Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Пенсионный фон

Увеличить выплаты без повышения пенсионного возраста помогут отмена балльной системы, льгот для бизнеса и рост зарплаты
0
Фото: Getty Images/Oleg Golovnev/EyeEm
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пойдет ли новое правительство на отмену балльной системы при расчете пенсий? За счет чего можно их увеличить? Почему повышение пенсионного возраста решит проблему лишь на три года? Появится ли в России безусловный основной доход, который обеспечит прожиточный минимум? И как комплекс действий по реформированию пенсионной системы, разработанный Счетной палатой и ЦСР, изменит жизнь нынешних и будущих пенсионеров? На эти и другие вопросы на круглом столе «Известий» ответили эксперты рынка и законодатели.

«Известия»: В послании к Федеральному собранию президент сказал, что надо повышать уровень жизни, в том числе пенсионеров, а пенсии должны расти, обгоняя инфляцию. Какой средний размер пенсии вы считаете приемлемым?

Евгений Якушев, исполнительный директор НПФ «Сафмар», член Совета АНПФ: Профессионалы его считают не в рублях, а в коэффициенте замещения — как относится пенсия к доходу, который человек получал перед завершением трудовой деятельности. Есть два уровня: 40% при условии уплаты в течение 35 лет страховых взносов: это подход Международной организации труда (МОТ). Европейская же социальная хартия говорит: если ты выплачивал все взносы, 80% — тот уровень доходов, который ты должен получать на пенсии.

Юрий Горлин, заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС: Размер пенсии должен быть таким, чтобы  при прекращении работы значимо не снижался уровень жизни.  В развитых странах соотношение в среднем всех пенсионных выплат и заработной платы около 40–60%.   

Если формально  считать по методике  МОТ, то в России этот показатель для страховой пенсии по старости с учетом российских особенностей (НДФЛ 13%, пенсионные льготы и др.) 55–60%. Однако, в общественном восприятии пенсии низкие как в абсолютном размере, так и по отношению к зарплате, особенно, если она значимо выше средней.  

Вторая проблема — низкая дифференциация пенсий. Неважно, человек работал 10 лет или 40 лет, получал зарплату 30 тыс. или 50 тыс. рублей. Размер пенсионных выплат будет различаться незначительно.  

На дифференциации размеров пенсии негативно сказывается наличие в ее составе фиксированной части. Она является уравнительным механизмом. С точки зрения защиты от бедности это позитивный инструмент, но, с другой стороны, он препятствует адекватной связи между размером пенсии и отчислениями с зарплаты за период трудового стажа.

Помимо защиты от бедности на пенсионную систему возложено еще множество  несвойственных ей функций. Оказывается поддержка бизнесу. Установлены льготные тарифы страховых взносов ниже уровня, актуально обоснованного для выплаты пенсий. На компенсацию этих льгот федеральный бюджет предоставляет 500 млрд рублей, или 25% от всего трансферта на выплату страховых пенсий. Государство дотирует расходы на досрочные пенсии в связи с наличием у бизнеса рабочих мест, связанных вредными и опасными условиями труда, работой на Севере и др.

Главные причины неудовлетворительного размера пенсий находятся вне рамок пенсионной системы. Прежде всего, это проблемы в эффективности экономики, невысокая производительность, препятствующая большому росту зарплат. Существенным ограничением  увеличения доходов пенсионной системы является большой объем скрытой оплаты труда.  

Но есть проблемы и внутри пенсионной системы. Это практически самый низкий среди всех стран пенсионный возраст и не отвечающие условиям сбалансированности пенсионной системы требования к стажу. До 2015 года пенсия назначалась при 5 годах стажа. С 2015 года требование по стажу ежегодно повышается на 1 год, до 15 лет. Но даже 15 лет стажа — это мало, ни в одной стране таких низких требований нет.

«Известия»: Ну а как человеку не работать, если на пенсию не прожить?

