Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На завершившемся в Петербурге экономическом международном форуме подписано около 550 соглашений, что стало очередным рекордом площадки. И это только те договоренности, о которых участники решили рассказать организаторам. Международная «изоляция» России в этом смысле, конечно, достигла своего максимума: в общей сложности в ПМЭФ-2018 приняли участие более 17 тыс. делегатов из 143 стран. Список мировых и российских компаний — исчерпывающий, перечень имен — тоже. В этом году Санкт-Петербург посетили самые уважаемые официальные лица. Среди них — заместитель председателя КНР Ван Цишань, чье присутствие хоть и не было так ярко подсвечено, как визит президента Франции Эммануэля Макрона с супругой, но по своему значению ничуть не уступает ему. Японский премьер Синдзо Абэ прилетел не только на ПМЭФ, но и на открытие перекрестных годов культуры между нашими странами, которое состоялось позже в Москве. А были еще президент Центрально-Африканской Республики Фостен-Арканж Туадера, вице-премьер Кубы Рикардо Кабрисас Руис, президент Молдовы Игорь Додон, директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард и т.д. 

А еще прибыли американские партнеры — те самые, что два года назад официально призывали к бойкоту форума по причине «явных рисков, как экономических, так и репутационных, которые связаны с контактами с высшим руководством страны, попирающей фундаментальные принципы международного права». Американских журналистов на форуме тоже видно было невооруженным глазом. Справедливости ради нужно отметить, что и в прошлом году именно американский бизнес выступил с самым массовым представительством на форуме. Тогда приехали 560 человек из 140 компаний, в этот раз — около 550. 

Эта сухая статистика подводит нас к интересному умозаключению. Главной темой ПМЭФ в текущем году стало создание экономики доверия как инструмента роста в новых условиях. И да, конечно, первое, что приходит в голову, — это необходимость диалога о том, как разрешить нарастающие противоречия мировой системы, которые снижают потенциал глобального роста, ведут к превращению открытых конфликтов, в том числе искусственно обостряемых, в инструменты конкурентной борьбы.  

Беда еще и в том, что под диалогом в новой нормальности XXI века понимается даже общение на уровне «дурак — сам дурак». Как точно в свойственной ему саркастической манере подметил Владимир Путин: «Ситуация в мире такая, что все играют в футбол, но применяют правила дзюдо. Это и не футбол, и не дзюдо, это просто хаос». И пример намеренного срыва северокорейских переговоров — одно из ярких тому подтверждений.

Те объективные цифры, которые продемонстрировал ПМЭФ-2018, убедительно подтверждают, что в экономике, в реальном секторе, доверие — это всем понятная величина, часть процесса, элемент снижения издержек. Говоря старорежимным языком, в базисе проблема доверия скорее надуманная. Все проблемы в этом смысле сконцентрированы в надстройке.

Политическая дискуссионная сессия клуба «Валдай» на форуме проходила под заголовком «Время назад: политическое соперничество против экономического взаимодействия». Речь вовсе не о том, что мир упал в прошлое. Участники сессии фактически сошлись во мнении, что говорить нужно об этапе напряженности, связанном с глобальной перестройкой экономики, появлением новых центров силы и развития, корректировкой мировой валютно-финансовой системы. В этих условиях бизнес становится заложником турбулентных потоков, которые появляются в результате того, что некоторые игроки на глобальной карте всё чаще применяют аргумент грубой силы. Здесь и санкции, и разрушение международно-правовой реальности, и военная агрессия. В таких условиях в экономике неизбежно нарастает кризис доверия к политическим институтам. Пример выхода США из ядерной сделки с Ираном и реакция на это европейского бизнеса более чем показательны.

Таким образом, ликвидация взаимного недоверия возможна через поэтапное снижение политической конфронтации. Экономика первой скажет спасибо всем, кто возьмет на себя смелость отказаться от популистской в своей сути риторики и практики военного времени. Это совершенно понятно аналитикам и экспертам, которые на своем уровне уже фактически запустили встречные процессы поиска и реализации «мер доверия». Обнадеживающе звучали выступления и тех официальных гостей Петербурга, которым хватило смелости заговорить о переосмыслении, например, санкционной политики.

Еще один важный момент: доверие должно быть защищенным. В противном случае оно заканчивается всегда одинаково. В УК РФ такое развитие событий называется мошенничеством — хищением чужого имущества или приобретением права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.  

Автор — директор Института стратегических исследований и прогнозов

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир