Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На следующей неделе должна пройти встреча, которая во многом сможет определить вектор взаимоотношений России и Украины в вопросе поставок газа в Европу начиная с 2020 года. Традиционно тема голубого топлива в диалоге Москвы и Киева является непростой, а в свете последних судебных разбирательств она стала трудноразрешимой. Понимая это, Украина приложила максимум усилий для того, чтобы в переговорах участвовала третья сторона — Европейский союз. И это неудивительно.

Европейские партнеры прекрасно понимают, что в случае, если Украина потеряет доход от транзита, скорее всего, именно им придется компенсировать недополученную прибыль, чтобы удержать хотя бы видимую стабильность в стране. А американские партнеры независимо от результатов переговоров по транзиту газа через Украину будут добиваться ограничений, возможно, и прекращения строительства Nord Stream – 2. И в этом аспекте одними из базовых условий переговоров должны стать гарантии со стороны европейских партнеров по реализации этого проекта. Только после его завершения можно возвращаться к вопросу о теоретически возможном транзите голубого топлива через Украину.

Экономическая плоскость проблемы заключается в обоюдной заинтересованности России и ЕС в системном и надежном сотрудничестве в энергетической сфере. В настоящий момент невозможно точно сказать, хватит ли мощностей газопроводов начиная с 2020 года для того, чтобы удовлетворить спрос европейских потребителей в обход Украины. Вероятнее всего, данную проблему возможно будет решить за счет запуска проекта Nord Stream – 2 и развития поставок сжиженного газа. Но для Киева даже отсрочка решения этого вопроса критична. Ведь отказ от нового договора ставит финансово-экономическую систему Украины на грань катастрофы.

С информационно-идеологической стороны российско-украинские отношения в энергетической сфере также являются очень важными. В случае если соглашение будет подписано и Украина останется транзитером российского газа, для подконтрольных власти СМИ Украины это станет мощным информповодом на многие месяцы. В очередной раз будет тиражироваться информация относительно украинской победы над Россией и распространяться тезис о единстве европейских и украинских интересов.

Но куда важнее реакция на возможное подписание соглашения жителей Донбасса и пророссийски настроенной части населения Украины. В их восприятии получится следующая картина: Россия, жестко критикуя в публичной плоскости киевский режим, в то же время идет с ним на сотрудничество.

Соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли между Украиной и ЕС четко фиксирует обязательства Киева в политических аспектах. И в любой момент, если европейским партнерам понадобится отменить соглашение, они будут акцентировать внимание на несоблюдении Украиной политической части. Во взаимоотношениях Украины и Международного валютного фонда еще более наглядная картина. МВФ в ультимативной форме требует от Киева выполнения политических решений для получения очередного транша.

Исходя из этих примеров, можно предложить увязать подписание договора о транзите с выполнением Украиной своей части обязательств по Минским соглашениям. Именно так бы поступили наши западные коллеги. А еще можно настоять на том, чтобы в документе прописали обязательства Киева по соблюдению прав и свобод русскоязычных граждан Украины, невмешательство в дела УПЦ и многое другое.

Для любого украинского руководителя отказ России от транзита газа означает серьезный геополитический провал. После этого Киев перестанет быть для ЕС партнером в энергетическом секторе, оставшись клиентом, приобретающим газ. Но самое важное, что годичный простой газотранспортной системы Украины может привести к ее полному уничтожению без возможности восстановления.

И последний, немаловажный момент. Украинские коллеги несколько лет на всех публичных площадках акцентируют внимание партнеров на том, что полностью отказались от российского газа и не покупают его. Хотя, как все понимают, ситуация диаметрально противоположная. Киев закупает российское голубое топливо только у европейских компаний, занимающихся реэкспортом. На мой взгляд, для «Газпрома» вполне было бы уместно прописывать в контрактах с европейскими компаниями пункт о запрете реэкспорта газа на Украину в связи с нарушением там прав человека.

Автор — директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир