Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

О телемедицине сегодня не говорит только ленивый. И в обществе наблюдается определенная эйфория, связанная с ожиданиями того, что телемедицинские технологии решат проблему с нехваткой врачей в отдаленных регионах и сделают всех докторов хорошими и опытными. Но мало кто задумывается о том, что использование телемедицины как минимум требует понимания врачами и пациентами ее реальных возможностей и ограничений применения.

В России закон о телемедицине вступил в силу в начале этого года. Когда о ней говорят, имеют в виду два направления: телеконсилиум врачей и телеконсультацию «врач-пациент». Первое направление в нашей стране развивается уже более 20 лет: видеоконсилиумы проводятся при направлении пациентов из регионов на сложные операции в федеральные центры. Лечащий врач из глубинки имеет возможность обсудить с находящимся за сотни километров более опытным коллегой правильность поставленного диагноза и выбранного метода лечения, а пациент — задать свои вопросы.

В этой ситуации выигрывают все: лечащий врач может воспользоваться опытом и знаниями маститого коллеги, федеральный центр после видеоконсилиумов получает хорошо обследованных больных, а пациенту не надо изнурять себя долгой дорогой для первичной консультации. 

Есть только один нюанс. В России отсутствуют нормативные документы, обязывающие региональные клиники проводить видеоконсилиумы с федеральными центрами при направлении пациентов на высокотехнологичное лечение. Фактически видеоконсилиум проводится по инициативе лечащего врача, который подстраховывает себя от ошибок диагностики и лечения. Поэтому сегодня телемедицина в регионах развивается исключительно по инициативе докторов, искренне переживающих за пациентов.

Еще одна насущная проблема — это обучение врачей технологиям подготовки, проведения и документирования видеоконсилиумов, регулирование юридических и технических аспектов телемедицины. Действующие нормативные документы, подготовленные для защиты персональных данных пациентов и каналов связи в ходе телемедицинских сеансов, идентификации консультантов, использования цифровых подписей, по сути, крайне усложнили практическое использование видеоконсилиумов и развитие телемедицины на данном этапе.

Второй важный раздел телемедицины, волнующий каждого, кто хоть раз донимал друзей-врачей медицинскими вопросами по телефону, — дистанционное взаимодействие «врач-пациент». Здесь законодательство однозначно разрешает консультировать пациентов на расстоянии только после посещения ими врача с личным осмотром и ведением медицинской карты, в которой будут отражаться результаты дистанционных телеконсультаций.

Для кого дистанционное взаимодействие «врач-пациент» — несомненное благо? В первую очередь для хронических больных, пациентов на этапе реабилитации после сложных операций, инсульта и прочего. Таким людям необходим контроль динамики состояния, но регулярные визиты к врачу затруднительны, а регулярный приход врача домой не всегда возможен. Тогда врач по расписанию проводит плановые телеконсультации, контролируя состояние больного и давая необходимые рекомендации. Имеющиеся сегодня сервисы напомнят пациенту о необходимости принять вовремя медикаменты, провести исследования, заполнить дневник о своем состоянии. Такие сервисы отслеживают динамику всех показателей, чтобы у врача в момент телеконсультации была полная картина состояния пациента.

При этом, конечно, необходимо использовать сертифицированные медицинские приборы, оптимальный вариант — с автоматической передачей данных через мобильный телефон в медицинскую карту с привязкой ко времени исследования. Сегодня на рынке есть ряд удачных технологических решений.

Не менее важны и дистанционные сервисы по разъяснению анализов и результатов исследований, поскольку мало кто из нас может правильно их интерпретировать даже при наличии интернета.

К многочисленным телемедицинским сервисам дистанционного взаимодействия «врач-пациент» сегодня следует относиться осторожно. Не зря ведь большинство докторов называют свою работу информационной услугой. Во-первых, это фактически дистанционный первичный прием, когда врач вынужден доверять результатам исследований (измерения давления, уровня глюкозы и так далее), выполненных пациентом дома.

Во-вторых, не всякий из нас способен спокойно и четко изложить врачу свои проблемы и симптомы болезни. Пациент может заблуждаться или лукавить даже перед собой.

В-третьих, заплатив за услугу, он будет считать себя вправе требовать от врача диагноза и лечения. Его могут раздражать обтекаемые формулировки и рекомендации. Врач же, как человек разумный, не заинтересован в рисках судебных разбирательств, связанных с опасностью пропустить острую ситуацию из-за неадекватной оценки пациентом своего состояния. Именно поэтому достаточно часто такая телеконсультация заканчивается рекомендацией посетить ближайшую клинику.

Телемедицинские сервисы во всем мире активно развиваются, привлекая лучшие умы врачей и программистов, задействуя искусственный интеллект и новейшие компьютерные технологии. По наблюдениям экспертов успех достигается только там, где сервисы строятся на базе опыта и знаний врачей-диагностов, которые должны привлекаться в качестве аналитиков еще на этапе постановки задачи. В России традиционно сильная медицинская школа, а это значит, что и на перспективы практического использования телемедицины можно смотреть с оптимизмом.

Автор — заведующий кафедрой медицинской информатики и телемедицины Медицинского института РУДН

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Прямой эфир