Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Юрий Соломин: «Классику можно ставить бесконечно»

Народный артист СССР — о традициях и новаторстве в Малом театре
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Завтра Малый театр открывает новый сезон. «Известия» встретились с художественным руководителем прославленной труппы народным артистом СССР Юрием Соломиным и расспросили его о творческих планах, отношении к современным пьесам и несостоявшихся проектах.

— Юрий Мефодьевич, каким спектаклем Малый театр откроет 262-й сезон?

— Наш театр — это национальное достояние. Долгие годы у нас существует традиция — открывать сезон Островским, Гоголем или Грибоедовым. Это — классика русской драматургии. 17 лет назад на этой же исторической сцене мы представили зрителям премьеру «Горе от ума» Грибоедова. И с той поры мы каждый сезон открываем этой постановкой.

— Какие премьеры вы готовите к выпуску?

— Народный артист России Вячеслав Езепов поставил «Маленькие трагедии» Пушкина, в которых еще и сыграл сам сразу три роли. А я готовлю к выпуску «Женитьбу» Гоголя.

— Расскажите поподробней о «Женитьбе».

— Ну а что говорить о ребенке, который еще не родился? Я так не умею. Могу рассказать только, что заняты в нем будут наши ведущие артисты: Людмила Полякова, Борис Клюев, Ирина Муравьева, Александр Ермаков, Алексей Кудинович и много еще кто.

ПОДРОБНЕЕ ПО ТЕМЕ

— Вы будете верны традициям или удивите зрителей неожиданной интерпретацией Гоголя?

— Пьесу «Женитьба» знают все. Поэтому удивлять мы будем тем, что попытаемся показать Гоголя так, как он и задумал свое произведение. Мы как и прежде традиционны.

— Когда премьера?

— В ноябре. А до этого, в октябре, выйдет «Царь Борис» по Алексею Константиновичу Толстому. В главной роли — народный артист России Валерий Афанасьев. Когда-то на исторической сцене шла вся драматическая трилогия Алексея Константиновича — «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович» и «Царь Борис». Этой осенью исполняется 200 лет со дня рождения писателя. И нам хотелось напомнить всем об этой большой дате.

— Отметив переезд в историческое здание после ремонта, театр представил зрителю сразу две премьеры — «Таланты и поклонники» и «Король Лир». На них невозможно было достать билеты!

— И мы радуемся такому вниманию зрителей. Как только историческая сцена начала работу, у нас в театре постоянно аншлаги на всех спектаклях. Осенью мы ждем зрителей на новые премьеры.

— Кроме своих режиссеров, вы в этом сезоне начали работу с постановочной группой из Израиля. Почему вы пригласили зарубежных коллег?

— Режиссер Илан Ронен, бывший художественный руководитель театра «Габима» из Тель-Авива, поставит трагикомедию Дюрренматта «Визит старой дамы». Почему я пригласил Илана ставить у нас? Я смотрел его спектакли и остался под большим впечатлением. Постановочная группа уже начала работать. Они приезжали во время нашего отпуска, пообщались с нашими артистами, художниками, сценографами. Сейчас в наших пошивочных цехах создают костюмы и обувь. В спектакле будет занята почти вся труппа Малого театра.

Вообще каждый сезон мы стараемся приглашать коллег из-за рубежа. С 2010 года мы сотрудничаем с режиссером из Италии Стефано ди Лука. Он поставил в Малом театре уже три спектакля: «Влюбленные», «Филумена Мортурано» и «Слуга двух господ». Пять лет назад мы сотрудничали с французским постановщиком Жоржем Лаводаном — сделали с ним пьесу «Сирано де Бержерак».

— Министр культуры Владимир Мединский, побывав у вас на сборе труппы, посоветовал Малому театру ставить больше спектаклей о современной России, отметив, что и Чехов, и Островский писали о своих современниках.

— А кому не хочется ставить пьесы о современной России? Всем хочется. Но дело в том, что пьеса должна быть хорошо написана. Если бы вы каждый день читали то, что мне приносят, то попали бы в больницу. Когда появится достойная пьеса, тогда мы подумаем. А пока я люблю русскую литературу. Несколько лет назад у нас шли спектакли по Распутину, Шукшину. Я восхищен ими. А еще — Абрамовым, Беловым... Вот эта та компания из русской литературы второй половины XX века, про которую сейчас можно сказать: наши классики. Если будут такие авторы — будем ставить. Но пока второго Распутина не появилось.

