Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Дно мира: как русские моряки открыли последний материк планеты
2019-01-25 17:40:36">
2019-01-25 17:40:36
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Казалось бы, какое нам тогда было дело до Антарктиды? Есть материк на южном полюсе или нет его, остаются белые пятна на географической карте или нет? Но тем и отличается великая держава от других стран, что ментально она несет ответственность за всю планету и должна решать проблемы планетарного масштаба. «Известия» о первой русской арктической экспедиции и последнем великом географическом открытии, случившемся 28 января 1820 года.

От Аристотеля до Кука

Человечество придумало Антарктиду гораздо раньше, чем смогло увидеть эту terra incognita и доказать ее реальность. Первым предположение о ее существовании сделал в IV веке до н. э. Аристотель в книге «Метеорологика». Логика была проста: греки жили севернее экватора, и большинство известных им земель располагались на этой стороне мира. Но для того, чтобы наша планета сохраняла равновесие, где-то на юге обязательно должна быть другая земля, примерно равная по размеру и весу. Так теоретически было сделано предположение о существовании земли Антарктикос — дословно, «напротив Арктики». В латинизированном варианте слово Антарктида впервые употребил во II веке н. э. Марин Тирский, основатель математической картографии, который, между прочим, ввел в географию понятие широты и долготы.

Следующий удивительный факт: мы видим Антарктиду на созданной в 1513 году карте османского адмирала и географа Хаджи Мухиддина Пири ибн Хаджи Мехмеда или просто Пири-реиса. Конечно, это тоже было предположение, но оно оказалось удивительно точным. Видимо, карта сделана на основании византийских материалов, которые, в свою очередь, восходят к умозрительным эллинистическим образцам. Возможно, адмирал также пользовался азиатскими и европейскими картами, которые были доступны Христофору Колумбу и сподвигли его на отчаянное плавание к неведомым берегам. Карт самого первооткрывателя Америки у османского адмирала быть не могло — в то время они были строго засекречены испанским двором. В любом случае, хранящаяся в библиотеке дворца Топкапы в Стамбуле карта Пири-реиса — одна из удивительных исторических загадок, неслучайно уже в начале нашего столетия ее даже изобразили на турецких купюрах.

Когда европейцы достигли южной оконечности Америки, а Фернандо Магеллан и Фрэнсис Дрейк открыли названные их именами проливы, стало ясно, что Америка не смыкается с неведомой южной землей. Попытки двинуться еще южнее были слишком рискованны из-за морозов, ветров и айсбергов. Хотя в 1599 году голландец Дирк Герритц случайно пересек Южный полярный круг, а через 75 лет после него англичанин с французскими корнями Антони де ла Роше открыл Южную Джорджию, правда, тоже случайно — он просто сбился с курса.

В 70-е годы XVIII века к всё еще гипотетическим южным берегам отправили свои экспедиции французская и британская Ост-Индские компании. Цель была исключительно прагматическая — узнать о богатствах и перспективах колонизации неведомых земель. Француз Ив-Жозеф Кергелен открыл остров его имени, Луи-Антуан де Бугенвиль и Марк-Жозеф Марион-Дюфрен исследовали Новую Зеландию и прилегающие острова. Французы полярный круг не пересекали, а вот англичанин Джеймс Кук дважды сделал это во время своего второго кругосветного плавания 1772–75 годов на судах «Эдвенчур» и «Резолюшн». Впрочем, он быстро уперся в поля паковых (многолетних) льдов и повернул назад. Великий путешественник не видел Антарктиды и в отчете написал, что ни наличия, ни отсутствия земли на юге подтвердить не может, но даже если суша там существует, колонизационного значения она не имеет в виду суровости климата. После этого Европа потеряла интерес к Антарктиде.

Две экспедиции

Идея включиться в исследования Антарктиды появилась в России вскоре после окончания наполеоновских войн, причем высказали ее сразу несколько человек — известный путешественник, почетный член Петербургской Академии наук и член Адмиралтейств-коллегии, а позже генерал-гидрограф Главного морского штаба Гавриил Андреевич Сарычев, недавно сами вернувшиеся из «кругосветок» капитаны Василий Михайлович Головнин и Отто Евстафьевич фон Коцебу и, конечно, Иван Федорович Крузенштерн. Сохранилась докладная записка знаменитого мореплавателя к морскому министру Ивану Ивановичу де Траверсе (урожденный Жан Батист Прево де Сансак, маркиз де Траверсе), в которой великий мореплаватель формулирует необходимость этого похода:

