Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

С Кашмиром на устах: Россия, Индия и Китай сверили часы на фоне теракта

Главы МИД трех стран обсудили накопившиеся противоречия
0
Фото: ТАСС/Александр Щербак
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

События в Кашмире незримой тенью витали над сегодняшними трехсторонними переговорами глав МИД России, Индии и КНР (СМИД РИК) в китайском городе Учжэне. Такие встречи редко конвертируются в конкретные договоренности. Однако они позволяют трем странам, объединенным также членством в БРИКС и ШОС, сверять часы по широкому кругу вопросов. На этот раз в их число вошли проблематика контроля над вооружениями, ситуация в Венесуэле, на Корейском полуострове и в Афганистане и, конечно, обострение между Нью-Дели и Исламабадом.

Как сообщил «Известиям» один из дипломатов, участвовавших в мероприятиях, были опасения, что попытки Индии добиться осуждения Пакистана за теракт окажут негативный эффект на тройку. И индийский министр Сушма Сварадж действительно ни на минуту не давала коллегам забыть про события на границе. Негатива добавили и сегодняшние события с двумя индийскими военными самолетами, сбитыми пакистанской армией в Кашмире.

За всё хорошее, против всего плохого

Встреча в живописном местечке Учжэнь в Китае стала уже 16-м по счету случаем общения глав МИД России, Индии и Китая. Заявленную официальную повестку Сергей Лавров, Сушма Сварадж и Ван И обсуждали за закрытыми дверьми.

— По всем наиболее важным и принципиальным сюжетам наши позиции совпадают или близки, — признал по итогам Сергей Лавров.

В число таких сюжетов вошли ситуация в Венесуэле — стороны выступили против вмешательства во внутренние дела и военного решения, верховенство Устава ООН, которое США, по словам Лаврова, пытаются подменить формулировкой rules-based order («порядок, основанный на правилах»), а также настрой укрепить координацию трех стран в «двадцатке», БРИКС и ШОС.

Кроме того, еще в своем вступительном слове каждый из министров упомянул встречу на полях G20 в Аргентине, которую впервые после 12-летнего перерыва провели в конце прошлого года лидеры России, Индии и Китая. По итогам встречи министры заявили, что будут рекомендовать главам трех стран провести новую неформальную встречу на ближайшем международном мероприятии.

Наконец, было объявлено и о договоренности «рассмотреть возможность формирования механизма встреч глав Минобороны трех стран». Как рассказал «Известиям» один из членов российской делегации, это относительно новая идея. Однако размытая формулировка во многом служит намеком, что от идеи до воплощения в жизнь самого формата путь совсем неблизкий.

Тень Кашмира

27 февраля утром ВВС Пакистана сбили два самолета Военно-воздушных сил Индии над линией контроля между странами в воздушном пространстве Исламской Республики. Об этом сообщил представитель вооруженных сил Пакистана генерал-майор Асиф Гафур. По его словам, один пилот катапультировался и был взят в плен после приземления. Судьба других неизвестна. При этом, как сообщили в МИД страны, целью нанесения воздушных ударов по индийским самолетам была демонстрация готовности к самообороне. Более того, Индия и Пакистан закрыли воздушное пространство в приграничных областях для транзита международных рейсов.

Незадолго до нынешней встречи в формате РИК, 14 февраля, в индийском Кашмире произошел крупнейший за последние годы теракт. Нью-Дели тут же обвинил соседний Пакистан в укрывательстве террористов, вызвал в МИД послов пяти постоянных членов Совбеза ООН и еще 20 стран Азии и Европы для предоставления доказательств причастности к теракту Исламабада. И объявил о намерении предпринять «все возможные дипломатические шаги для международной изоляции Пакистана». США  безоговорочно поддержали индийцев, заявив, что Пакистан не должен укрывать террористов. Китай и Россия, имеющие союзнические отношения и с пакистанцами, осудили сам теракт в целом.

Как рассказал «Известиям» высокопоставленный диписточник, участвовавший в мероприятиях, из-за теракта в Кашмире и траура индийская сторона даже попросила отменить культурную программу в Учжэне. Но главное, накануне встречи были опасения, что за закрытыми дверями Индия вновь попытается поднять вопрос о необходимости осуждения Пакистана.

— Случившееся накладывает негативный отпечаток на нынешнюю встречу. Нам важно, чтобы все работали слаженно, а не выясняли отношения между собой, — отметил дипломат.

Между тем явный намек на то, что Нью-Дели ждет порицания Исламабада, Сушма Сварадж сделала уже в своем вступительном слове. Пакистан не предпринял никаких действий для борьбы с террористами и вообще отрицает их нахождение на своей территории, с порога заявила она. И добавила: события в Кашмире стали «мрачным напоминанием» о том, что по отношению к терроризму нужна «нулевая терпимость».

Тема Кашмира зазвучала из уст Сварадж первой и на итоговой пресс-конференции. Если хозяин встречи Ван И и Сергей Лавров перечислили в разных тональностях, о чем стороны договорились, то их индийская визави вновь вспомнила про Кашмир. И отметила, что группировка «Джаиш-е-Мухаммад» (действующая в Джамму и Кашмире группировка, борющаяся за отделение этого штата от Индии и взявшая на себя ответственность за нынешний теракт) вообще-то считается террористической. И это стало очевидным камнем в огород китайцев — в прошлом нежелание Китая признать на уровне ООН «Джаиш-е-Мухаммад» таковой уже приводило к трениям между Нью-Дели и Пекином.

Это накладывается на целый клубок не до конца распутанных противоречий Индии и КНР. В первую очередь на территориальный спор двух стран, чуть было не вылившийся в вооруженное противостояние летом 2017 года. Кроме того, Китай всегда болезненно реагировал на факт проживания далай-ламы на индийской территории и роль Нью-Дели в активно воскрешаемой американцами четырехсторонней стратегии Индо-Тихоокеанского региона. К слову, это настораживает и Россию: по данным «Известий», на двусторонней встрече Сергея Лаврова с китайским коллегой Ван И, прошедшей накануне трехсторонних переговоров, проблематика ИТР стала одной из обсуждаемых тем.

Индия, в свою очередь, никогда не скрывала своего негативного отношения к китайскому проекту «Один пояс – один путь», особенно к китайско-пакистанскому экономическому коридору. Также накаляли страсти активная экспансия КНР в Южно-Китайском море и переход в руки китайцев стратегически важного ланкийского порта Хамбантота (в 2017 году Коломбо сдал этот порт в индийском подбрюшье в аренду КНР на 99 лет).

Долгосрочное перевесит

Вместе с тем, по мнению эксперта по вопросам азиатской безопасности в Школе международных отношений при Университете Сент-Эндрюса Криса Огдена, стороны слишком завязаны друг на друге, чтобы предсказуемые расхождения по некоторым вопросам вбивали в треугольник существенный клин.

— Трения будут компенсированы, как обычно, общими дипломатическими и экономическими выгодами, которые приносят более тесные связи между Индией и Китаем. Давние тесные стратегические отношения Нью-Дели с Москвой, безусловно, помогают в этом отношении, и в центре внимания встречи останутся взаимные региональные и глобальные, а не негативные субрегиональные и территориальные проблемы, — подчеркнул эксперт.

Москве Нью-Дели необходим для уравновешивания Пекина, тогда как Китаю стабильные отношения с Индией нужны как по экономическим соображениям, так и для обеспечения спокойствия на своих южных границах.

 

Прямой эфир