Назовите мне, кто сейчас ставит пьесы о современной России? Всё больше переделывают классику под себя, под современность. Это всё равно что на меня надеть сейчас кожаный пиджак. Это — не мое.

— Среди современных драматургов вы не видите достойных Малого театра?

— Пока то, что я читаю, не годится для этой сцены и даже для сцены на Ордынке. Те пьесы, что нам присылают, больше подходят для гастролей маленьких трупп. А зачем нам такое, когда у нас большая прославленная труппа? Поэтому мы обращаемся к классике, которую ставить можно бесконечно. Мало кто сравнится с Островским, Чеховым, Гоголем, Шекспиром.

— Предложение Мединского было неожиданным для вас?

— Нет, почему же. Я понимаю его как министра. Конечно же, современная драматургия нужна. А где ее взять? Есть достойные художественные произведения, хорошие книги, но это же не пьесы. По ним надо делать инсценировки. А это довольно-таки сложно. В принципе можно было бы поработать и написать инсценировку по хорошей прозе. В прошлом году мы чуть не выпустили пьесу под названием «Ялта». И я в ней даже должен был играть роль.

— Кто автор?

— В основе постановки была книга шведского писателя Лукаса Свенссона. 

— Это о Ялтинской конференции 1945 года?

— Да. О дележе, о политике. Кстати, книга очень даже неплохая. Поэтому мы и согласились. Но когда мы начали работать, получались нестыковки. Это надо было залезать в какой-то исторический материал, что-то уточнять и доделывать. А у нас все-таки на это нет времени. Два-три месяца и мы должны выпустить спектакль.

— Для постановки «Ялты» требовалась большая дополнительная работа?

— Конечно, но я не обвиняю режиссера Александра Нордштрема в этом. Кстати, он перевел книгу Свенссона со шведского на русский.

— Полагаю, в этом спектакле вы должны были играть президента США Рузвельта?

— Не скажу. Не состоялся спектакль, так что чего зря трепаться... Ну а кто его знает, может, еще и вернемся к этому материалу.

— В эти дни у вас двойной праздник: не только открытие сезона, но и 60 лет, как вы работаете в Малом театре. А как вас принимали старики, кумиры, когда вы только появились в этом коллективе?

— Так же, как сегодня мы принимали выпускников Театрального училища имени Щепкина. Только я пришел в костюме и галстуке, а молодежь нынешняя приходит в свитерах и подтяжках. Поэтому я им и порекомендовал прямо со сцены: прежде чем идти в Малый театр, посмотрите на себя в зеркало. Дома так можно ходить, но театр — это святое для нас. Так я приучен. Я тоже не люблю ходить в костюме каждый день. Дураком выглядишь. Но в Малом театре все мужчины соблюдают этикет. А молодежь — обалдуи. Ну ничего, научатся.

Хотя молодежь молодежи рознь. Вы знаете, я тут недавно видел телепередачу, где мальчишка четырех лет пел песню «Священная война». «Пусть ярость благородная...» Он так пропел «благородная», что у меня ком в горле встал. Я своим студентам обязательно покажу эту запись. Пусть учатся. А мальчишка — гений. Он прочувствовал песню. Ему дан Богом актерский талант. Я был поражен его органикой. Ну а потом он еще и монолог Гамлета прочел, да так поразительно сердечно, что, извините, все Гамлеты, которых я видел, в сравнении с этим малышом не идут. Я не преувеличиваю. Ну а если и преувеличиваю, то самую малость.

— Не было у вас желания найти этого мальчика и позвать в Малый театр на небольшую роль?

— Было. Вот поеду в Казань на гастроли и найду его. Он ведь живет там. Признаюсь вам, я бы его взял не в труппу, а в училище, — и сразу дал бы ему диплом. Чтобы он просто жил в Москве с папой и мамой и ходил в Малый театр, как в детский сад. Такого человека учить не надо.

Справка «Известий»

Юрий Соломин окончил Театральное училище имени Щепкина в 1957 году, после чего был зачислен в труппу Малого театра. С 1988 года — его художественный руководитель. С 1990 по 1991 год был министром культуры РСФСР. Народный артист СССР, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». 

Прямой эфир