Автор цитаты

«... сия экспедиция, кроме главной ее цели — изведать страны Южного полюса, должна особенно иметь в предмете проверить всё неверное в южной половине Великого океана и пополнить все находящиеся в оном недостатки, дабы она могла признана быть, так сказать, заключительным путешествием в сем море. Славу такового предприятия не должны мы допускать отнять другим у нас»

Сарычев в своем «Проекте экспедиции к Южному полюсу» писал:

Автор цитаты

«Как Сандвичевой земли осмотрена одна северо-западная часть, то должно обойти ее с восточной и с южной стороны и осмотреть пределы ее. По исполнении сего плыть к юго-востоку или востоку, стараясь подойти к Южному полюсу сколько возможно ближе»

«План предлагаемых экспедиций к Южному полюсу и в Северный Ледовитый океан, составленный капитан-лейтенантом О. Е. Коцебу» был весьма близок к идее адмирала Сарычева:

Автор цитаты

«Оба судна направляют путь к Сандвичевой земле, которую должны стараться исследовать далее к югу, нежели удалось капитану Куку, может оная есть часть твердой земли. Сего места экспедиция легко достигнуть может к половине декабря, тогда уже настало здесь лучшее время года, и должна разделиться надвое»

Все три проекта подразумевали наличие двух отрядов (их именовали дивизиями) — южного и северного. Первый должен был исследовать Антарктиду, второй — завершить исследования Берингова пролива и неизвестных земель на русском Дальнем Востоке. Сарычев предлагал совместный поначалу поход до Сандвичевых островов, с последующим разделением, Коцебу — раздельное плавание отрядов. В итоге министерство выбрало вариант с двумя отрядами, каждый из которых состоит из двух судов.

Квашеная капуста, горчица и ром

Антарктическую экспедицию возглавил капитан 2-го ранга Беллинсгаузен. Второй корабль доверили капитан-лейтенанту Михаилу Лазареву, также имевшему опыт длительных плаваний — он водил фрегат «Суворов» в Русскую Америку. Арктическим отрядом, которому ставилась задача поиска северного морского пути из Тихого океана в Европу, командовал капитан-лейтенант Михаил Васильев.

Для похода было выделено четыре только что построенных шлюпа. Первый (южный или антарктический) дивизион составили «Восток» (капитан Беллинсгаузен) и «Мирный» (капитан Лазарев), второй (арктический или северный) — «Открытие» (капитан Васильев) и «Благонамеренный» (капитан Глеб Шишмарёв). Построенные на Охтинской верфи «Восток» и «Открытие» были настоящими шлюпами — трехмачтовыми 28-ми пушечными судами, предназначенными для посыльной и разведывательной службы. А вот «Мирный» и «Благонамеренный», которые строили на Лодейном поле, закладывались как военные транспорты, но уже в ходе постройки были переделаны под шлюпы. Они были меньше и медленнее, но крепче, надежнее и обладали лучшими мореходными качествами.

Экспедиция готовилась основательно и вдумчиво. Запас продовольствия был рассчитан на три года, в том числе взяли противоцинготные средства, к которым тогда относили кислую капусту, горчицу, сушеные и консервированные овощи, хвойную эссенцию. На судах был большой запас красного вина, чтобы разбавлять воду в тропических широтах (в целях дезинфекции) и рома для согревания моряков, стоявших на вахте в стужу. Каждый член экипажа имел по три комплекта зимнего и летнего обмундирования, дополнительные одеяла и обувь. Команду формировали из моряков-добровольцев возрастом до 35 лет и с хорошим опытом дальних плаваний. Офицеров капитаны подбирали сами. Интересно, что лейтенантом на «Благонамеренном» отправился Алексей Лазарев — родной брат капитана «Мирного».

Торжественно покинув Кронштадт 3 (15) июля 1819 года, корабли обоих дивизионов сначала зашли в Копенгаген для пополнения припасов, а затем в Портсмут для закупки новейшего навигационного и астрономического оборудования. Вместе с моряками в поход отправились профессор Казанского университета, астроном Иван Михайлович Симонов и художник, впоследствии академик живописи, Павел Николаевич Михайлов. В качестве духовного лица на борту шлюпа «Мирный» присутствовал иеромонах Дионисий. В Копенгагене к экспедиции должны были присоединиться два ученых немца (чтобы европейцы не сомневались!), но в последний момент они передумали отправляться в рискованное плавание. Беллинсгаузен очень сетовал, что из-за них пришлось отказать нашим ученым, буквально рвавшимся в поход.

