Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Всё большее число экспертов обращают внимание на социальные медиа — источник вызовов и уязвимостей. Одна из них — активное использование персональных данных онлайн-пользователей. Эта информация может применяться в сетевом пространстве для эффективного воздействия на граждан с учетом личностных особенностей каждого.

По сути, речь идет о сборе и применении заинтересованными силами массивов информации, описывающих ключевые характеристики пользователей, включая их предпочтения, особенности психотипа, специфику моделей поведения. Например, компания Cambridge Analytica, которая специализируется на анализе Big Data, принимала активное участие в формировании массовых настроений в кампании по выходу Великобритании из Евросоюза. В США за последние три года она участвовала в 44 выборах различного уровня. Эта фирма, только по официальным данным Facebook, получила профили 87 млн пользователей данной соцсети из США, Филиппин, Индонезии, Великобритании, Мексики, Канады, Индии, Бразилии, Вьетнама и Австралии. Такие данные активно использовались в ходе политических кампаний для воздействия на общественное мнение.

Однако это лишь вершина айсберга. Так, хранилище данных і-360 с 250 млн профилей американских избирателей имеют в своем бизнес-активе миллиардеры братья Кох, традиционно поддерживающие консерваторов. Экс-директор Google Эрик Шмидт запустил проект The Groundwork. Его основная задача сводилась к построению технологической инфраструктуры для сбора информации об избирателях, «политической версии системы управления взаимоотношениями с клиентами». И это лишь малая часть тех проектов, которые нацелены сегодня на сбор и использование больших данных в политических процессах.

Здесь вырисовывается целый круг проблем, требующих внимательного рассмотрения. В первую очередь следует признать, что сбор информации о пользователях осуществляется постоянно и, как правило, без их ведома. Так называемые «цифровые следы» оставляет практически каждый присутствующий в социальных медиа. В конечном счете сформированные на базе таких «следов» персональные «цифровые профили» позволяют понять о человеке больше, чем знают о нем ближайшие родственники. Отметим, что люди по своей инициативе активно делятся в своих профилях  информацией. И ее более чем достаточно для того, чтобы выявить личностные характеристики, которые пользователи вряд ли хотели бы разглашать.

При этом, по сути, мы имеем дело с новым видом цифрового неравенства. Происходит разделение людей на так называемые «дата-классы»: тех, кто генерирует информацию (простые пользователи), тех, кто способен собирать и хранить массивы цифровых профилей, тех, кто способен эти массивы анализировать с различными целями, и, наконец, тех, кто способен использовать все предыдущие «дата-классы» в своих интересах.

Так происходит отчуждение персональных данных от их носителей, а само общество разделяется по уровню доступности и возможностей использования Big Data. Такой тип цифрового неравенства способен порождать новые эффекты в общественно-политической сфере.

В первую очередь речь идет о возможности выстраивания «цифрового Паноптикума». В его рамках любая онлайн-активность является записью в массиве данных, находящемся под контролем заинтересованных представителей элитарного «дата-класса», способного применять пользовательские Big Data в своих интересах. Заметим, что такой элитой могут быть не обязательно представители государства, но и представители крупных корпораций, а также неофициальных структур.

На основе анализа профилей пользователей можно не только контролировать человека в пассивном режиме, полностью отслеживая его действия в Сети, но и активно навязывать ему «удобные» мировоззренческие и ценностно-смысловые модели, а также «правильные» модели политического поведения. Основой такого информационного «форматирования» сознания становятся личные психологические и поведенческие особенности человека, его предпочтения, стереотипы, особенности мышления как такового. Это значительно повышает манипуляционно-пропагандистский потенциал технологий воздействия на индивидуальное сознание.

В результате человек получает полностью персонализированный контент, свою личную «информационную капсулу», в которой понятия добра и зла, «правильного» и «неправильного» строго дозированы и тщательно подобраны в индивидуальной пропорции программным алгоритмом, не требующим дальнейших самостоятельных размышлений.

Насколько велики риски такой информационной реальности и чем станут социальные медиа для нас в ближайшем будущем — вопрос остается открытым.

 

Прямой эфир

Загрузка...