Юрий Горлин: Механизм борьбы с бедностью — социальная защита. Зачем мы на пенсию возлагаем не свойственную ей функцию?

Есть очень спорная вещь: платить или не платить пенсии пенсионерам с высоким уровнем дохода. Во многих странах есть порядок: если ты достиг пенсионного возраста, у тебя относительно высокий уровень дохода, ты получаешь часть пенсии или вообще ее не получаешь. Пенсия — страховка от утраченного заработка. Если ты продолжаешь работать и у тебя высокий заработок, страховой случай под вопросом.

«Известия»: Но насколько это справедливо, если всю жизнь человек отчислял средства в пенсионный фонд?

Юрий Горлин: Вы всю жизнь страхуете машину, а она не разбилась. Вам не должны возвращать деньги, которые вы заплатили за страховку.

На пенсионную систему возложено огромное количество несвойственных ей функций. Мы дотируем через нее бизнес по тарифам, дотируем финансированием досрочных пенсий. А еще мы дотируем Минобороны, МИД, работу на Севере.

Ирина Гусева, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по бюджету: Знаете, на одной молодежной площадке я услышала очень грустные слова: «А доживем ли мы до пенсии?». Молодая девушка — парикмахер, работает на дому. Спрашиваю ее: «Почему налоги не платишь, не зарегистрируешься?», а она мне в ответ эту фразу. И вся молодежь зааплодировала, все считают, что они не доживут. Такова культура восприятия завтрашнего дня.

Александр Сафонов, проректор Академии труда и социальных отношений: Любая пенсионная система должна строиться на интересах конкретных граждан. Нельзя человека осчастливить против его воли. Нужно понимать мотивы поведения. Недавно мне попалось американское исследование — 30% молодежи в возрасте до 30 лет имеет нулевые счета.

Евгений Якушев: Это глобальная проблема. Мы проводили специальное исследование по России, пытались оценить пенсионные стратегии граждан, и основная — работать до смерти. Старость, к сожалению, у нас ассоциируется с бедностью, с нищетой, с болезнями.

Ирина Гусева: Она ассоциируется так у тех, кто работает. Я же говорю о том, что идет другое поколение. Они вообще не планируют дожить до пенсии.

Евгений Якушев: Я видел американские исследования. Простой вопрос: «Кто отвечает за вашу будущую пенсию: государство, работодатель или вы сами?» Самоопределение происходит именно на этом ответе. Мы пытались повторить такой же опрос в Москве, в Сургуте, в Норильске. Чем дальше на север, тем чаще люди говорят, что они сами. Чем ближе к Москве, тем больше патернализм государства.

Александр Сафонов: У молодежи старость действительно ассоциируется с нищетой. Они видят, что старики не востребованы не только с точки зрения рабочих мест, но и с точки зрения участия в социальной сфере.

Без пересчета на баллы

«Известия»: Глава Счетной палаты Татьяна Голикова заявила, что для выполнения всех поручений, данных в послании президента, нужно 8 трлн рублей. Сколько придется потратить на повышение пенсий? И самое главное — где взять эти деньги?

Александр Сафонов: Есть проблема повышения пенсий старикам, есть проблема бедности в Российской Федерации. Сказать, сколько надо выделять на пенсионную систему, это неправильный экономический подход. Если работодатель увеличивает заработную плату, например, при повышении МРОТа, государство делает всё, чтобы легализовывался фонд оплаты труда. И тогда дополнительного источника для индексации пенсий может и не понадобиться. Это серьезная счетная модель.

Евгений Якушев: Рост пенсий в 2000-е годы во многом зависел от трансфертов из федерального бюджета. Эти трансферты составляют более половины  бюджета Пенсионного фонда России. Меняется страховой характер системы. Снизились возможности федерального бюджета — снизилась и индексация. Цена балла, в которых теперь измеряется пенсия, точно так же будет зависеть исключительно от возможностей федерального бюджета.

