Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Вещь в себе
2018-04-19 18:52:37">
2018-04-19 18:52:37
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Из числа стран — официальных членов большой ядерной пятерки, они же — постоянные члены Совбеза ООН, Франция, возможно, в наибольшей степени закрывает свою ядерную программу от посторонних глаз, соперничая в этом вопросе разве что с Китаем. Новости о французских силах ядерного сдерживания доносятся редко и оттого особенно интересны. Портал iz.ru разбирал стратегический потенциал Франции и перспективы его развития.

Отработка сдерживания

В ночь на 14 апреля 2018 года силы западной коалиции нанесли удары по Сирии, выпустив по территории страны в общей сложности 105 ракет. 12 из них были запущены ВВС и ВМС Франции: девять — с истребителей «Рафаль», три — с фрегата «Лангедок». Номинальное участие Франции на фоне тех же США, выпустивших 66 ракет морского и 19 — воздушного базирования, было невелико, однако именно ВВС Пятой республики руководили воздушной частью операции, подняв для этой цели в воздух два летающих радара E-3F.

Начальник штаба ВВС Франции, генерал армии Андрэ Ланата, комментируя атаку на Сирию, отметил, что выбранный вариант боевого применения — с подъемом самолетов непосредственно с французской территории — мотивировался в том числе желанием отработать действия в рамках ядерного сдерживания. Необходимо при этом учесть, что наносившая удар эскадрилья EC 1/4 «Гасконь» как раз входит в состав сил ядерного сдерживания, а основным оружием ее «Рафалей» являются отнюдь не неядерные ракеты SCALP/Storm Shadow, а ASMP-A, снаряженные специальной головной частью TN-81 мощностью до 300 кт. В сочетании с высокой скоростью, в два-три раза (в зависимости от профиля полета) превышающей скорость звука и дальностью до 300 км, это делает  ASMP-A  грозным оружием, позволяющим решать стратегические задачи на европейском континенте. 

ВВС Пятой республики руководили воздушной частью операции, подняв для этой цели в воздух два летающих радара E-3F

Фото: Global Look Press/ZUMA/Panoramic

В общей сложности, по имеющимся данным, Франция произвела 84 ракеты ASMP-A и 65 зарядов для них — «лишние» ракеты периодически расходуются в рамках испытательных пусков для подтверждения характеристик.

Свою «неядерную» задачу «Рафали» эскадрильи «Гасконь» выполнили на «4»: из 10 подвешенных под истребители ракет SCALP/Storm Shadow к целям ушли девять единиц. Сколько из них было перехвачено — пока неизвестно. Одна из ракет не сошла с пусковой установки — из-за ошибки, допущенной при вводе данных, и позднее была сброшена в море. Истребители, взлетевшие с авиабазы Сен-Дизье в Арденнах и вернувшиеся туда же, в общей сложности провели в воздухе 10 часов, пролетев более 6 тыс. км и несколько раз дозаправившись в воздухе по дороге. Примерно такое же время и расстояние прошли «Миражи» эскадрильи EC 1/2  «Аисты» с авиабазы Люксёй во Франш-Конте, задачей которых было прикрытие «Рафалей» ударной группы.

В настоящее время в состав стратегического авиационного командования ВВС Франции (forces aériennes stratégiques) входят две боевые эскадрильи: уже упомянутая ЕС 1/4 «Гасконь» с авиабазы Сен-Дизье и EC 2/4 «Лафайет» с авиабазы Истр, включающие около 40 «Рафалей» и авиагруппа дозаправки 2/91 «Бретань», укомплектованная летающими танкерами KC-135FR и транспортами C-135FR. Именно ее машины составили почти половину «заправочного» потенциала коалиции 14 апреля 2018 года — 6 танкеров из 13.

Морская основа

Основу ядерной мощи Франции на сегодняшний день, впрочем, составляют не истребители, а четыре подводных ракетоносца типа «Триомфан», каждый из которых несет 16 баллистических ракет М-51. Обычная нагрузка для каждой ракеты составляет шесть боевых блоков TN-75  мощностью 150 кт (может быть увеличена до 10), но, по имеющейся информации, сейчас французские ракетоносцы несут по четыре боевых блока, а их общее количество в арсенале ВМС Франции ограничено 290 единицами.

Ракеты М-51 имеют межконтинентальную дальность (8-10 тыс. км в зависимости от нагрузки и выбранной траектории) и постоянно совершенствуются. Как минимум один из ракетоносцев французского флота постоянно находится на боевой службе, а еще один — в готовности к выходу в море.

Совокупный морской и воздушный арсенал делает ядерные силы Франции третьими в мире после России, США и Китая, позволяя эффективно решать задачи ядерного сдерживания против любого гипотетического противника.

Наличие такого арсенала и способностей самостоятельно развивать и поддерживать его обеспечивает Франции определенную независимость в вопросах стратегического сдерживания. Так, Париж не входит в группу ядерного планирования НАТО, сформированную в 1966 году и объединяющую представителей всех стран альянса. Для других двух членов НАТО, располагающих ядерным оружием, — США и Великобритании, а также для безъядерных участников, группа — инструмент, позволяющий согласовать вопросы нераспространения, безопасной эксплуатации, хранения и транспортировки ядерного оружия, а также его развертывания и боевого применения.

Основу ядерной мощи Франции на сегодняшний день составляют четыре подводных ракетоносца типа «Триомфан», каждый из которых несет 16 баллистических ракет М-51

Фото: wikipedia.org

Следует отметить, что для США группа ядерного планирования — это еще и инструмент привлечения ВВС европейских стран — членов НАТО к выполнению задач с использованием ядерного оружия в случае конфликта в Европе. Около 200 бомб, хранящихся на американских складах в Европе, могут использоваться не только ВВС США, но и прошедшими специальную подготовку подразделениями ВВС европейских союзников, прежде всего — Великобритании и Германии.

Франция, со времен Шарля де Голля сохраняющая независимость в разработке и производстве ядерного оружия, не вошла в эту структуру, даже несмотря на присоединение к военным структурам альянса в целом, а ключевым требованием к дальнейшему развитию является сохранение собственной разработки ядерного оружия и его носителей.

Так, новинкой ближайших двух десятилетий должна статья ракета ASN4G, предназначенная для замены ASMP-A. Ее ключевой особенностью должна стать гиперзвуковая скорость (в 7-8 раз превосходящая скорость звука), а принятие ракеты на вооружение ожидается к началу 2030-х годов. Предполагается, что ее носителем, помимо уже имеющегося «Рафаля», должен стать перспективный европейский истребитель шестого поколения.

На кого бог пошлет?

Технические детали, однако, не дают ответа на вопрос о том, кто может стать целью для французского ядерного арсенала. Исторически ядерная стратегия Франции развивается независимо,  исходя из нескольких принципов.

  1. Наличие независимого от НАТО центра принятия решения о ядерном ударе должно укреплять общую систему обороны Запада, не позволяя потенциальному агрессору просчитать возможные сценарии ответа с достаточной точностью.
  1. Средством сдерживания является не угроза гарантированного уничтожения, а нанесение гарантированно неприемлемого ущерба.
  1. Потенциальный противник при этом не определяется, хотя исторически им почти всё время был СССР, а теперь Россия.

Впрочем, наиболее интересно здесь то, что ядерный арсенал сам по себе как совокупность соответствующего оружия — вещь более долгоживущая, чем политические альянсы и комбинации. И такая политика гарантирует безопасность Франции на любую обозримую перспективу — независимо от судьбы НАТО или любого другого наднационального политического образования в Европе.

 

Читайте также