Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Экономика
Правительство расширило субсидии и гранты для животноводов и сельхозпроизводителей
Мир
Будапешт назвал потолок цен на нефть РФ вредным для европейской экономики
Мир
В нескольких областях Украины объявили воздушную тревогу
Спорт
Сборная Аргентины обыграла Австралию и вышла в четвертьфинал ЧМ-2022
Спорт
Месси побил рекорд Марадоны и Роналду по количеству голов на чемпионатах мира
Армия
Связисты под шквалистым огнем боевиков эвакуировали раненых сослуживцев
Спорт
Исмаилов одержал победу над Шлеменко
Мир
Ирландский политик призвал главу ЕК поспособствовать приближению мира на Украине
Мир
Зеленский назвал установленный ЕС ценовой потолок на нефть из РФ в $60 несерьезным
Мир
Ракета выпущена из сектора Газа в сторону Израиля
Мир
Лукашенко заявил о нежелании войны
Мир
В США предрекли Украине потерю юга и левобережья Днепра
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Обладатель уникальной фактуры Виктор Авилов переквалифицировался из шофера в актера лет в 25 и на рубеже 1980–1990-х стал одной из самых ярких фигур театра и кино. 8 августа ему исполнилось бы 65 лет, и в день рождения трагически рано ушедшего из жизни артиста кинокритик Лидия Маслова специально для портала iz.ru вспомнила лучшие роли Авилова.

От сохи

Поначалу Авилову, как и многим его товарищам по Театру-студии на Юго-Западе, приходилось совмещать основную работу и театр. По рассказам самого актера, нередко он подгонял свой «МАЗ» к театру, играл спектакль, а потом ехал на всю ночь возить песок, тем самым буквально иллюстрируя шутку из комедии «Берегись автомобиля»: «Насколько бы лучше играла Ермолова вечером, если бы днем она стояла у шлифовального станка!»

Сам Виктор Авилов чаще любил цитировать применительно к своей актерской судьбе строчку из «Гамлета»: «Рок довершил, что бог судил», имея в виду, что его сознательное желание не имело решающего значения. Основатель Театра-студии на Юго-Западе Валерий Белякович вспоминал, как его младший брат Сергей привел в студию одноклассника Витю по прозвищу Рыжий: «Они сами не хотели быть артистами, я их заставил».

Фото: ТАСС/Интерпресс/Сергей Бертов

Вот так, чуть ли не из-под палки, Виктор Авилов на протяжении своей 25-летней театральной карьеры переиграл множество завидных ролей мирового репертуара, причем в самом широком диапазоне, не ограниченном рамками какого-то «амплуа», — начиная с комического Кочкарева в «Женитьбе» и заканчивая Воландом в «Мастере и Маргарите».

Воланд в исполнении Авилова тоже иногда проявляет комическую сторону, ухает совой, гогочет, заикается, издает зловещий натужный хрип, говорит утробным чревовещательским голосом. Однако смешки в зале быстро сменяются леденящим ужасом: актеру достаточно было убрать свои длинные рыжеватые локоны в хвост, чтобы зрители под его взглядом вжимались в кресла с ощущением, будто у Воланда вот-вот вырастут рога и копыта.

Виктор Авилов сумел заворожить не только московскую публику. В 1987-м Театр на Юго-Западе участвовал в Эдинбургском театральном фестивале с «Гамлетом», который пресса назвала лучшей зарубежной постановкой трагедии за последние четыре десятилетия, а с Авилова как с одного из лучших Гамлетов современности по заведенной традиции сняли гипсовую маску для музея.

Про маску потом появилась легенда, что незадолго до смерти, постигшей актера в 51 год, маска упала и разбилась — мистический ореол неизбежно должен был окутать человека с такой странной внешностью пришельца из других миров, чье лицо похоже на какое-то древнее изваяние.