Происходит искажение. Люди, которые получают высокую зарплату, получают маленькую пенсию. И наоборот: те, кто платит маленькие страховые взносы или вообще не платит, в итоге просто получают пенсию или социальную пенсию, достигая определенных оснований.

«Известия»: Балльная система вообще малопонятна людям.

Юрий Горлин: Я согласен, что людям непросто  понять, как рассчитывается их пенсия. Но точно так же было непонятно и при предыдущих системах. Но есть возможность обратиться в Пенсионный фонд и получить разъяснения.

Введение новой пенсионной формулы, основанной на пенсионных коэффициентах (баллах), было обусловлено необходимостью устранения  финансовой несбалансированности, заложенной в  предыдущей системе. Тогда пенсия зависела от расчетного пенсионного капитала, выраженного в рублях. Но за этим  не стояло никаких реальных рублей и активов. Это была виртуальная конструкция, которая рано или поздно могла привести к дефолту пенсионной системы.

Ирина Гусева: Пенсия касается всех — эта проблема обсуждается на всех площадках. Нам есть с чем сравнивать. Мы прошли классическую систему выплаты пенсий, когда размер пенсии зависел от стажа и заработной платы. Сегодня баллы непредсказуемы, расчеты не прогнозируются, пенсия ежегодно изменяется. Реформа идет с 2002 года, но стабильности с каждым годом всё меньше. Когда человек приходит в Пенсионный фонд и начинает считать свою пенсию, у него вопросов больше, чем ответов. Коэффициент 1,2 – это потолок. Допустим, коэффициент увеличится до 1,5, но будет ли прибавка?

Мы уравняли людей, которые имеют образование, с теми, кто его не имеет, исключив из стажа время обучения. Помимо того что это несправедливо, это также является дестимулирующим фактором к получению среднего и высшего образования. При этом страна стареет: людей пенсионного возраста больше, чем тех, кто работает.

Александр Сафонов: Люди запутались и потеряли доверие. Позиция Счетной палаты — необходимость отмены балльной системы и переход на старую систему учета пенсионных прав по размеру отчислений с заработной платы. Эту позицию поддерживают и эксперты.

«Известия»: В правительстве рассматривается отмена балльной системы?

Александр Сафонов: Она будет предложена, я думаю, в новом составе правительства. Отказ об баллов повысит прозрачность пенсионной системы и мотивирует людей с большей заинтересованностью в ней участвовать. Мы проводили свое общероссийское исследование. Люди не понимают, что такое балльная система. Она их демотивирует. Экономика — это не просто цифры, а в том числе поведенческие модели: как население реагирует на то или иное решение.

Где взять деньги

«Известия»: Откуда могут быть получены средства на повышение пенсий?

Александр Сафонов: Отмена льгот для бизнеса. Наша позиция, которую разделяет Счетная палата: льготирование не за счет пенсионной системы, а за счет конкретных действий Минфина. Если Минфин и Минэкономразвития готовы финансировать развитие какой-то отрасли, они это могут сделать в рамках госпрограммы. Это уже существенная экономия.

Юрий Горлин:В принципе это правильный подход, но, как мне представляется, Минэкономики и Минфин не поддерживают отказ от льгот. При этом надо понимать, что эти льготы бизнесу компенсируются пенсионной системе за счет соответствующего трансферта федерального бюджета. При отмене льгот вырастут поступления от страховых взносов,  но на эту же сумму сократится бюджетный трансферт. На  пенсиях это никак не скажется. Но это не означает, что не надо отменять льготы. Это снизит зависимость пенсионной системы от трансфертов и повысит ее устойчивость.

Александр Сафонов: Они всегда против. Значит, надо доказывать свою точку зрения и искать аргументы. Следующий момент — изменение системы страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Пенсионный фонд должен платить пенсии по старости, Фонд социального страхования — страховые платежи по досрочной утрате трудоспособности до достижения пенсионного возраста. Основная ответственность должна переноситься на работодателя, который создает плохие условия труда. Создал — плати.

