Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уже второй за год визит в Москву советника президента США по нацбезопасности Джона Болтона проходит на фоне нарастания международной напряженности. И связана она с усилением милитаристской составляющей американской внешней политики. Накануне глава Белого дома обвинил Россию в систематических нарушениях Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Более того, он анонсировал выход из этого основополагающего двустороннего соглашения в сфере глобальной безопасности. Сделав пусть и дежурную, но весьма примечательную оговорку: в случае если к нему придут Россия и Китай и скажут — давайте все будем умными и никто не будет разрабатывать это оружие, — то он изменит свое решение покинуть договор. Есть все основания полагать, что не Москва, а именно Пекин, который не является стороной ДРСМД и поэтому не подпадает под его положения, является ключевым адресатом послания Вашингтона.

Как бы то ни было, Россия и США определяют будущее международной системы взаимного глобального сдерживания, устоявшейся за годы противостояния по линии СССР–США и сохранившейся после окончания холодной войны. От конфигурации согласованных двумя странами взаимных ограничений в военной сфере в решающей степени зависит то, как будет обеспечиваться безопасность в мире в ближайшие десятилетия. И даже тот факт, что ключевые страны Европы уже выразили свою озабоченность развитием событий, едва ли окажет сколь-либо ощутимое воздействие на позицию Белого дома и его представителей по такому принципиальному для американской администрации вопросу.

На встрече Джона Болтона с секретарем СБ РФ Николаем Патрушевым, помимо обсуждений Сирии, Ирана, Северной Кореи и борьбы с терроризмом, затрагивался и вопрос, поставленный американцами ребром, — о том, быть или не быть новой глобальной гонке вооружений со всё менее понятными и предсказуемыми правилами и эрозией системы взаимных гарантий.

Важно осознавать, что Россия, понимая цену и последствия локальных конфликтов и уж тем более глобальной войны, последовательно выступает за обеспечение безопасности и отстаивание национальных интересов любой страной, если это не происходит в ущерб другим. Идет ли речь о США или ином суверенном государстве мира. К сожалению, у Штатов диаметрально противоположный подход — именно в подрыве безопасности и ущемлении национальных интересов других стран, включая Россию и Китай, американцы видят смысл и перспективу своей внешней политики. В этих условиях договариваться можно только о том, как не нанести друг другу неприемлемого и непоправимого ущерба. В случае с нашими попытками сохранить в силе стратегически важные договоры о РСМД и мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III) речь идет именно об этом. Все же прекрасно отдают себе отчет в том, что прекращение действия первого с высокой долей вероятности повлечет за собой и разрыв второго. Возможно, даже до официального окончания срока действия СНВ-III в 2021 году.

В настоящий момент нельзя с уверенностью сказать, с каким результатом пройдет запланированная встреча Джона Болтона с президентом России. Однако настрой и переговорные позиции главы российского государства уже можно было понять накануне — по вызвавшим широкий резонанс высказываниям в ходе заседания Валдайского клуба. Кому-то содержание и тон этой во всех смыслах примечательной речи Владимира Путина могли показаться чрезмерно жесткими. И даже «апокалиптичными». Только не на фоне милитаристско-наступательных шагов Белого дома.

Чем бы ни закончился очередной московский вояж Джона Болтона, Россия, с одной стороны, продолжит курс на улучшение отношений с США до приемлемого и не угрожающего глобальной стабильности уровня. А с другой стороны, Москва даже в самых сложных условиях найдет способ обеспечить свою стратегическую военную безопасность и сохранить ядерный паритет. То есть положение единственной страны мира, которая может уничтожить США, но пойдет на эту крайнюю меру только в качестве потенциального ответного удара.

И если уж дело дойдет до того, что придется выбирать между сохранением «любой ценой» ДРСМД или любых других договоренностей по сокращению вооружений и наличием у России надежного и современного оружия типа «Калибр» и «Сармат», то ответ очевиден. Мы выберем второе каждый день недели и дважды — по воскресеньям...

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...