Следующим пунктом назначения были Канарские острова, затем Рио-де-Жанейро. Здесь корабли двух дивизионов снова встретились, чтобы проститься окончательно — дальше они следовали разными курсами.

Открытие Антарктиды

«Восток» и «Мирный» шли на юго-восток. Становилось всё холоднее, в декабре появились первые айсберги. Беллинсгаузен приказал установить в штатных местах печки для обогрева личного состава. 15 декабря с кораблей увидели Южную Джорджию. На карту были нанесены несколько новых мысов и заливов, а обнаруженный неизвестный неподалеку остров был назван именем лейтенанта «Мирного» Михаила Анненкова. Двигаясь дальше, корабли дошли до земли Сэндвича, некогда открытой Куком и названной им в честь тогдашнего первого лорда Адмиралтейства Джона Монтегю, четвертого графа Сэндвича. Кстати, того самого, благодаря которому появилась небезызвестная разновидность бутербродов. Оказалось, что это не «земля», а целый архипелаг из 11 островов. Открытым островам дали имена офицеров экспедиции — лейтенанта Аркадия Лескова, капитан-лейтенанта Ивана Завадовского и капитан-лейтенанта Константина Торсона. Группа из трех вновь открытых островов была названа в честь морского министра островами маркиза де Траверсе. Имя Торсона впоследствии исчезло с географических карт — после возвращения он участвовал в восстании декабристов, был арестован, лишен чинов и наград и навечно отправлен в Сибирь. Острову дали безликое название Высокий.

Картина художника М. Семенова «Шлюпы «Восток» и «Мирный» у берегов открытой ими Антарктиды»

Фото: commons.wikimedia.org

25 декабря 1819 (6 января 1820) по случаю годовщины изгнания французов из России или «избавления России от нашествия галлов», как сказано в судовом журнале, участники экспедиции отслужили торжественный молебен и устроили праздничный обед — ели щи со свининой и пироги с рубленым мясом. Нижним чинам выдали дополнительные порции рома.

Суда продвигались на юго-восток, и 27 января 1820 года экспедиция пересекла Южный полярный круг (66 градусов южной широты) на третьем градусе западной долготы. На следующий день моряки увидели сплошное «ледяное поле, усеянное буграми». Это был берег Антарктиды, сейчас известный как Берег Принцессы Марты, западной части Земли Королевы Мод. Омывающее этот берег море носит имя Лазарева, а шельфовый ледник — Беллинсгаузена. День 28 января 1820 года, когда русские корабли достигли Антарктиды, считается днем открытия нового континента. Вот что писал по этому поводу сам Беллинсгаузен: «Я называю обретение сие берегом потому, что отдаленность другого конца к югу исчезла за предел зрения нашего... Внезапная перемена цвета на поверхности моря подает мысль, что берег обширен».

Трудно представить трудности и опасности, с которыми столкнулись наши моряки. Постоянный холод и снег, бурное море, отсутствие карт, айсберги. Однажды «Мирный» не смог избежать столкновения с плавучей льдиной, к счастью, обшивка выдержала удар. Любая случайность могла обернуться катастрофой, но корабли упорно держались возле берегов Антарктиды, продвигаясь на восток. Инструкция морского министра гласила: «Не оставляйте без замечания ничего, что случится вам увидеть где-нибудь нового, полезного или любопытного», — и офицеры, несмотря на холод и постоянную угрозу жизни, постоянно вели подробные записи. Потом они лягут в основу основательного труда Беллинсгаузена «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 20 и 21 годов, совершенные на шлюпах «Востоке» и «Мирном».

Тропические каникулы

Для того, чтобы охватить большее пространство, «Восток» и «Мирный» дальше шли раздельно, держась в 120 милях друг от друга. Местом встречи была назначена Австралия. Экипажи вели наблюдения, постепенно продвигаясь на восток вдоль кромки льдов. 21 марта «Восток» попал в жесточайший шторм и чудом спасся, отделавшись поломанным бушпритом и истерзанным такелажем. Потерявший все паруса и почти неуправляемый корабль несло прямо на айсберг, и чтобы удержаться ближе к ветру, экипажу даже пришлось растянуть на бизань-вантах несколько матросских коек. «Востоку» чудом удалось избежать гибели.

К середине апреля «Восток» вошел в гавань Сиднея, через неделю к нему присоединился «Мирный». Они встали на том же месте, где ранее квартировали корабли арктической экспедиции Васильева и Шишмарева, заходившие в Австралию на несколько месяцев раньше. Экипажи разбили на берегу лагерь, устроили кухню и обсерваторию, а рядом моряки соорудили русскую баню.

