Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Бельгия не поддержит запрет на поставки алмазов из России
Мир
Постпред России указал на игнорирование Киевом темы защитной зоны вокруг ЗАЭС
Общество
Минюст РФ признал иноагентом лидера группы Little Big Илью Прусикина
Общество
В ЦАО Москвы за год демонтировали более 300 незаконных строений
Мир
Почти 40 тыс. итальянцев выступили против обращения Зеленского на «Сан-Ремо»
Мир
В Чехии начался второй тур президентских выборов
Мир
В ООН осудили атаку на посольство Азербайджана в Иране
Мир
Зеленский негативно оценил планы по прибытию танков M1 Abrams к августу
Мир
США призвали возобновить переговоры с Финляндией и Швецией о вступлении в НАТО
Политика
МИД РФ предписал послу Латвии покинуть Россию в течение двух недель
Мир
На Украине заявили о повреждении пяти высоковольтных подстанций за неделю
Экономика
Путин поручил нарастить торговлю в нацвалютах с дружественными странами

Шарлто Копли: «Общество отчаянно нуждается в комедиях»

Голливудский актер — о новом фильме «Oпaсный бизнес», работе с Шарлиз Терон и политкорректности
0
Фото: Global Look Press/PMA/AdMedia
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российском прокате — криминальная комедия Нэша Эдгертона «Oпaсный бизнес». Шарлто Копли («Район № 9», «Малефисента», «Хардкор») играет бывшего американского наемника, который покончил с прошлым и помогает людям на Гаити. Но вскоре ему приходится вернуться к своей прежней профессии и отправиться в Мексику... Корреспондент «Известий» встретилась с актером в Беверли-Хиллз и расспросила его о работе над проектом.

— Вам понравилось сниматься в Мексике?

— Да, очень. Это мои вторые съемки в этой стране после «Элизиум: Рай не на Земле». Многому из того, что вы видите в фильме, мы обязаны именно Мексике. Место съемок — это как персонаж. Я думаю, если бы мы не поехали туда, это имело бы катастрофические последствия для нашей истории. Когда меня спрашивают, как я готовился к съемкам, я обычно отвечаю: «Мы поехали снимать в Мексику. И всё хорошее и плохое, что есть в этой стране, пропитало актерскую игру и вообще всю нашу историю».

— Можно ли сказать, что Мексика ошеломила вас?

— Я родом из Южной Африки, и мне довелось побывать в разных местах. Так что я привык ко всему.

Однажды я оказался на крупнейшей в мире свалке за пределами Мексики. Это точно такая же свалка, как в фильме «Элизиум». Не знаю, чем это объяснить, но меня время от времени несет к свалкам. (Смеется.)

Еще мы были в маленьком городке на берегу моря, и у меня остались очень хорошие воспоминания от этой поездки. Так что мы видели разную Мексику. А чего стоят погони на машинах!

— Как давно вы знакомы с Шарлиз Терон, которая сыграла в этом фильме безжалостную бизнесвумен и была продюсером?

— Я знаком с Шарлиз с момента выхода «Района № 9» в 2009 году. Сначала мы работали вместе над комедийной короткометражкой «Викус и Шарлиз», после чего подружились. И именно Шарлиз предложила мне сниматься в «Опасном бизнесе». Она и другой продюсер Бет Коно прислали мне сценарий и познакомили с Нэшем. В то время я собирался отдохнуть от съемок и затем заняться другими проектами, но она очень быстро уговорила меня. У нее на это ушло три секунды.

— С Шарлиз Терон трудно работать на съемочной площадке? Она сама призналась мне, что много кричит.

Она сейчас на вершине своей карьеры. Во всех отношениях. Она знает свое дело вдоль и поперек, и у нее большой опыт. Когда я жил в Южной Африке, а Шарлиз стала звездой Голливуда, мне казалось, что у нее нет преград и она может всё на свете. В каком-то смысле он проложила мне дорогу в кино. И для меня большая честь работать с ней.

— Что она такого сказала вам, что вы столь быстро согласились сниматься в этом фильме?

— Шон Пенн хотел сниматься в этой роли, но я даю ее тебе. (Смеется.) Шарлиз не произнесла его имя, но я думаю, что она имела его в виду, когда сказала «другой актер» (Пенн — бывший спутник Терон. — «Известия»). Поначалу я стал ломаться, говорить, что у меня другая работа и прочее... Но она прервала меня и сказала: «Слушай, козел, ты берешься за роль или нет?» (Смеется.) И я ответил: «Да».

— Ваш персонаж в фильме — бывший американский наемник, который покончил с прошлым и помогает людям на Гаити, но срывается в Мексику за разыскиваемым преступником.

