Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Горят мартеновские печи: на «Заводе» стало жарко

В новом фильме Юрия Быкова герои снова ищут правду
0
Фото: Централ Партнершип
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В прокат выходит долгожданный «Завод» Юрия Быкова, который после фильма «Дурак» имеет полное право называться народным режиссером. Опять русские мужики мучительно ищут правду, подкрепляя ее огнестрельным оружием и кулаками. В главной роли — главный быковский актер Денис Шведов, брутальный, умный, трагичный.

На Шведова Юрий Быков давно возложил миссию морального искательства в безнравственном мире. В его дебютном полном метре «Жить» актер играл бандита, который в споре с миролюбивым обывателем оказывался честнее и нравственнее. В «Майоре» Шведов был офицером полиции, решившим добровольно пойти в тюрьму, потому что сбил чужого ребенка, спеша в роддом к жене. В «Дураке» для актера места не нашлось: у него слишком сильный образ, а протагонист виделся режиссеру ранимым, уязвимым. Зато в «Заводе» Шведов опять на коне — грим сделал его одноглазым мрачным токарем по имени Седой, который до поры сторонится людей и ни с кем не общается.

Всё меняется, когда в разгар смены директор завода, холеный бизнесмен Калугин (Андрей Смоляков), объявляет рабочим, что через месяц производство остановится, а зарплату им (может быть) выплатят через полгода. Седой подговаривает нескольких трудяг надеть маски, вооружиться стволами и надавить на Калугина. Просто запереть его в цеху ночью и держать, пока все деньги не отдаст. Сказано — сделано. Связанный Калугин подозрительно легко идет на уступки, но вскоре к запертому цеху подъезжают сначала его личные охранники, а следом отряд ОМОНа. Такого поворота дел рабочие не планировали, похоже, не все из них смогут выйти с завода живыми.

Сюжет фильма до крайности прост и предсказуем, равно как схематичны и грубы диалоги персонажей. Быков уверенно идет в сторону притчи, для него эта история не о реальных людях, а о «правдах», которые вступают в конфликт. Вот «правда» власть имущих, которые покрывают друг друга, чтобы паразитировать на народе. Вот «правда» народа, который рабски принимает навязанную сверху судьбину. А вот «правда», которая самая главная. Ее носитель готов на всё, чтобы эту «правду» отстоять и подарить ее всем. Терять ему нечего: своя жизнь копейка, чужая — полушка.

Седой в «Заводе» как раз такой, для него захват директора — дело принципа, ему не деньги нужны, он всему миру хочет прокричать, что несправедливость творится. Если для этого надо пролить кровь — пусть будет кровь. Быков этого персонажа раскрывает постепенно, выкладывая один козырь за другим. Седой — герой трагический: понятно, что даже торжество справедливости не принесет ему покоя.

Как и в каждой своей картине, Быков тратит массу времени на подробные объяснения — кто кому платил взятки, куда шли эти деньги, у кого они были сворованы и как одна рука мыла другую в течение десятилетий. «Наверху» у Быкова всегда непобедимая спайка, все ниточки дергаются оттуда, и выхода нет. Такого социального пессимизма у российских авторов еще поискать, а если учесть, что у вышестоящих здесь имеются непоколебимые защитники на местах, то ситуация становится катастрофической. В «Заводе» таковым ангелом зла стал личный телохранитель директора Туман (Владислав Абашин), он — главный оппонент Седого и его «двойник», выбравший служение злу.

На фоне недавних фильмов-аналогов о рабочей революции («За Маркса», «Вся наша надежда») «Завод» кажется слегка устаревшим и слишком упрощенным, он вряд ли повторит славу «Дурака». Другое дело, что локальный бунт как форма гражданской борьбы в нашем кино становится трендом, и, видимо, в ближайшее время появятся другие картины о том, что «низы» опять «не хотят».

 

Прямой эфир

Загрузка...