Дух противоречия

Это лицо имеет отчетливое сходство с некоторыми старинными иллюстрациями к «Дон Кихоту», сделанными задолго до рождения Виктора Авилова, которого в 1983-м Резо Чхеидзе пригласил на роль Дон Кихота в советско-испанском фильме «Житие Дон Кихота и Санчо». Актер отказался, возможно, из-за большой занятости в театре, однако было ясно, что с такими внешними данными кинематограф рано или поздно приберет его к рукам, и вскоре Авилов уже снимался одновременно в двух проектах — «Господин оформитель» Олега Тепцова (по рассказу Александра Грина «Серый автомобиль») и «Узник замка Иф» Георгия Юнгвальд-Хилькевича (по «Графу Монте-Кристо» Александра Дюма).

Виктор Авилов в главной роли в фильме «Господин оформитель», 1988 год. Режиссер Олег Тепцов. Киностудия «Ленфильм»

Фото: РИА Новости

Оба фильма, вышедших в 1988-м, принесли ему известность (первый скорее в синефильских кругах, второй — у широкого зрителя) — и в обоих его герой так или иначе соперничает с Богом. Знаменитый дизайнер Платон Андреевич, эстет с безукоризненным вкусом, влюбленный в собственноручно созданный оживший манекен, откровенно критикует «того, с нимбом», за которым ему всю жизнь приходится доделывать некачественную работу, а Эдмон Дантес выполняет завет аббата Фариа: «Человек призван совершить в этом мире то, чего не знает Бог» и вершит не человеческий самосуд, а наказывает своих обидчиков под эгидой божественного промысла: «Мне отмщение, и Аз воздам».

В «Господине оформителе» Виктор Авилов эффектно появляется весь в белом с головы до ног, в «Узнике замка Иф» таинственный граф одевается исключительно в черное. Божественное и дьявольское неразлучны, как свет и тьма, и, хотя авиловские персонажи по большей части демонические, даже в самых жестоких из них, вроде сына Миледи, Мордаунта, в «Мушкетерах двадцать лет спустя», просвечивает что-то ангельски-голубоглазое (в конце концов, и чудовищный Мордаунт тоже своего рода ангел мщения).

Инфернальную ауру Авилова режиссер Юнгвальд-Хилькевич удачно использовал и в фантазии на бабелевские мотивы «Искусство жить в Одессе», где авиловский персонаж, чекист в шинели с поднятым воротником и зачесанными волосами, обнажающими огромный череп, под которым наверняка роятся опасные мысли, — зловещий пуленепробиваемый демон революции, но в то же время и ангел-истребитель, гипнотизирующий зрителя, как удав кролика.

Примерно тогда же, в 1990-м, интересную амбивалентную роль Виктор Авилов сыграл в психологической драме Андрейса Аболса об отношениях мужчин на войне — «Сафари № 6». Авиловский герой, сержант условной армии, взявший на себя политруководство, — не то безжалостный садист, не то гениальный военный педагог и циничный социальный мыслитель. В глазах командира сержант сразу же предстает как «наглец и сволочь» и оправдывает первое впечатление, называя своих солдат преимущественно «баранами». В военной форме становится особенно заметна авиловская угловатая пластика очень высокого (под 2 м) человека, который сутулится, словно снисходя до окружающих его людей среднестатистического роста и, соответственно, средних моральных качеств и способностей.

Заслуженные артисты России Валерий Афанасьев в роли Сатина и Виктор Авилов в роли Актера (слева направо) в сцене из спектакля Валерия Беляковича по пьесе М. Горького «На дне»

Фото: ТАСС/Марат Абулхатин

Несмотря на военные условия, прическа у Виктора Авилова в «Сафари № 6» обычная — аристократический женственный «сэссун», с которым его герой тем не менее выглядит мужественней и брутальней даже самых гладковыбритых бойцов, явно уступающих ему в силе духа. Во время философских дискуссий о солдатской мотивации герой Авилова то снимает, то надевает полицейские солнцезащитные очки, которые не только придают ему таинственной непроницаемости, но и в итоге оказываются типичным признаком интеллигента, попавшего прямо с университетской скамьи на войну.

Здесь его главной задачей стало — остаться «вне стада», что редко возможно без жестокости. Во всяком случае, мало кому удавалось обойтись без насилия из сыгранных Виктором Авиловым крайних индивидуалистов, включая Гамлета, Монте-Кристо и Воланда, понимавшего, что никакого блага не совершишь, если сначала как следует не разозлишься.

 

Читайте также
Реклама