— Как только я узнал, что «Опасный бизнес» — это черная комедия, я захотел сниматься. Этот жанр — моя первая любовь. Мой персонаж как бросивший пить алкоголик, которого тянут в бар, а он кричит: «Нет, не делайте этого! Это хорошим не кончится!» В моей роли большой комический потенциал, и это здорово. Мы с Дэвидом Ойелоуо, исполнителем главной роли, много импровизировали, и в результате его персонаж стал нигерийским иммигрантом. Я сразу расположился к нему. Это было что-то вроде мгновенной химической реакции, и со мной раньше не случалось ничего подобного. В результате я прочувствовал его персонаж и проникся к Дэвиду, который оказался замечательным парнем.

— Вы могли предлагать режиссеру свои идеи во время съемок?

— Да, и мне очень нравилось, что Нэш Эдгертон с уважением относился к актерским предложениям и приветствовал импровизацию. Слова всегда вторичны, и нужен человек масштаба Нэша, который дает хорошо прописанный сценарий, но при этом не связывает по рукам и ногам. Тогда ты вдруг начинаешь играть неожиданно лучше.

— Ваших персонажей обычно убивают по меньшей мере дважды.

— Это правда, я крепкий орешек. (Смеется.)

— В «Опасном бизнесе» тоже так и было задумано изначально или это результат импровизации?

— Так было в сценарии. Когда неоднократно видишь, как тебя убивают, начинаешь задумываться над тем, а как ты на самом деле умрешь. (Смеется.)

— Скорее всего, не так интересно, как в фильмах.

Было бы хорошо мирно умереть во сне. Но так умирают только счастливчики.

— В Голливуде давно ходят слухи о сиквеле к «Району № 9». Есть ли какие-нибудь подвижки?

— Я бы сказал, что какое-то потепление наблюдается, но что будет дальше, никто не знает. Особенно не ссылайтесь на меня, но мне кажется, что ситуация меняется к лучшему.

— У вас уже есть сюжет?

— У Нила Бломкампа (режиссер. — «Известия») есть пара идей. Мы оба хотим сделать это, так что посмотрим.

— Есть ли жанр, который вы предпочитаете? Научная фантастика, кинокомедия?

Я поклонник кинокомедии. Меня всегда привлекали фильмы с сильными персонажами. Мне нравятся проекты, где актеры, которых любит камера, хорошо играют.

Сейчас комедия находится в загоне, а общество отчаянно в ней нуждается. Если люди разучатся смеяться, они окажутся в большой опасности. Если мы перестанем шутить из страха обидеть какого-то сверхчувствительного человека, то попадем в беду.

Смех — это фундаментальная потребность человека. Он дает нам возможность дистанцироваться от проблем, залечить раны. У меня девятимесячная дочь. Как произошел наш первый контакт с ней? Она улыбнулась мне. Если ты сделаешь какую-нибудь глупость и засмеешься, это даст тебе возможность дистанцироваться от своей ошибки и исправить ее. Те, кто этого не понимает, нелепы и глупы.

— Все дело в политкорректности?

— Наверное, дело в этом. Мы одновременно самые политкорректные и наименее политкорректные. Может быть, эти две крайности имеют что-то общее. Иногда я боюсь выйти из своей квартиры, потому что за ее пределами мир такой странный. Я так рад, что не участвовал ни в каких пресс-брифингах несколько месяцев назад. На некоторые вопросы невозможно дать ответ. Я бы просто сидел с каменным лицом, но ни за что бы не стал отвечать на некоторые вопросы, которые задавали моим коллегам.

Мы живем в мире новостей, от них нигде нельзя укрыться. Но я отключил новостную ленту на своем телефоне, потому что я слишком часто читал ее и вовлекался в то, что меня не касается. Если вы не хотите попасть в новостную зависимость, не хотите, чтобы вас будоражили бесконечными драмами нашего мира, вы тоже должны это сделать.

— Проблема в том, что мы так к этому привыкли.

— Да, это зависимость. Это как наживка. Я также перестал включать телевизор, потому что он вгоняет меня в депрессию, я постоянно расстраиваюсь.

— Кажется, вам очень нравится ваша борода?

— Она нужна мне для роли. Если бы не эта причина, я бы сбрил бороду. И я ее обязательно сбрею, когда она мне больше не понадобится на съемках.

Справка «Известий»

Шарлто Копли родился в ЮАР.

Учился в частной высшей школе Хэдхилл (Йоханнесбург), после чего занялся режиссурой клипов и видеороликов. Создал медиакомпанию, куда нанял в качестве сотрудника Нила Бломкампа. В 2009 году спродюсировал режиссерский дебют Бломкампа «Район № 9» и снялся там в главной роли. Картина стала сенсацией в мировом прокате. Впоследствии Копли играл в других работах Бломкампа («Робот по имени Чаппи», «Элизиум — рай не на Земле»), а также в американском независимом кино.

 

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир