и не-патриотов, потому что они просто не задумываются об этом. И для нас это хорошо — в том плане, что мы можем начать с чистого листа выстраивать отношения между молодежью нашей страны и другими государствами, в том числе не только бывшего соцлагеря, но и Западной Европы, Скандинавии. Например, у нас в этом году ряд обменных проектов с Норвегией и Германией.

Почему же европейская молодежь заинтересована в России? Потому что получает здесь гигантский рынок. Если мы говорим о композиторах, то когда им дают для представления своей музыки всю Евразию, кто же откажется? А еще им дико интересно с нами, они ничего не знают о России — только то, что рассказывает местная пропаганда (к которой, надо сказать, это поколение весьма устойчиво). И когда к ним приезжают их ровесники-музыканты из Москвы, Якутии, Казани, начинают общаться, рассказывать о себе, или, наоборот, молодежь с Запада посещает российские города, происходит разрыв шаблона. Они понимают, что в России живут такие же ребята, как и они, — сочиняющие не менее современную музыку, понимающие по-английски, выросшие на тех же фильмах и общающиеся на тех же сайтах.

Проще говоря, нынешних 20-летних ничего не разъединяет, в отличие от более старших поколений. У них нет никакого предубеждения, обид прошлого, никакой обостренной национальной гордости — мол, «вы, русские, угнетатели нашего свободного народа». Здесь и торжество глобализма, и — парадокс! — повышенный интерес, внимание и уважение к тому, что нас все-таки отличает — национальным традициям, народным истокам творчества (в каждой стране они свои), специфике родного языка. Поэтому наша культурная политика должна быть направлена прежде всего на это поколение — пусть даже оно пока еще не принимает судьбоносных решений. Так мы сможем сформировать правильные позиции для продвижения нашего русского искусства и культуры. А в перспективе это отзовется и в политической плоскости, поскольку европейцы будут просто по-другому мыслить и относиться к нашей стране.

Автор — композитор, виолончелист, председатель Международной гильдии молодых музыкантов «МолОт», глава Молодежного отделения и член Совета Союза композиторов России, член Совета Российского музыкального союза

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...