Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Грядущие сентябрьские выборы в определенной степени окажутся на периферии общественного сознания и политической жизни по трем причинам. Первая из них связана с некоторой электоральной и выборной усталостью граждан. Она сформировалась после двух больших избирательных циклов — сначала выбирали депутатов Госдумы, затем — и президента страны, причем в условиях большого эмоционального подъема. А поскольку главный выбор уже сделан, всё остальное неизбежно уходит на второй план.

Вторая причина — чемпионат мира по футболу, который проходит во многих городах и тоже захватывает людей эмоционально. Медиа пестрят сообщениями о матчах, тематических акциях и фестивалях.

Третья — старт пенсионной реформы, повышение пенсионного возраста, которое приковывает все больше внимания к Госдуме и правительству, а не к региональным выборам. Все понимают, что действующие губернаторы имеют мало отношения к этому решению — для большинства глав регионов оно было такой же новостью, как и для населения.

Безусловно, сейчас губернаторам, которые собирались строить информационную кампанию на своей привязке к действующей власти, придется корректировать планы. Теперь им лучше делать ставку на собственные достижения или проекты. Хотя, конечно, кандидатам так или иначе придется касаться и темы пенсионной реформы.

Один из наиболее интересных субъектов в контексте грядущих выборов — Москва, самый экспериментальный с точки зрения электоральных практик регион. Московские власти привлекут на голосование дачников и организуют временные участки. Если это будет эффективно, опыт могут взять на вооружение многие мегаполисы и города.

Но от кампании и кандидатов больших неожиданностей в столице ждать не стоит. После того как несистемная оппозиция неоднократно нарушала закон и проводила несогласованные митинги, уже стало понятно, что ее представители не пройдут муниципальный фильтр. Так в конечном итоге и произошло. Поэтому главной интригой останется уровень явки. Столичные власти уже предпринимают массу усилий, чтобы его увеличить, ведут большую разъяснительную работу.

То же самое касается и Подмосковья. Хотя, помимо явки, здесь еще один любопытный момент. Пока неясно, к кому пойдут избиратели бывшего кандидата в президенты от КПРФ Павла Грудинина, которые голосовали за него на президентских выборах.

Похожая интрига складывается и в Новосибирской области. Там готовился выдвинуться в губернаторы мэр Новосибирска, коммунист Анатолий Локоть. Он мобилизовал большой объем ресурсов и практически вел избирательную кампанию в течение полугода. Но с ним была достигнута договоренность о поддержке на выборах врио главы региона Андрея Травникова. Поэтому снова возникает вопрос — куда, а точнее, к кому пойдут мобилизованные коммунистом люди? Может сложиться ситуация, что часть из них найдет себе другого оппозиционного кандидата — например, представителя ЛДПР. Но неясно, какая именно доля избирателей готова поменять коммуниста на либерал-демократа.

Если представитель ЛДПР наберет значительно больше тех 10–12%, что в среднем получает партия, значит, у Локотя был не столько коммунистический, сколько протестный электорат. Если результат окажется обычным для либерал-демократов, мы поймем, что потенциальные избиратели Локотя в Новосибирской области были твердыми идейными коммунистами, которым не все равно, за кого из оппозиции отдать голос.

Довольно загадочная и любопытная ситуация складывается в Кузбассе. Здешняя электоральная машина была выстроена под бывшего губернатора Амана Тулеева. На фоне пожара в ТЦ «Зимняя вышла» и гибели десятков людей появился новый управленец, не связанный с Тулеевым. Сергей Цивилев совершенно не похож на прежнего главу региона. Это в первую очередь хозяйственник и не очень публичный политик. Пока непонятно, может ли он получить результат, близкий к тем 70–80%, которые получал его предшественник. Если процент окажется сопоставимым, это будет означать, что Цивилеву удалось переподчинить себе управленческую и электоральную машину, а созданный Тулеевым механизм продолжит работать дальше.

Интересны выборы в Якутии, где на фоне электоральной кампании происходит смена элит. Новый врио главы региона уже успел перетасовать местных чиновников и изменить структуру правительства. Встает вопрос: «Уйдут ли прежние элиты в оппозицию или поймут, что необходимо сотрудничать, и смирятся со своей ролью?». Их переход в протестное крыло мог бы еще больше обострить интригу. Насколько сильны окажутся старые элиты, находясь в ситуации смены власти? Много ли людей они смогут мобилизовать? В любом случае такой переход может повлиять на результат нынешнего врио на губернаторских выборах.

Но вне зависимости от региона и местного расклада сил, всем без исключения кандидатам в губернаторы предстоит поработать на явку. И, судя по всему, новым врио делать это будет несколько проще.

Практически любой врио может использовать имидж «губернатора надежд», показав проект своих будущих действий и рассказав, какие новации и изменения вместе с ним придут в регион. Действующим губернаторам намного сложнее мобилизовать людей на новые планы и новые надежды. Поэтому им предстоит сосредоточиться на своей безальтернативности, а также на том, как они будут развивать свои прежние достижения и поддерживать стабильность в регионе.

Автор — профессор НИУ ВШЭ, политтехнолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Прямой эфир