Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 2018-м товарооборот между Китаем и Россией увеличился на 27,8% год к году и впервые в истории превысил отметку $100 млрд. Во многом это объясняется ростом цен на нефть, ведь это основной товар, который мы поставляем в КНР. Об этой заветной цифре несколько лет говорили президенты обеих стран на множестве двусторонних переговоров. Теперь, когда цель достигнута, уже обозначена новая — $200 млрд в год.

В прошлом году структура российской внешней торговли заметно изменилась. Например, теперь у нас положительное сальдо торгового баланса с Китаем — то есть мы продаем больше, чем покупаем. Такая ситуация считается выигрышной для экономики, и раньше она складывалась лишь в отдельные месяцы. Но стоит разобраться, что же мы продаем — возможно, эффект был разовым.

Данные ФТС дают однозначную картину — Китай становится активным потребителем российского сырья. Первую строчку нашего экспорта в Поднебесную заняли нефть и нефтепродукты. Их доля в торговле выросла за год с 68,4 до 73,9%. Объем продаж по этой статье увеличился на 66,1% и составил $40,2 млрд. Рос не только объем, но и средние цены на нефть: за год они прибавили 36,5%. Вторым главным продуктом экспорта в Китай стала древесина и изделия из нее — поставки увеличились на 14,9%. Также РФ стала продавать в КНР в два раза больше металлов, главным образом меди.

И здесь еще есть потенциал роста — до сих пор Россия не поставляла в Китай природный газ, но всё может измениться после запуска «Силы Сибири» в 2019–2020 годах. Его мощность составит 38 млрд кубометров в год. Стоимость поставок пока неизвестна, но если предположить, что она равна средней экспортной цене в Европу, которая в III квартале 2018 года составила $251 за 1 тыс. кубометров, то на полной мощности «Сила Сибири» может добавлять экспорту еще $9,5 млрд ежегодно. Поставки нефти в Китай продолжат расти благодаря заключенной в 2013 году «сделке века», согласно которой страна купит 325 млн т черного золота в течение 25 лет. В последующие пять лет было заключено немало иных соглашений в рамках российского «разворота на Восток».

А теперь посмотрим, что Россия покупает у Китая. В прошлом году импорт из этой страны рос по всем статьям, но почти половину поставок из Поднебесной в 2018 году заняли машины, оборудование и аппаратура. Стоимость этих товаров в долларах выросла на 18,1%. Вторую строчку делят металлы и текстиль.

В итоге Китай занял первое место среди российских торговых партнеров и по экспорту, и по импорту — его доля выросла с 14,5 до 15,8% всей нашей внешней торговли. США ожидаемо потеряли часть позиции в рейтинге 10 ведущих стран, с которыми работает Россия, — их доля сократилась с 4,2 до 3,8%.

Улучшение политических и экономических отношений во многом способствовало тому, что в десятке главных торговых партнеров России быстрее всего росла доля именно Китая. Дальнейшее углубление связей между странами возможно за счет большей интеграции, в том числе в рамках проекта «Один пояс — один путь» и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Начало этому уже положено: 17 мая 2018 года в Астане КНР и ЕАЭС подписали торгово-экономическое соглашение, которое направлено на формирование договорно-правовой базы. Отличной основой для большего роста товарооборота в 2019 году может стать 70-я годовщина установления китайско-российских отношений. При этом положительное влияние на торговлю между странами будет оказывать увеличение взаиморасчетов в национальных валютах.

России следует больше диверсифицировать структуру экспорта товаров в Китай. Высокий потенциал имеется в продукции животного и растительного происхождения: в 2018 сельскохозяйственном году РФ произвела рекордные 135,4 млн т пшеницы, а поставки превысили 40 млн т. Подписанное соглашение между КНР и ЕАЭС может стать отправной точкой для уменьшения барьеров по экспорту таких продуктов. На фоне торговой войны между двумя гигантами — Китаем и США — Москва получила возможность углубить экономические отношения с Пекином и приблизиться к новой заветной отметке товарооборота в размере $200 млрд.

Автор — финансовый аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир