Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сережа и другие

«Мастерская П. Фоменко» поставила спектакль о трудностях коммуникации
0
Фото: Пресс-служба театра "Мастерская П.Н. Фоменко"/Ольга Лопач
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Окончание сезона «Мастерская П. Фоменко» отметила премьерными показами пьесы Дмитрия Данилова «Сережа очень тупой» в постановке Алексея Кузмина-Тарасова. Спектакль рекомендуется ценителям абсурдистских комедий, бытовых триллеров, а также поклонникам психоанализа.

В центре повествования — обычная московская семья, живущая в обычной «однушке», троица странных гостей-курьеров, отрекомендовавшихся службой доставки, и сложившиеся между ними любопытные отношения.

Он — программист Сережа, долговязый нескладный интроверт (Андрей Михалев). Работает на удаленном доступе, сочиняет приложения для банковских программ. Когда зрители заходят в зал, Сережа уже на сцене: смотрит в воображаемый компьютер, двигает воображаемую «мышь». Как долго он так сидит, бог его знает. И видит ли что-нибудь, кроме компьютера, тоже неизвестно. На Сереже толстовка с плотным капюшоном — обзор по сторонам ограничен, зато невидимый экран в поле оптимального зрения. Для зрителей есть свой экран, нечто вроде бегущей строки, где, помимо текущего курса валют, периодически возникает надпись: «Не мешайте Сереже работать».

Она — дизайнер интерьеров Маша, подвижная, легкая, гостеприимная (Мария Большова). Благодаря ее стараниям диван и неоновые светильники в скромной «однушке» выглядит по-хайтековски стильно (сценограф — Ольга Богатищева). Маша в отличие от Сережи на месте не сидит: выезжает к клиентам, вкус которых, как правило, оставляет желать лучшего. Вот и очередные заказчики требуют сделать в их коттедже «богато». «Ничего не поделаешь, придется напрячься, — делится Маша с Сережей. — Еще немного и на отпуск в Провансе заработали».

Они — разновозрастные мужчины в зеленой униформе. Младший (Николай Орловский) — по-мальчишески угловатый, восторженный, временами смущающийся. Средний (Василий Фирсов) — из породы «классных мужиков». Излучает позитивное обаяние, скор на анекдоты, снисходительно реагирует на Сережины подначки. Старший (Тагир Рахимов) — степенный, рассудительный, на всё имеет свое мнение, ностальгирует по прошлому и не одобряет легкомыслия молодых: «30 лет, а детей нет? Нехорошо…»

То, чем это в высшей степени положительное трио смертельно пугает не менее положительных Сережу с Машей, драматург расписывает в деталях, а режиссер чутко их воплощает. Постоянный саспенс держит в тонусе, актерская игра радует нюансами, открытый финал оставляет простор для размышлений. Налицо все признаки хорошей пьесы и хорошего спектакля. Но главное достоинство этого представления — в его неоднозначности.

Месседж спектакля мерцает. С одной стороны, есть смысл посочувствовать супругам: нагрянули непрошеные гости, кто они — неведомо, но сидят упорно, ведут странные разговоры, чем они закончатся, непонятно. С другой — нетрудно воспроизвести ход мыслей гостей: совсем затупил Сережа, из дома не выходит, от общения отвык. Благое дело — вернуть его в мир: в «города» поиграть, спеть хором, чаю вместе выпить. Ну а то, что вторглись в чужое пространство, так это ненадолго. «Мы будем у вас в течение часа», — успокаивают.

В самом деле — к чему волноваться? Столкновение миров, укладов, принципов, систем — норма, не исключение. Пусть даже эти системы сильно друг другу не нравятся. Главное, чтобы разошлись мирно, без взаимного ущерба. А коробку, что вручают Сереже, младший курьер в финале выставляет рядом со сценой. «Заберите посылку» — бежит надпись. Никто не берет. Толерантность — толерантностью, но мало ли что…

 

Прямой эфир