Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Зеленский сообщил о прибытии ЗРК Patriot на Украину из Германии
Мир
Боррель сообщил об уничтожении 70% энергомощностей на Украине
Мир
Эксперт назвал выход Байдена из президентской гонки давним планом демократов
Общество
В Якутии обнаружены обломки пропавшего вертолета Robinson
Авто
«Москвич» анонсировал премьеру нового кроссовера
Мир
ЕС продлил санкции против России еще на полгода
Мир
Международный эксперт указал на неспособность Байдена управлять США
Мир
Захарова назвала обеспечение свободы слова пустым звуком для Макрона
Мир
В бундестаге заявили об усталости немцев от конфликта на Украине
Мир
CNN узнал о приведении в повышенную готовность более 500 тыс. военных НАТО
Мир
Республиканцы назвали Камалу Харрис катастрофой для США
Экономика
Экономист указал на провал антироссийских санкций
Мир
Вучич заявил о нежелании Путина усиливать звонками давление на Сербию
Армия
Расчеты РСЗО «Град» уничтожили позиции ВСУ на харьковском направлении
Мир
Медведчук рассказал об охватившем Запад политическом безумии
Общество
В Приморье гендиректора агрохолдинга и экс-главу района обвинили в коррупции
Мир
Трамп-младший пошутил над Зеленским после снятия Байдена с выборов
Армия
Группировка войск «Центр» нанесла удары по сотне позиций артиллерии ВСУ

Новые маршруты Третьяковки

Экспериментальный проект «Другая редакция» предлагает неожиданный взгляд на музейное пространство
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В период летнего затишья Третьяковская галерея неожиданно представила проект «Другая редакция». Заранее о нем не было известно, и, видимо, это спонтанная «импровизация» — даже не выставка, а скорее попытка предложить новый взгляд на существующее музейное пространство.

В постоянной экспозиции искусства XX века на Крымском Валу студенты института «Стрелка» и Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ проложили маршрут, соединивший произведения на тему города. На полу у каждой из выбранных работ появились тексты авторства известных деятелей культуры. А на улице со стороны набережной были установлены колонны, внутри которых разместились инсталляции.

Идея подойти к экспозиционной драматургии с точки зрения урбанистики сама по себе интересна, как и любые творческие шаги в сторону популяризации и объяснения шедевров прошлого столетия. До сих пор Новая Третьяковка остается куда менее посещаемой, чем классическое здание в Лаврушинском переулке (громкие выставки, проходившие на Крымском Валу, конечно, не в счет). Аукционные цены на Малевича, Кандинского, Гончарову могут бить рекорды, но простым зрителям их творчество менее близко и понятно, чем «мишки» и «богатыри».

Отсюда — постоянное стремление музея дать ключи к искусству XX века, подчеркнуть его дружелюбность и открытость интерпретациям. И если для этого надо добавить немного хипстерской эстетики (релакс-зоны с книжечками на столах, ярко-желтые табуретки у картин) и задействовать медийный потенциал таких фигур, как историк моды и телеведущий Александр Васильев, дизайнер Гоша Рубчинский, художник Павел Пепперштейн, наконец, гендиректор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, то почему бы и нет?

Каждый из них высказался по-своему, в своем жанре и стиле. Кто-то бесхитростно поведал, за что любит выбранную картину. Кто-то — написал вольное размышление. А, например, архитектор Сергей Ситар в качестве комментария к «Окраине» Александра Древина привел диалог из протокола последнего допроса репрессированного художника в НКВД. В этом пробирающем до дрожи тексте Древин внешне равнодушно и послушно кается в контрреволюционной деятельности, объясняя, как именно он «искажал советскую действительность» в своем творчестве.

Кажется, тексты «Другой редакции» совершенно не сочетаются друг с другом. Но в многоликости и свободе высказывания, пожалуй, и заключена главная прелесть проекта: все-таки одно дело, когда обычный экскурсовод рассказывает объективные факты, как по учебнику, и другое — когда известный человек делится своими личными эмоциями, а то и вступает в сотворчество, художественный диалог с произведением искусства. Здесь важнее, не что сказано, а как. Тем самым зритель настраивается на нужную волну при просмотре всей экспозиции, раскрепощает фантазию, заражается вирусом «вольнодумства».

Кульминация этой свободы — искусствоведческая мистификация. Один из текстов маршрута, написанный дизайнером Анастасией Смирновой, помещен у телефона смотрителя — обычного дискового аппарата с трубкой на пружине, который используется в повседневной работе галереи. Таким образом, утилитарный предмет рассматривается как произведение искусства и в музейном контексте обретает художественный смысл. Рядом — зал московского концептуализма, «Красная дверь» Михаила Рогинского, и это соседство, конечно, не случайно.

Впрочем, авторы оставляют зрителю свободу выбора — воспринимать «Телефон» всерьез или как шутку. То же касается и проекта в целом, включая его уличную часть — колоннаду. В каждой из шести новых колонн на уровне глаз размещена инсталляция. Некоторые из них выглядят вполне серьезно (куб из прозрачных шариков — геометризм в духе Вячеслава Колейчука), иные же — чистое баловство (содержимое мусорного ящика за стеклом — еще одна, помимо телефона, аллюзия на Дюшана). Но вместе они оказываются еще одним способом напомнить о том, что архитектурные элементы на улицах городов могут быть таким же «текстом», как произведения искусства или литературные эссе. А уж что в этом тексте прочитает прохожий — зависит только от него.

 

Прямой эфир