Вид на Сидней и порт Джексон с севера

Картина Павла Михайлова «Вид на Сидней и порт Джексон с севера»

Фото: commons.wikimedia.org

Оба корабля были отремонтированы. Поскольку в период полярной зимы идти в антарктические воды было слишком рискованно, лето (в южном полушарии — зиму) решили посвятить изучению почти неизвестных территорий в Полинезии. Австралию же покидали с грустью и благодарностью. «Не без сожаления оставили мы прекрасный сей порт. Место, где, можно сказать, принимали нас как искренних друзей или родственников,» — писал Лазарев.

Полинезийский поход оказался весьма результативным — были открыты и описаны новые острова, собрана большая коллекция предметов быта местных обитателей. Островам дали имена героев недавней войны — Кутузова, Ермолова, Волконского, Барклая, Милорадовича, Аракчеева, Остен-Сакена, Чичагова, Витгенштейна и т. д. Появились на карте острова Беллинсгаузена и Лазарева. Неподалеку находились ранее открытые Коцебу острова Крузенштерна и Румянцева. На современных картах эта часть архипелага Туамоту называется «острова Россиян».

Русские императоры в Антарктиде

К осени корабли вернулись в Австралию и стали готовиться ко второй части антарктического маршрута, теперь с другой стороны ледового материка. В качестве противоцинготного средства заготовили бочки с апельсиновым соком и заквасили лимоны — как привычные огурцы или капусту. 20 ноября суда покинули порт Сиднея и двинулись к юго-востоку.

Вскоре корабли попали в шторм, на «Востоке» снова открылась течь. Тем не менее, решили продолжить плавание, хотя на флагмане постоянно приходилось откачивать из трюма воду. Несмотря на постоянный снег, мороз и обилие айсбергов, еще четыре раза наши моряки пересекали южный полярный круг, стараясь держаться как можно ближе к покрытому льдом берегу и по возможности точнее описать его. Вблизи Антарктиды, внутри полярного круга были открыты и описаны крупные участки суши (острова, как выяснилось уже в ХХ веке) — их назвали земля Петра I и берег Александра I. Высадиться на них не удалось, однако наличие грунта под ледовой корой стало очевидно. Здесь нашим морякам удалось максимально приблизиться к Антарктиде, они достигли точки с координатами 69 градусов 53 минуты южной широты и 92 градуса 19 минут западной долготы. От Южного полюса их отделяло примерно 400 километров.

Художник Павел Михайлов. «Мирный» у Антарктиды»

Фото: commons.wikimedia.org

Заканчивался январь, суда практически завершили путешествие вокруг Антарктиды, и можно было поворачивать назад. По дороге Беллинсгаузен решил осмотреть так называемую Новую Южную Шетландию, об открытии которой он узнал, находясь в Сиднее, из письма русского посланника в Бразилии — английский торговец и капитан Уильям Смит впервые описал ее в начале 1819 года, когда наши корабли уже были в плавании. Обнаруженным и описанным нашими моряками островам были даны названия в память о ключевых сражениях недавней войны: Бородино, Смоленск, Малый Ярославец, Березина, Лейпциг, Ватерлоо. Правда, официальными они не стали, на картах обычно употребляют названия, данные англичанами. Наверное, это справедливо — они были первыми.

11 марта 1821 года корабли бросили якорь в Рио-де-Жанейро. Антарктический круг замкнулся. Наскоро залатав повреждения и пополнив припасы, Беллинсгаузен и Лазарев взяли курс прямиком к родным берегам, и пятого августа уже без приключений отдали якоря в Кронштадте. Встречал моряков император Александр I лично...

Экспедиция продолжалась 751 день, из которых 100 дней «Восток» и «Мирный» провели во льдах. За это время корабли прошли 49 860 миль. Кроме «ледяного материка», русские моряки открыли 27 неизвестных островов и коралловый атолл. Были проведены наблюдения, описания и исследования в самых различных областях науки, собраны многочисленные образцы фауны, флоры и предметов быта народов, живущих в Австралии и на островах Тихого океана. За время плавания погибли два моряка — матрос Филипп Блоков (выпал за борт и утонул) и слесарь Матвей Гумин (упал с грот-мачты во время ремонта).

Беллинсгаузен был произведен в капитаны 1-го ранга, Лазарев, минуя одно звание, в капитаны 2-го ранга. Их имена навсегда вошли в летопись человечества, как и подвиг русских моряков, ходивших на шлюпах «Восток» и «Мирный» вокруг открытой ими Антарктиды.

 

Загрузка...