Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Со времен Первой мировой войны, когда британская пропаганда проявила себя во всей красе, мало что принципиально поменялось в системе применения боевого информационного воздействия на противника. Разве что появились новые средства доставки. Сегодня это гиперскоростные сети и мессенджеры с единомоментным охватом миллионов аккаунтов по всему миру.

Причем технология таргетинга позволяет локализовать аудиторию доставки до конкретного населенного пункта или профессионального сообщества. В этом смысле развитие коммуникационных технологий или новых медиа рассматривалось западными странами как побочный «гражданский» эффект в развитии средств доставки боевого контента.

Много статей и даже научных работ по технологии мобилизации через мессенджеры и социальные сети было написано в процессе организации «цветных» переворотов на Украине, так называемой арабской весны в Северной Африке, других подобных специальных операций по перехвату власти. Важным условием успеха доставки разрушительного контента является достаточное распространение в стране или территории конкретного мессенджера и интернета вообще, а также неподконтрольность властям национального сегмента социальных сетей и мессенджеров. Необходимо и создание атмосферы псевдосвободомыслия на этих коммуникационных платформах, доверительного общения участников.

Тут же отметим отдельно, что речь идет об управлении и воздействии на массовое сознание, а не персонально на каждого гражданина. В этом, на мой взгляд, самая распространенная ошибка в контрпропаганде. Мощное ментальное давление идет на массы-«толпу», то есть влияют на эмоциональное, подсознательное. В контрпропаганде же часто апеллируют к логике и фактам, то есть к каждому в отдельности.

Как это работает? Под конкретную острую тему, как правило, реальный факт, связанный с острой и массовой реакцией (война, стихийное бедствие, чрезвычайная ситуация и тому подобное), делается целевой вброс информации через мессенджеры с репутацией неподконтрольных властям, с полуправдой и завышенным градусом ужаса. Главное при таких вбросах — быстрота. Официальная информация обычно запаздывает. За это время фейковая «новость» обрастает всевозможными «подробностями и свидетельствами», тиражируется добровольными «диванными» пропагандистами на многомиллионную аудиторию.

Можно привести примеры из совсем недавнего прошлого. Все помнят в феврале эффект воздействия «достоверного слива в сетях реальной истории с ЧКВ Вагнера». «200 двухсотых летят в Россию», «прямое столкновение на земле российских и американских наемников», «третья мировая война уже идет!». Ряд подобных материалов, снабженных кустарным фейк-видео «с театра боевых действий», стартанул с раскрученных блогерских площадок в популярном мессенджере.

После этого вброса было инициировано массовое обсуждение ситуации в Сирии в сетях в перекрестных аккаунтах, которое распространилось на весь российский сегмент. Основные тезисы недовольных мало отличались от запущенных: «ЧВК — это тоже русские солдаты, за которых надо отомстить», «надо вывести всех наших солдат из Сирии» и так далее. Главной задачей этой провокации было показать слабость властей перед лицом «массового убийства» граждан России «официальными американскими войсками». Прямой подробный разбор обстоятельств инцидента в официальных медиа не сильно сбил «эффект уныния». И только прямое публичное вмешательство в информационную повестку начальника Генерального штаба Герасимова свело на нет и усилия боевых пропагандистов, и саму операцию американцев. Правда, осадок остался.

Второй пример появился в прошлое воскресенье. Страшная трагедия в Кузбассе — сгорел ТРК «Зимняя вишня» в Кемерово. Пока власти региональные и федеральные были заняты спасением людей, с украинских блогерских площадок запускается аудиоролик с расшифровкой «разговора МЧСника с городским моргом» — мол, «нужно подготовить 300 мест для принятия трупов, и то, наверное, не хватит». На фоне скудной информации от властей и шокового состояния людей этот фейк разлетается огромным тиражом и широко обсуждается всеми.

Основной «контент» таргетируется организаторами диверсии на кемеровских пользователей, а также на Москву и Петербург. Однако в отличие от случая с ЧВК Вагнера тут есть вполне реальный «автор». Это известный в интернете украинский пранкер Евгений Вольнов, который обзвонил кемеровские морги в воскресенье ночью и эти записи оформил как «вещдок» к своим постам о «300 жертвах, о которых молчат власти».

В результате произошла существенная дестабилизация ситуации в Кемерово на фоне реальной трагедии с 64 погибшими. Подобная технология стимулирования протестной активности привела к митингу в Кузбассе. И только приезд президента Владимира Путина на место трагедии, его общение с пострадавшими и объявление всероссийского траура позволило снять напряженность. При том, что в столицах лидеры несистемной оппозиции активно пытаются раскачать по этому поводу уличный протест.

Посмотрим, чем закончится эта провокация. Но в любом случае стоит понимать каждому: под видом распространения «правдивой» информации против россиян развернута полноценная пропагандистская кампания. Реагировать необходимо соответственно.

Автор — директор Международного института новейших государств

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...