Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что Кремль следит за происходящим на внутреннем рынке моторных топлив, активные меры принимает правительство. И действительно, именно кабмин создает условия для недопущения ценового кризиса, а если кризис всё же возник — предпринимает шаги по устранению его последствий. Сегодня правительство грозит нефтяникам введением запретительных пошлин на нефтепродукты. Но даже эта мера вряд ли сможет стабилизировать цены на заправках. Ведь корень проблемы не в нехватке предложения.

Весной 2018 года бензин и дизельное топливо неожиданно подорожали. В конце 2017-го уже возникала проблема с ценами на заправках. На тот момент действительно существовал дисбаланс спроса и предложения на внутреннем рынке. Справиться с ним помогло увеличение поставок на биржу. В итоге к началу 2018-го цены хоть и выросли, но зафиксировались на достаточно комфортном для потребителей уровне, а спрос на моторное топливо вопреки негативным прогнозам вырос на 1–2%.

В нынешнем году все поставщики ожидали дальнейшего увеличения. В апреле и мае производство бензина оказалось ниже, чем за тот же период годом ранее, но за январь–июнь производство выросло на 2,3%. При этом за первые пять месяцев текущего года, по данным Аналитического центра при правительстве Российской Федерации, экспорт бензина вырос на 9,6% (по сравнению с тем же периодом 2017 года), а дизтоплива — на 5%.

На этом фоне начали стремительно расти цены на заправках. Но разворотом потока с экспорта на биржу решить проблему не удалось.

По ряду оценок, 50–60% в цене бензина занимают акциз и налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В докризисный период акциз был одним из самых эффективных стимулов, которыми правительство поощряло модернизацию нефтеперерабатывающих заводов. Чем качественнее топливо, тем ниже акциз.

Но за время кризиса на рынке углеводородов акциз вырос почти в два раза. Если в 2014 году он составлял около 4,8 рубля за литр, то в 2016-м — 7,6 рубля за литр. А в начале 2018 года этот показатель увеличился ориентировочно до 8,4 рубля. В июле планировалось поднять акциз еще на 50 копеек.

Налог на добычу полезных ископаемых также изменялся. Он зависит от цены на нефть марки Urals и курса рубля к доллару. Если в сентябре 2017 года ставка НДПИ составляла 3630 рублей, то в апреле 2018-го она поднялась почти до 5 тыс. рублей, а в мае превысила 5,6 тыс. рублей за тонну. Именно в апреле-мае черное золото подорожало, при этом рубль резко подешевел по отношению к доллару. За этот период цена на нефть поднялась на 1 тыс. рублей — до 4,8 тыс. рублей за баррель.

Таким образом мы видим, что себестоимость бензина (и дизтоплива) за прошедший год выросла. Могло ли это не сказаться на оптовых ценах? Не могло. Именно из-за объективного роста расходов на производство и поставку топлива и не могли сработать меры по насыщению внутреннего рынка. Ведь рост предложения никак не отменял объективно существующих предпосылок для роста себестоимости. И именно поэтому ситуацию удалось стабилизировать только после снижения акцизов на 2–2,5 рубля на литр. Кроме того, в июне НДПИ немного снизился — до 5505 рубля за тонну.

Однако в сентябре из-за продолжающегося роста цен на нефть и слабого рубля НДПИ поднялся примерно до 6,4 тыс. рублей за тонну. И это не предел. Ведь в начале следующего года стартует поэтапное увеличение налога на добычу полезных ископаемых, а акцизы на моторное топливо вырастут в 1,5 раза.

При этом объём биржевых торгов нефтепродуктами за первые три квартала увеличился на 4,7%.

Даже если не выносить за скобки вопрос об объемах производства бензина и дизтоплива за последние два месяца (к примеру, в августе было небольшое снижение по сравнению с августом 2017 года), всё равно нельзя не заметить влияние растущей из-за налоговой нагрузки себестоимости на оптовые цены.

Их рост вынуждает независимых игроков поднимать цены на АЗС. Иногда сразу на 4–5 рублей. Они объясняют это необходимостью сохранять рентабельность. И их можно понять, ведь при высоких оптовых ценах независимые игроки стараются удержать маржинальность на уровне 10%. При сохранении нынешних условий крупные сети, принадлежащие вертикально-интегрированным нефтяным компаниям, также будут вынуждены сделать топливо более дорогим. Эта очевидная мысль была неверно интерпретирована как просьба нефтяных компаний поднять цены на бензин и дизель. Сейчас крупные сети могут держать более низкие цены за счет финансовой подушки безопасности материнских структур и более развитого бизнеса с высокой сопутствующей составляющей. Так, «Роснефть» планирует по итогам нынешнего года заработать на одном только кофе 4 млрд рублей, а «Газпром нефть» — 3 млрд рублей.

Если правительство введет запретительные пошлины, безусловно произойдет насыщение (и перенасыщение) внутреннего рынка. Но эта мера никак не снизит себестоимость производства топлива. А в начале следующего года она вырастет еще больше. Рентабельность нефтепереработки от заградительных мер может уйти в глубокий минус. Таким образом, пошлины не решат существующих проблем, но породят новые.

Тем не менее меры по стабилизации поставок на внутренний рынок — это вполне разумная предосторожность. Но, учитывая природу текущего кризиса, их следует применять только вкупе с целенаправленной работой по снижению себестоимости бензина и дизтоплива, а с ней — и оптовых цен. В нынешних условиях разумным решением было бы вернуть акцизы к докризисным показателям и предпринять меры по укреплению национальной валюты. Это автоматически снизит себестоимость моторных топлив и сделает менее выгодным экспорт нефтепродуктов, повысив привлекательность внутреннего рынка.

 

Прямой эфир