Есть еще один вопрос, по которому нужно принять решение. Страховая система у нас существует для всех или для отдельных категорий? Я имею в виду силовиков, военных. Если так, то государство должно платить за них. В случаях, когда человек не доходит до пенсии по выслуге, он переходит на обычную страховую, как в госслужбе.

Всё это — текущие меры, которые можно принять очень быстро, без серьезной трансформации пенсионной системы. Очень важный вопрос, который надо обсуждать, — дальнейшее повышение минимальной оплаты труда. Наши расчеты показывают, что при существующей страховой системе, человеку, который получает минимальную заработную плату, раньше, в нормальной страховой системе нужен был стаж 118 лет. Сейчас меньше. Тогда мы считали МРОТ в размере 5 тыс., сейчас он увеличился до 7,5 тыс. Экономически это невозможно реализовать. Наша пенсионная система — отражение неразвитой экономики. Если не создавать эффективные рабочие места с высокой заработной платой, мы никогда эту тему не разошьем.

Разработан целый комплекс мер по реформированию пенсионной системы. Часть я уже рассказал, остальное, к сожалению, не могу проговорить. Но программа разработана совместно Счетной палатой и ЦСР.

Евгений Якушев: Нынешнюю пенсионную систему придумал канцлер Бисмарк в конце XIX века — собирать взносы с работающих и выплачивать денежную поддержку пенсионерам. Эта система действовала, когда все работали по найму. Но сейчас меняется экономика труда. Всё требует переосмысления. Мне кажется, следующей парадигмой социального страхования будет безусловный основной доход, который государство будет платить всем гражданам и тем самым обеспечивать минимальный прожиточный минимум.  Как бы мы ни модицифировали нынешнее социальное страхование, справедливости мы не сможем добиться. Во-первых, справедливости при распределении вообще не существует. Во-вторых, у нас отсутствует механизм профессиональной и политической дискуссии: нет представителей разных групп, которые отстаивали бы интересы избирателей. Дискуссия по пенсионной системе ведется на закрытых совещаниях.

В ожидании нового правительства

«Известия»: Есть ли шанс, что пенсионный возраст не будет повышен?

Александр Сафонов: Все будет зависеть от конкретной ситуации. Для России повышение пенсионного возраста — не решение проблемы. Это лишь перенос этой проблемы на некоторое время. По нашим расчетам, временный эффект будет полностью исчерпан через три года.

Юрий Горлин: Для обеспечения более приемлемого уровня пенсий, помимо сказанного, всё же необходимо повышать пенсионный возраст. Но делать это надо не высокими темпами, например, не более  трех месяцев в год хотя бы первые несколько лет, чтобы не было шоков. Также целесообразно дать возможность выхода на пенсию между старым и новым пенсионным возрастом, но с некоторым ее понижением.  Предельный уровень повышения — 58–60 лет женщины и 62-63 мужчины.

«Известия»: Чего нам стоит ждать от законодателей?

Ирина Гусева: Новый созыв Госдумы отличается от прежних: сейчас законодатели больше прислушиваются к мнению экспертного и бизнес-сообщества. Мы стали больше слышать и слушать профессионалов, чтобы аккумулировать все предложения и выйти с одним. Безусловно, решение по пенсиям будет непростым и не понравится всем. Но оно будет реалистичным и сбалансированным с точки зрения финансовых возможностей страны.

«Известия»: Концепция уже существует?

Ирина Гусева: Сегодня мы собираем предложения, чтобы концепция была живой, чтобы это не был закон ради закона. Вы сами, когда начинаете применять закон, говорите: «Они вообще живут в стране, понимают, что правоприменение этого закона невозможно?»

Речь идет о бюджете страны — это самый важный закон. Заданий мы услышали от президента очень много. Мы сконцентрируемся на здравоохранении, образовании, социальной поддержке, развитии промышленного сектора экономики и сельского хозяйства. Важным компонентом развития станет реформирование межбюджетных отношений и сбалансированное пространственное развитие.

 

Прямой эфир