Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Бундесверу нечего делать за рубежом»
2018-09-24 13:40:57">
2018-09-24 13:40:57
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Германия должна участвовать в послевоенном восстановлении Сирии, обеспечив достойные условия для возвращения беженцев в страну. Об этом в интервью «Известиям» заявил председатель комитета немецкого бундестага по обороне, депутат от партии «Левые» Александр Ной. Во время беседы он также рассказал, зачем Германия планирует продлить свое присутствие в Ираке, почему растут расходы страны на оборону и что означает для ФРГ отставка Ханса-Георга Маасена с поста главы службы контрразведки.

— Недавно канцлер Ангела Меркель сообщила, что поддерживает идею создания Европейского совета безопасности и Европейских сил военного вмешательства. Как вы оцениваете эту идею?

— Думаю, таким образом Берлин маскирует свои политические амбиции в Европе. Эта идея не нова — подобного рода инициативы обсуждаются с 1990 года. ФРГ всегда разыгрывает «европейскую карту», когда речь заходит о национальных интересах Германии: будь то экономическая политика, военная сфера или миграционный вопрос. Таким образом, вполне вероятно, что новую идею канцлера поддержат не только правящие партии, но и либералы, зеленые и даже «Альтернатива для Германии» (АдГ).

— Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен заявила, что немецкие вооруженные силы должны и дальше находиться в Ираке, чтобы помочь стране восстановить ее военный потенциал. Насколько целесообразно присутствие немецких военных на Ближнем Востоке?

— Бундесверу нечего делать за рубежом и в Ираке, в частности. Все западные оккупационные силы должны покинуть эту страну. Без внешнего влияния Ирак лучше справится со своими внутренними проблемами. «Помощь» бундесвера — это что угодно, но не акт доброй воли Берлина. Этот шаг служит исключительно геополитическим интересам ФРГ. То же касается и сирийского конфликта. Дамаск не обращался к Германии за помощью, а Совет безопасности ООН не санкционировал участие немецких военных в войне в Сирии. Таким образом, ввод немецких военных в САР стал бы нарушением конституции и норм международного права. К сожалению, сегодня создается впечатление, что федеральное правительство готово эти нормы нарушить.

Город Мосул, Ирак

Фото: РИА Новости/Рафаэль Даминов

— Германия высказывается против возвращения беженцев в Сирию и своего участия в ее послевоенном восстановлении. Как вы считаете, ФРГ должна вложиться в реставрацию страны?

— Берлин был вовлечен в дестабилизацию в Сирии с самого начала конфликта. Таким образом, Германия морально и политически обязана без каких-либо предварительных условий помочь в восстановлении страны, разрушенной во время конфликта. И, конечно, у сирийских беженцев должна быть возможность вернуться домой на достойных условиях.

— В бюджете Германии на 2019 год есть пункт, касающийся повышения расходов на оборону. На что конкретно пойдет обновленный военный бюджет?

— Повышенные траты на оборону пойдут на покупку вооружений и оборудования, а также на увеличение численности военного персонала. Берлин заинтересован в том, чтобы своей военной мощью выйти далеко за пределы Европы — об этом свидетельствуют так называемые «зарубежные командировки», которые имеют место на протяжении последних 20 лет. По сути, практически во всех операциях — в бывшей Югославии, Ираке, Мали и других – бундесвер вел себя как оккупационная сила. Конечно, Берлин утверждает, что действует в «интересах Европы». Однако антивоенные движения и моя партия «Левые» выступают против повышения расходов на оборону. Германии необходимы разоружение, контроль над вооружениями и новая мирная политика. Отношения с Москвой должны перейти от противостояния к взаимопониманию: ФРГ должна наладить сотрудничество с Россией вместо того, чтобы постоянно вводить новые санкции и выдвигать абсурдные обвинения вроде «дела Скрипалей».

Панцергренадеры Бундесвера на учениях

Фото: Global Look Press/Axel Heimken

— Глава Федеральной службы защиты конституции ФРГ Ханс-Георг Маасен лишился своего поста после того, как усомнился в подлинности видеозаписей из Хемница, на которых запечатлены преследования предполагаемых мигрантов. Тогда же стало известно, что он займет должность статс-секретаря МВД. Что для страны означает отставка главы службы контрразведки?

— ХДС/ХСС, а также СДПГ довольно неумело решили дело Маасена. Попытка дискредитировать «Альтернативу для Германии» провалилась, позиции правой националистической партии в результате только усилились. Маасена надо было уволить с поста главы контрразведки без назначения на новую должность. В итоге его фактически повысили — теперь у него будет даже больше возможностей для ведения своей политики, причем с одобрения министра внутренних дел.

Следует отметить, что господин Маасен сыграл сомнительную роль в ситуации вокруг Национал-социалистического подполья (В 2013 году в Мюнхене начался процесс по делу членов НСП, обвиняемых в убийствах иностранцев. — «Известия»): вместо того чтобы предоставить всю информацию о работе спецслужб с этой террористической неонацистской организацией, Маасен предпочел, чтобы парламентарии и суд об этом ничего не знали (в 1990-х спецслужбы пытались завербовать одного из участников НСП Уве Мундлоса и сделать из него осведомителя, однако он отказался и служба контрразведки уничтожила все документы по этому делу. — «Известия»). Также господин Маасен консультировал руководство АдГ на тему того, как партия может избежать слежки со стороны спецслужб, чем подтвердил свое сочувствие националистическим взглядам. Апофеозом же стали его высказывания по поводу ситуации в Хемнице. Исходя из фактов, можно сказать, что дело Маасена явно демонстрирует, как настроения в Германии сдвигаются вправо при молчаливой поддержке правительства.