Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Есть страницы нашей истории, которыми не приходится гордиться. Но о них нужно знать и помнить их для того, чтобы случившееся не повторилось. И чтобы память о погибших людях и сломанных судьбах сделала их трагедию ненапрасной. С 1991 года в России 30 октября официально признан Днем памяти жертв политических репрессий.

Масштабно они начались в 1928–1929 годах, с того момента, как Иосиф Сталин фактически стал единоличным диктатором в СССР. Первые открытые процессы против так называемых вредителей — представителей технической интеллигенции и бывших членов оппозиционных партий — были сфабрикованы под личным контролем Сталина, как и самые известные Московские процессы 1936–1937 годов против бывших лидеров партии — «ленинской гвардии».

Мне довелось работать с документами на одного рабочего, дослужившегося до директора фабрики. Его дважды отправили в ссылку за то, что он в 1925 году 5–6 дней колебался, перед тем как поддержать генеральную линию партии против зиновьевской оппозиции в Ленинграде. А сколько было тех, кто попал под репрессии вообще без повода — просто потому, что они принадлежали к «подозрительным» категориям населения или попали под руку следователям, соревновавшимся в перевыполнении плана по выявленным «врагам народа».

По-настоящему маховик репрессий заработал с началом коллективизации. Она была насильственной, а те, кто выступал против, автоматически записаны в «кулаки» и «подкулачники», причем настоящих кулаков по официальной статистике оказалось в два раза меньше «раскулаченных». 

Точное количество репрессированных по политическим мотивам до сих пор остается темой для дискуссий. Очевидно, что называвшиеся в 1970-е — 1980-е годы до открытия архивов астрономические цифры недостоверны. Жертвами политических репрессий, в число которых включаются раскулаченные, осужденные по 58-й статье и ее аналогам, депортированные народы — являются около 10–13 млн человек. Из них около 800 тыс. человек были расстреляны, не менее 1 млн умерли в лагерях и тюрьмах.

Это не окончательные цифры, они могут корректироваться в результате новых исследований. Например, в официальной статистике невозможно выявить всех так называемых повторников — тех, кто попадал под репрессии дважды, трижды — а были и люди, репрессированные пять раз. Сделать это будет можно только после создания общей базы данных после получения доступа ко всем следственным делам, пока не доступным историкам. Но это вряд ли принципиально изменит известную на сегодня картину.

Не все репрессированные по политическим мотивам были невинны. Среди осужденных органами ОГПУ и НКВД были и настоящие шпионы, и бандиты, и уголовники, и изменники Родины. Но подавляющее большинство — рабочие, служащие, крестьяне — не совершали преступлений, за которые они были наказаны. А огромная масса населения СССР не знала о масштабах репрессий. Даже для многих членов ЦК КПСС после смерти Сталина информация о количестве расстрелов, пытках, смертности в лагерях стала шоком. Но не следует думать, что население СССР молча терпело террор. Очень многие советские граждане видели чудовищное несовпадение между гуманистическими идеалами социализма и практикой сталинского режима и они выступали на собраниях, писали жалобы — в суды, органы прокуратуры, ЦК партии, руководителям страны. 

Что касается лично Сталина — многим до сих пор хочется думать, что он тут ни при чем. Но он не просто знал о масштабах репрессий и произвола, но лично управлял карательной системой. От руководителей ОГПУ, НКВД и МГБ Сталин получал доклады, в 1937–1938 годах нарком внутренних дел Николай Ежов посылал в среднем по 20 сообщений в день — Сталин постоянно давал указания, читал выдержки из докладов, а также подписывал расстрельные списки.

За эту политику наша страна заплатила большой кровью. Были казнены многие выдающиеся военачальники (будущие маршалы Константин Рокоссовский, Кирилл Мерецков и генерал армии Александр Горбатов были арестованы, но выжили), инженеры (в частности, Иван Клейменов и Георгий Лангемак — создатели реактивного снаряда «Катюши»), чудом выжил на золотом колымском прииске Сергей Королев, создатель советской космонавтики. И страшно подумать, сколько преданных Родине людей погибли или продолжали сидеть в лагерях в то время, когда страна воевала с фашизмом.

Автор — доцент МГППУ, главный редактор журнала «Скепсис»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир